На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

Выстрелы в Сараево (Масонский след?)

Во что стрелял Гаврила Принцип?

Эрцгерцог Фердинанд

Утром 28 июня эрцгерцог и его супруга Софи прибыли в Сараево. В сопровождении почетного караула они поехали по извилистым улицам города. Здесь обнаружилась одна странность. Несмотря на огромные толпы народа, собравшиеся кто для приветствия, кто любопытства ради, уровень безопасности явно не соответствовал важности момента.

 

По пути следования кортежа было расставлено весьма незначительное количество австрийских солдат.

В чем причина столь очевидной беспечности? Военные власти хорошо знали, что престарелый император Франц-Иосиф крайне болезненно реагировал на все случаи, когда эрцгерцога принимали "излишне помпезно", поскольку недолюбливал своего племянника. Последний прогневал монарха женитьбой на Софи Хотек, простой графине. Тем самым он нарушил законы о престолонаследии, неумолимые по части "сердечных дел". Император объявил детей от этого брака морганатическими, в силу чего они не могли в будущем претендовать на австрийский престол.

В толпе находилось всего около 120 полицейских. Однако их хватило, чтобы нейтрализовать нескольких террористов. Один боевик увидел рядом с собой полицейского и побоялся рисковать своей жизнью. Второго зажало в толпе, и он оказался не в состоянии высвободиться к нужному моменту. Третий не решился стрелять из опасения, что попадет в Софи.

Четвертому просто-напросто отказали нервы. Наконец, Кабринович метнул бомбу, но, по всей видимости, плохо прицелился, ибо она взорвалась под машиной эскорта, ранив армейского офицера. Согласно другой версии, она попала на складной верх автомобиля с эрцгерцогом, а тот не растерялся и сбросил ее вниз. Видя неудачу, Кабринович проглотил яд, который почему-то не подействовал, и тогда террорист кинулся в речку, практически высохшую от летней жары, где и был схвачен.

Как всегда вмешался Его Величество Случай. Услышав взрыв, Гаврила Принцип решил, что террористический акт удался, и направился в кафе, чтобы отпраздновать это событие. Однако Франц-Фердинанд благополучно добрался до ратуши, где его встретил не на шутку перепуганный мэр. Эрцгерцог был не робкого десятка. Выступив с кратким приветственным словом, он пожелал навестить в больнице полковника, пострадавшего от осколков бомбы Кабриновича. Разумеется, вся свита отправилась вместе с ним.

По пути к больнице машина, в которой находился эрцгерцог, повернула не там, где надо, и совершенно случайно поравнялась с кафе, из которого как раз в этот роковой момент выходил Принцип.


Увидев живого и невредимого Франца-Фердинанда, террорист быстро подбежал к автомобилю и произвел два прицельных выстрела из револьвера. Одна пуля попала эрцгерцогу в область шеи, пробив яремную вену, и застряла в позвоночнике. Софи привстала и, получив вторую пулю, которая ее смертельно ранила, упала на колени мужа. Тот, находясь в состоянии аффекта, обхватил ее голову руками и закричал: "Соферл, Соферл, пожалуйста, не умирай - живи ради детей!". Софи скончалась через пятнадцать минут после Франца-Фердинанда. На Принципа яд тоже не подействовал, и его схватили на месте преступления.


Реакция империи Габсбургов была вполне естественной. Австро-Венгрия сейчас же предъявила ультиматум Сербии и потребовала права произвести следствие в Белграде, послав туда своих юристов. Глава сербского правительства Никола Пашич слезно просил защиты у русского Государя. Николай II оказался перед сложным выбором и, в конце концов, он решил поддержать братский православный народ.

К сожалению, царь не ведал, что убийство эрцгерцога было задумано и организовано руководителем разведки Генштаба Сербии (в 1913-1915 годах) полковником Драгутином Дмитриевичем, прозванным за свою физическую силу Аписом, то есть быком. Кто скрыл от Государя истинные причины убийства - военный агент Артамонов, посланник Гартвиг или министр иностранных дел Сазонов, - это, видимо, навсегда останется тайной.

