На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

Право убежища

В древней Индии института религиозного убежища практически не существовало. "Обнищание и политическая вражда приводили к вынужденному бегству людей. В Индии отказ принять человека, который нуждался в убежище, считался позором, — пишет Антипов. — Раб не был субъектом права, он не считался человеком, его причисляли, например, в древней Индии к семи домашним животным".

 

А вот в Поднебесной империи право убежища существовало с первого тысячелетия до нашей эры. Им, в частности, несколько раз пользовался преследуемый своими врагами известный мудрец Конфуций. Однако до сих пор не совсем понятно, распространялось ли оно на всех жителей Древнего Китая, или же было "привилегией" исключительно тех, кто принадлежал к "ши" — служилому сословию (гражданские и военные чиновники). Известно лишь, что вопросами предоставления убежища занимались исключительно светские власти, священнослужители не могли без согласования с ними принимать "политических беженцев".

 

Тем не менее, известно, что в Поднебесной охотно предоставляли политическое убежище и иностранцам — например, вельможам кочевых племен, не нашедшим общего языка со своими ханами. Причем китайцы принимали не только самих проштрафившихся сановников и членов их семей, но и всех принадлежавших к одному с ними роду, то есть слуг, воинов и ремесленников. Этим "политэмигрантам" отводили специальные места для проживания, им назначали денежное содержание и даже включали знатных особ в китайский "табель о рангах". Ну и, конечно, назначали специального уполномоченного, в обязанности которого входило следить за беженцами, принимать от них жалобы и просьбы, а также регулировать конфликтные ситуации между ними и местным населением. 

 

 

 

Право убежища существовало в Древней Греции в двух разновидностях. В качестве защиты от применения силы в форме привилегии, даруемой полисом, греческим городом-государством. Вторая, в отличие от политико-правового аспекта, была сакральной: свободный или зависимый человек, искавший убежища в храме или у алтаря, в священной роще, в святилищах у статуй богов, считался неприкосновенным. При нарушении права убежища следовало сакральное или государственно-административное наказание.  

 

Иногда обе формы сливались воедино. В "Истории" Геродота читаем об одном таком хитроумном трюке: "Когда Крез осадил Эфес, эфесцы посвятили свой город Артемиде и протянули канат от храма богини к городской стене". В период эллинизма религиозная и политическая формы права убежища порождали акты милосердия. 

 

"Но и это убежище, которое предоставлялось рабам, имело ограничение. Причина, по которой раб мог воспользоваться убежищем, была одна — жестокое обращение с ним со стороны рабовладельца. Однако непременным условием было то, что раб должен был это доказать. Обращение раба с просьбой обеспечения его защиты, то есть предоставления убежища, приводило к судебному разбирательству. Если в ходе процесса подтверждался факт жестокости со стороны рабовладельца, раб подлежал продаже другому рабовладельцу (и не более). Вырученные деньги от продажи передавались прежнему господину. Если факты жестокого отношения рабовладельца к своему рабу не находили подтверждения, его возвращали хозяину. Таким образом, подобного рода укрывательства сами по себе не освобождали раба ни от власти рабовладельца, ни от наказания", — пишет Алексей Антипов. 

По мнению ряда исследователей, античное право убежища нельзя считать полноценным правом: "Отношения между государствами в древние века носили случайный характер. В этой связи явления, схожие с правом убежища, нельзя рассматривать … как право. Тем более данные отношения нельзя рассматривать как международный институт. Регулировались они в лучшем случае индивидуальными актами, а в основном вербальными договорами, которые предполагали покровительство". 

В Иудее могли обрести убежище в иерусалимском храме даже невольные убийцы. Но с ограничениями: это право распространялось только на свободных людей и судьи выносили окончательный вердикт — было ли их преступление преднамеренным или невольным. В библейской Книге Царств встречается такой эпизод. Адония, четвертый сын Давида, заявивший притязания на престол своего отца, узнав, что царем провозглашен Соломон, вбежал в храм и взялся за рога жертвенника. Тогда Соломон произнес свою знаменитую фразу: "Если он будет человеком честным, то ни один волос его не упадет на землю; если же найдется в нем лукавство, то умрет".

