На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

СТАНУТ ЛИ ВОРЫ СУБЭТНОСОМ?

 НАШЕЛ ТА-АКОЙ ОТРЫВОЧЕК. ВОТ ПОНИМАЮ ЧТО НЕВЕРНЫЙ,А ДОКАЗАТЬ НЕ МОГУ.КАК НИ КРУТИ-ПОЛУЧАЕТСЯ ЧТО АВТОР ВРОДЕ КАК ПРАВ-И ВОРЫ-СУБЭТНОС.МОЖЕТ У ВАС ПОЛУЧИТСЯ ЕГО ОПРОВЕРГНУТЬ? МИЛОСТИ ПРОШУ! А между делом -смело приводим примеры блатной культуры (песен,фольклора),языка (фени),обычаев (понятий) и конечно же песен ,написанных о них .

 

А теперь научный текст-предмет обсуждения

 

Когда мы сравниваем людей из разных социальных ми­ров, становится ясно, что они пользуются разными карти­нами мира (43, с. 210). И вот здесь возникает важный для нас вопрос: а что такое, собственно, разные «социальные миры»? Только ли этносы их собой представляют? А разве субкультурные общности одной национальности не способ­ны создавать и транслировать своеобразные картины мира?

Очевидно, например, что у разных конфессиональных групп картины мира могут быть совершенно разными, даже если они принадлежат к одному этносу (возьмем, хотя бы христиан и мусульманских шиитов Ливана или шиитов и суннитов Ирака). А разве не сильно отличались в свое время картины мира у донских казаков, олонецких крестьян, у петербургских профессоров и нижегородских мещан, у раскольников и офранцуженных дворян? А ведь все они принадлежали к одному и тому же этносу.

Многие субкультурные общности вообще чрезвычайно похожи на этносы. Более того, к некоторым субкультурам практически целиком подходят наиболее общепризнанные определения «этноса».

Так, в одном из учебников этнографии утверждается, что современная трактовка понятия «этнос» восходит к опреде­лению, данному в 1923 г. С. М. Широкогоровым: «Этнос есть группа людей, говорящих на одном языке, признающих свое происхождение, обладающих комплексом обычаев, ук­ладом жизни, хранимых и освященных традиций и отлича­емых ею от таковых других групп» (20, с. 8).

Это определение полностью подходит не только этни­ческим, но и некоторым иным общностям, которые назы­вают субкультурами. Например, к криминальной субкуль­туре — «воровскому миру». В посвященном ему специаль­ном исследовании «Уголовная Россия» сказано, что «из всех преступных субкультур именно он выделяется устойчивос­тью этических норм, регулирующих его внутреннюю жизнь» (41, с. 52).

В этой субкультуре существует четкая и разветвленная нормативно-юридическая система. Есть в ней и свое ис­кусство: это и блатные гитарные песни, и художественная татуировка, и своеобразный фольклор. По традиции воры живут «семьей» и почитают друг друга «братьями». Суще­ствует и своя система трансляции субкультуры.

Как и многие этносы, «воровская субкультура» распола­гает территориями преимущественного расселения «воров». Достаточно вспомнить «Одессу-маму» и «Ростов-папу», как эти города именовали сами члены воровской субкультуры. Известны также целые кварталы и районы городов, густо заселенные ее членами (к примеру, Марьина Роща, Трубная площадь, бывшая Сухаревка в Москве).

В этой субкультуре существует собственный язык, имею­щий длительную историю и разнообразные источники про­исхождения (сегодня в свет выходят довольно объемистые словари этого языка) (38).

Сравним все сказанное о «воровском мире» с определе­нием этноса, приведенным выше, и придется признать, что «воры» — это самый настоящий «этнос». Действительно, это группа людей, говорящих на одном «воровском» языке («ботающих по фене»). У них есть свой комплекс обычаев, уклад жизни, хранимые и «освященные традиции и отли­чаемые ими от таковых других групп» и даже территории их преимущественного распространения.

Ну а если взять другое определение, которое сформу­лировал Э. Геллнер, — «общая культура и самосознание»,— и в этом случае «воровскому сообществу» вполне подходит название «этнос». Не случайно же одними из первых, кто занялся исследованиями этой криминальной субкультуры в последние годы, стали именно этнографы, рассматриваю­щие ее как своего рода особый этнос (35).

И дело отнюдь не в том, что определения С. М. Широкогорова и Э. Геллнера некорректны или неадекватны. Можно брать сколько угодно определений, даваемых и дру­гими авторами (см., напр., 6, с. 32). Все равно результат будет тем же: «воры — это особый этнос» (или, на худой конец, «субэтнос»).

Картина дня

наверх