На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

Битва за Пирей

 

 

К. Л. Гуленков
Москва

 

 


Статья посвящена
описанию одного из главных событий
Первой Митридатовой войны -
битвы между
понтийским стратегом Архелаем
и римским полководцем Суллой за Пирей.

В статье подчеркнута стратегическая
важность Пирея и определены
причины особого
упорства,
проявленного
обоими противниками.




***

Первая Митридатова война, одно из крупнейших военно-политических событий первой половины I в. до н. э., началась в 89 г. до н. э.1 со спровоцированного римлянами вторжения в Понтийское царство вифинского царя Никомеда IV. Однако стратеги Митридата VI Евпатора очень быстро разгромили вифинскую армию и поддерживающие ее римские отряды. После этого, практически не встречая сопротивления, понтийская армия двинулась дальше. В результате к середине 88 г. до н. э. Вифиния и почти вся римская провинция Азия оказались в руках понтийского царя.
В следующем 87 г. до н. э., помимо этих территорий, полководцами Митридата были захвачены еще и ряд островов Эгеиды, Южная Фракия, Македония, Беотия, Пелопонесс, Аттика, Эвбея (Арр. Mithr. 20-29)2 . Конец этим грандиозным успехам Митридата положил римский полководец Сулла, высадившейся в 87 г. до н. э. в Греции и осадивший, а через некоторое время (1 марта 86 г. до н.э.) и взявший Афины. Затем Сулла в двух битвах при Херонее и Орхомене полностью разгромил понтийскую армию. В 85 г. до н. э. возле небольшого городка Дардан был заключен мирный договор, условия которого практически возвращали противоборствующие стороны к довоенному положению (Рlut. Sulla. 22)3 .
Как мы видим, основные сражения Первой Митридатовой войны развернулись на территории центральной части Балканской Греции: в Аттике и Беотии4 . Связано это не только и не столько с устремлениями понтийского владыки5 , сколько с принципиально антиримской позицией, которую заняли в этот период Афины. Именно это подтолкнуло Митридата к отправке в Грецию своих основных военных сил6 .
Союз с Афинами был для Митридата крайне важен с точки зрения пропаганды. Авторитет Афин был в Греции столь велик, что даже одно только их заявление о переходе на сторону понтийского царя могло склонить (и склонило!) целый ряд других полисов к аналогичным действиям (ср. например Paus. Х. 7. 4). Но союз с Афинами, не обладавшими сильной армией, способной противостоять римлянам, накладывал на Митридата обязанность защищать их. Сложилась та же ситуация, что и двумя столетиями ранее, в период 2-ой Пунической войны, в отношении Ганнибала и Капуи.
В этой связи становится понятной особая значимость Пирея, обладая которым понтийский царь, господствуя на море, мог доставлять своим войскам все необходимое. Поэтому неудивительно, что именно Пирей оказался центром противоборства понтийцев и римлян. По сути, сражение за Пирей было центральным звеном всей войны.
Первым, в период этой войны, стратегическое значение Пирея оценил легат наместника Македонии пропретора Сентия, Бруттий Сура (Plut. Sull. 11), который, принуждаемый к отходу неприятелем решил овладеть еще никем не занятой крепостью (App. Mithr. 30)7 . Однако его опередил стратег Митридата - Архелай, который, воспользовавшись своим преимуществом - кораблями, быстрее подошел к порту. Так Пирей попал в руки понтийцев (App. Mithr. 30).
Произошло это, видимо, незадолго до высадки в Греции армии Суллы. Во всяком случае, Плутарх указывает, что Бруттий отвел свои войска по приказу легата Суллы Лукулла (Plut. Sull. 11), прибывшего в Грецию, как мы знаем, не намного раньше своего командира.