 

 

 

"В Римской республике право убежища применялось редко. Впервые право убежища находит некоторое распространение в Восточной Римской империи под влиянием греческого права убежища. В императорскую эпоху право убежища (прежде всего для рабов) стало составной частью культа императора", — авторитетно заявляет "Словарь Античности". Римские наместники умели извлекать выгоду из всего, в том числе и из права убежища. Наряду с экономическими преимуществами речь шла также о том, чтобы при возникновении нападения врага пользоваться всеми привилегиями местных жителей. Надписи на некоторых древнеримских монетах хвастливо заявляют, что их полис предоставляет право убежища. 

 

"Анализируя отношения, возникающие в связи с определением религиозных мест предоставления убежища (основа религиозной формы права убежища), а также его предоставлением на определенной территории (основа территориальной формы права убежища), можно сделать вывод, что предоставление убежища в Греции и Риме в определенной мере способствовало безнаказанности умышленных преступников", — подчеркнул в своей статье исследователь. 

 

Право убежища в христианских странах получило распространение на Западе во времена Гонория (384-423), а на Востоке — Феодосия II (император с 402-го по 450 год).  

 

Состоявшийся в IV веке Сардикийский собор "не просто закрепил соответствующее право, но и установил обязанность церкви оказывать убежище всем нуждающимся. Одно из правил, выработанных на Соборе, гласило: "Прибегающий в церковь да помогают", — уточняет Алексей Антипов. — С этого момента предоставление убежища в религиозных местах признается всей христианской церковью и прочно входит в каноническую практику". 

 

Просить церковного убежища были не вправе должники и уголовные преступники, а также люди, чьи религиозные догматы были несовместимы с христианским вероучением. Принятые в дальнейшем законы и другие нормативные акты почти на нет свели постановления Сардикийского собора. Последние остатки церковного права убежища были уничтожены в Византии в эпоху династии Комнинов.

На Западе в период Средневековья "монополия" на предоставление убежища перешла к католической церкви. В отличие от Античности явно был заметен перекос в сторону сакральности, а не политики. Однако превалировала не только христианская любовь к ближнему. Права убежища были лишены некоторые группы, в частности, рабы и евреи. Именно этот вариант права убежища, притерпев множество изменений, и дожил до Великой Французской революции, которая, как мы помним, породила новое толкование весьма древнего закона…

 

Нарушитель неприкосновенности убежищ подвергался церковному проклятию и гражданскому наказанию. Преступники в поисках убежища могли выдаваться гражданским судьям, но с условием не подвергать их смертной казни или увечью. По примеру церковного убежища императоры, а затем и удельные хозяева давали некоторым городам право быть местом убежища для определённого рода преступников. Например, город Ройтлинген служил убежищем для совершивших убийство в пылу гнева.

Христианский храм являлся главным убежищем довольно долго. Такое убежище имело огромное значение в варварских государствах, принявших христианство, но постепенно чистое церковное убежище стало терять своё значение по трём причинам:

  • того обстоятельства, что некоторые папы косвенно отрицали право церковного убежища для лиц, совершивших особенно тяжкие преступления;
  • упадка авторитета церкви во вторую половину средних веков;
  • распространение других форм убежищ, - смешанной и чисто светской.

С установлением в западных обществах твёрдого порядка, законности и с утверждением начала независимости государства от вмешательства папской власти, церковное право убежища и подобное право привилегированных городов мало-помалу пришли в забвение. Ордонанс (указ) Франциска I (1539) во Франции и закон 1624 года в Англии уничтожили церковное право убежища.

Типы убежищ

Религиозные

Во Франции

Классическим типом смешанного церковно-светского убежища являлись совте, так называемые французские «свободные поселения» (фр. sauvetés, от salvitates, salvae terrae), то есть «спасённые» земли, - отличавшиеся от первоначального представления о религиозном убежище.