Пирей был достаточно сильно укреплен, особенно мощными были стены. По сообщению Аппиана: "Высота стен была до 40 локтей [17,5 м] и сделаны они были из больших четырехугольных камней" (App. Mithr. 30. Пер. С.П. Кондратьева). Веллей Патеркул говорит о многочисленных укреплениях порта (I. 23. 3). Орозий также свидетельствует о серьезных укреплениях, воздвигнутых вокруг Пирея, указывая на несколько рядов стен: "Сулла, которому после консулата выпало ведение Митридатовой войны, долго осаждал Архелая в Пирее, афинском порту, укреплённом семерной стеной (septemplici muro)" (Oros. Hist. VI, 2, 5. Пер. А.В. Короленкова). Подтверждает эти свидетельства и Флор (I. III. 5), указывающий, что Пирей был окружен шестью или даже большим количеством стен. Видимо сходная информация Орозия и Флора, основывается на недошедшем до нас тексте Тита Ливия.
Существующие укрепления Пирея, Архелай, видимо, дополнил новыми оборонительными сооружениями, рассчитывая использовать этот порт как свою основную базу8 в предстоящей войне против Суллы. Пирей, по замыслу Архелая, должен был стать его основным стратегическим пунктом на греческом побережье. Что и произошло спустя немного времени, после высадки Суллы и возвращения им большинства греческих полисов под власть Рима. Видимо, понимая всю опасность ввода своей армии в Афины, отрезанные от моря и, следовательно, от внешней помощи, Архелай остановил свой выбор на Пирее.
Замысел Архелая, как показали последующие события, оказался верным: римлянам пришлось приложить немалые усилия для того, чтобы
овладеть Пиреем - взятие Афин оказалось для них более простым делом.
Дальнейшие события, повествующие об осаде Пирея, очень подробно изложены в работе Аппиана (Mithr. 29-41), сведения которого можно лишь дополнить отдельными упоминаниями об этой осаде из сочинений Плутарха, Авла Геллия и Орозия, а также данными археологии. Пассаж о Пирее крайне интересен и важен для нас, так как, вероятнее всего, он позаимствован Аппианом из "Воспоминаний" самого Суллы9 . Это объясняет чрезвычайную подробность пассажа и его насыщенность специфическими военными терминами.
Скорее всего, именно такая военная мемуаристка бытовала в Риме вплоть до времени Цезаря, сочинение которого является единственным дошедшим до нас образцом этого жанра. Происхождение нашего основного источника - пассажа Аппиана - от мемуаров командующего одной из противоборствующих сторон - Суллы, объясняет преувеличение и значимость его удач и занижение действий другой стороны. То же можно сказать про данные о потерях.
После высадки в Диррахии, армия Суллы, пройдя маршем по Греции, подошла к Афинам10 . Оставив под стенами этого непокорного города небольшой отряд воинов, достаточный лишь для того, чтобы не дать афинянам возможность оказать помощь Архелаю, Сулла с основной частью своей армии устремился к Пирею.
Сулла надеялся захватить Пирей сходу и лишить тем самым противника возможности использовать этот порт в своих целях (Арр. Mithr. 29; Plut. Sull. 12). Однако поспешность, с которой был организован этот штурм, не позволила Сулле добиться удачного для него исхода. Штурмовые лестницы, имеющиеся у римлян, оказались недостаточной длины, а упорство противника, укрытого за мощными стенами, - непреодолимым. Поэтому, Сулла, понеся под стенами Пирея значительные потери, вынужден был отказаться от продолжения штурма и перейти к правильной осаде (Арр. Mithr. 30; Plut. Sull. 12).
Учтя опыт первого неудачного штурма, Сулла, не считаясь с тратами, стал заготовлять все необходимое для осады Пирея и Афин. В ближайших городах, Элевсине и Мегарах, Сулла организовал специальные мастерские, изготовляющие и ремонтирующие все нужные во время осады орудия. При этом Сулла совершил действия, на которые до него никто из римских полководцев, воевавших в Греции, не решался.