Первоначальная презумпция заключалась в том, что проступок, совершённый в стенах церкви или монастыря, сильнее карается в загробной жизни; при этом проступком считалась и расправа с лицами, подлежащими наказанию. Вообще священная ограда не могла быть осквернена. В смутную эпоху феодальной анархии, когда всякое место, обеспечивающее человеку защиту, считалось драгоценной находкой и привлекало поселенцев, церкви и особенно монастыри пользовались связанной с храмом идеей убежища в целях собственной выгоды, ибо поселение, выраставшее в монастырской ограде, являлось источником доходов. Но с двумя неудобствами: во-первых, ограда была чересчур тесна, а во-вторых, трудно было питать уверенность в том, что соседний барон не вздумает в один прекрасный день напасть на поселение.

Свободное поселение устраняло оба неудобства: место поселения расширялось, и при помощи всяческих торжественных обрядов на расширенное место переносились права убежища, а во-вторых, соседние бароны клятвенно обязывались наказывать всякого нарушителя священной черты. В совте преобладал религиозный элемент, но мало-помалу в течение XI века появился смешанный тип убежищ, но с преобладанием светского элемента.

В Германии

В Германии религиозное убежище никогда не играло той роли, какую оно сыграло во Франции, стране, где христианство было принято раньше и сделало огромные успехи еще в римскую эпоху. В Германии идея убежища была по преимуществу светской идеей.

Смешанные

Такими убежищами были сёла или замки, основанные светскими баронами и ими же поставленные под покровительство какого-нибудь святого, обыкновенно патрона ближайшего монастыря; такие поселения объявлялись столь же неприкосновенными, как и храм, что было нетрудно сделать при помощи различных торжественных обрядов. Здесь принцип неприкосновенности исходил ещё из религиозной идеи, но постепенно исчезла необходимость связывать одно с другим, и появился новый тип убежищ - светский.

Светские

Во Франции

В различных частях Франции они носили различные наименования: вольный город (фр. villefranche или bourg franc), libertos, francitos. Идея убежища постепенно отрывается от храма и прирастает к поселению. Особенно плодотворной она оказывалась в процессе возникновения и развития средневековых городов.

Поселение, обладавшее убежищем, росло ускоренным темпом, ведь убежище привлекало новых жителей; увеличение количества жителей делало поселение более активным участником экономической жизни. Эпоха, когда убежище прикрепляется к поселению, почти совпадает с эпохой хозяйственного переворота и возрождения торговли, что в свою очередь содействует приливу населения в город. Оба процесса идут об руку и ведут к росту городов.

В Германии

В Германии идея убежища была по преимуществу светской идеей, она была тесно связана с другим представлением, которое проглядывает и во французских свободных поселениях, но там имеет другой источник. Это идея особенного «мира».

Если поселение наделено особенным миром, то это значит, что преступление, совершённое в его черте, карается сильнее, чем преступление, совершённое в другом месте. По немецкому праву каждое огороженное место пользовалось особым миром, но место укреплённое пользовалось высшим миром, ибо укреплённое место было бургом (нем. Burg - «крепость»), а право строить бург - королевская регалия. Король передавал свои прерогативы бургу. Поэтому в Германии нарушение мира в бурге каралось высшим королевским штрафом в 60 солидов.

Город был бургом; следовательно, он также пользовался особенным миром. А всякое место, пользующееся особенным миром, по немецкому праву было в то же время убежищем. Таким образом, в Германии идея светского убежища возникла самостоятельно, хотя первоначальный общий источник её тот же, что во Франции; только во Франции идея проходит от классической древности через всю римскую историю, а в Германии - восходит к источнику непосредственно.

Убежище защищало от всякого насилия; оно не знало разницы между самовольным насильственным действием и приведением в исполнение приговора власти. Следовательно, в городе не могло быть приведено в исполнение наказание, к которому приговорён преступник. Исключение было только одно: когда наказание должно было пасть на человека, совершившего преступление в черте города, мир не охранял нарушителей своих норм.

Местом убежища средневековый город делался поневоле: ему нужны были люди; он принимал преступников, снимал с них клеймо, восстановливал их в правах; таков принцип колонизации

Картина дня

наверх