Во-первых, Сулла конфисковал значительное количество золотых и серебряных предметов из известнейших греческих храмов, благодаря чему смог наладить выпуск своей монеты. Во-вторых, он приказал вырубить священные рощи Академа и Ликея, расположенные рядом с Афинами. Эти рощи были не только посвященными божествам и потому неприкосновенными местами, но и обителями величайших философских школ - Платона и Аристотеля11 .
Подготовка римлян к следующему этапу компании против понтийцев и Афин была очень серьезной. Сулла приложил к достижению здесь успеха максимум усилий.
Труды римлян не пропали даром, в скором времени они имели все необходимые для осады орудия, в том числе несколько огромных башен (Арр. Mithr. 30). Пока строились осадные орудия Сулла возводил вокруг стен Пирея насыпь. Для строительства насыпи римляне использовали остатки Длинных стен, сооруженных еще при Перикле (Арр. Mithr. 30). План Суллы предусматривал возведение насыпи, высотой близкой к уровню стен Пирея, с последующей установкой на них специальной платформы, на которую, в свою очередь, должны были быть поставлены метательные орудия12 .
Осажденные в Пирее воины Архелая не сидели без дела, они пытались активно мешать римлянам. Архелай спланировал крупную вылазку, целью которой было уничтожение работающих на постройке насыпи римлян. По задумке понтийского полководца его пехота должна была атаковать римлян во фронт, а конница довершить начатый разгром ударами с флангов. Успех задуманной операции во многом основывался на элементе неожиданности: все должно было произойти днем. Кроме того, римляне были заняты на земляных работах и не должны были быть построены и вооружены для боя.
Но в общем неплохой план Архелая провалился. Сулла своевременно получил полную информацию о вылазке от двух рабов, написавших о готовящемся нападении на свинцовом снаряде для пращи и метнувших его в римлян. Как выяснилось, они и раньше метали такие снаряды с сообщениями, но римляне долгое время не замечали этого. Вероятно, сообщившие Сулле о вылазке, были насильно набранными в армию Митридата рабами. Этим своим поступком, они, видимо, хотели обеспечить себе возможность сохранения жизни в случае победы римлян. Но, так или иначе, Сулла был осведомлен о планах Архелая и принял соответствующие меры (Арр. Mithr. 31).
Римский полководец скрытно поставил позади работающих на строительстве насыпи, засадные отряды. Когда же уверенные в неожиданности их нападения понтийцы бросились на римлян, они были встречены еще более неожиданной для всех засадой. Большинство воинов, отправленных Архелаем на вылазку, погибло либо от оружия римлян, либо в волнах Эгейского моря, куда их оттеснил Сулла (Арр. Mithr. 31).
Не обескураженный неудачной вылазкой, Архелай, продолжает свою тактику активной обороны. По мере того как римская насыпь сравнивалась с уровнем стен Пирея, понтийцы надстраивали свои башни, поднимая тем самым свои метательные орудия выше римских13 . Кроме того, Архелай, начинает готовится к новой вылазке. Для этого он отовсюду собирает пополнение, в первую очередь с Халкиды и других мест Греции. Но воинов все равно не хватает, и Архелай вынужден даже поставить в ряды сухопутной армии своих моряков (Арр. Mithr. 31). Набор новых воинов объясняется, как потерями в ходе первой вылазки, так и тем, что Архелай вообще испытывал постоянную нехватку в живой силе14 .
Еще не зная точно о предателях в своей армии, Архелай тем не менее
на этот раз более осторожен и вылазка получается успешной. Ночью его воины атакуют римскую насыпь и уничтожают много осадных орудий, в том числе сжигают и одну из "черепах" вместе со всеми находящимися в ней приспособлениями15 . Однако радость понтийцев по поводу удачной операции оказывается преждевременной. Уже через 10 дней Сулла получает новую "черепаху" и устанавливает ее на прежнем месте. Это обстоятельство заставляет Архелая укрепить стену напротив "черепахи" дополнительной башней (Арр. Mithr. 31).

Картина дня

наверх