Под давлением Берлина, решившего выжать из убийства максимум возможного, Франц-Иосиф объявил войну Сербии. Принесенные сербской стороной извинения вполне могли удовлетворить австрийцев, по крайней мере на тот момент, но союзники твердо вознамерились разгромить Сербию и уже ни на что не обращали внимания. В ответ на демонстрацию силы Россия начала всеобщую мобилизацию - этого от нее, собственно говоря, и ожидали. Германия потребовала прекратить мобилизацию и, не получив ответа, 1 августа 1914 года объявила войну.


Следом за Россией оружие расчехлили Великобритания, Франция и ряд других стран. Грянула первая мировая война - война, приведшая к крушению четырех империй: Российской, Германской, Австро-Венгерской и Османской. К концу 1918 года эта война унесла жизни почти 20 миллионов человек.

 Кому мешал Франц-Фердинанд?

 В общественном сознании того времени утвердилась мысль (или, что скорее всего, ее утвердили), будто Франц-Фердинанд возглавлял военную и антиславянскую партию в Австрии, настоявшую на аннексии провинций. Именно эта мысль была внушена исполнителям покушения. Вряд ли 19-летние юнцы знали, что эрцгерцог склонялся к идее триализма, то есть предоставления автономии южным славянам, и искал на этой почве общий язык с Николаем II, имея целью восстановить союз трех императоров. Гордый немец, глубокий консерватор и хранитель многовековых основ монархии Габсбургов - он неожиданно проявил революционную по сути инициативу.

Будучи мудрым политиком, Франц-Фердинанд предвидел, что славянские народы, являющиеся гражданами его империи, несомненно приведут ее, рано или поздно, к развалу, расчленят на лоскутки. Чтобы предупредить это, он стал настаивать в Вене на равных правах для славян, наравне с австрийцами и венграми, рассчитывая тем окончательно привязать поляков, чехов, словаков, галичан, хорватов и сербов к габсбургскому трону.

Франц-Фердинанд показал себя отменным геополитиком. Он не терпел русских, но говорил: "Я никогда не поведу войну против России.

Я пожертвую всем, чтобы этого избежать, потому что война между Австрией и Россией закончилась бы или свержением Романовых, или свержением Габсбургов, или, может быть, свержением обеих династий... Война с Россией означала бы наш конец. Если мы предпримем что-нибудь против Сербии, Россия встанет на ее сторону, и тогда мы должны будем воевать с русскими".

Предупреждая рвавшегося в бой начальника австрийского Генштаба Конрада фон Гётцендорфа, эрцгерцог прямо указывал на тех, кому выгодна война: "Войны с Россией надо избегать, потому что Франция к ней подстрекает, особенно французские масоны и антимонархисты, которые стремятся вызвать революцию, чтобы свергнуть монархов с их тронов".

Так оно и произошло. Организаторы покушения хорошо знали, кого они решили ликвидировать, какие последствия вызовет это убийство.

Кстати, еще в 1912 году в одном из западных изданий появилось предсказание некоего масонского деятеля: "Эрцгерцог осужден и умрет на пути к трону".

Статс-секретарь Великобритании сэр Эдуард Грей оказался прав, когда пессимистически заметил: "Миру, вероятно, никогда не будет сказано все о подлинной стороне убийства эрцгерцога Франца- Фердинанда.  Судя по всему, мы никогда не будем иметь ни одного человека, который знал бы все, что надо было бы знать".

И все же, мы попытаемся разобраться в этом деле. История повторяется. Мир вновь пытаются столкнуть в пропасть войны, чтобы установить "новый порядок". Быть может, стоит вслушаться в далекое эхо ушедшей эпохи, ставшее вдруг таким громким и явственным? Быть может, стоит внять голосам людей, своими благими пожеланиями вымостившими дорогу в ад передела мира? Право, безопасность России стоит того.

 "Молодая Босния"

 

Все непосредственные участники покушения входили в подпольную организацию "Млада Босна" ("Молодая Босния"), которая, по странному стечению обстоятельств, не оставила после себя никаких письменных документов.

Организация возникла в 1912 году, вскоре после аннексии Боснии и Герцеговины монархией Габсбургов. Ее костяк составляли "мелкобуржуазные революционеры" социалистического толка, которые придерживались тактики индивидуального террора. Своей целью они считали освобождение страны от гнета австрийской империи и создание независимого государства путем воссоединения Сербии с провинциями. Помимо собственно сербов, в состав тайного общества входили хорваты, словенцы и отуреченные сербы, называющие себя мусульманами.

В течение 1910-1914 годов "Млада Босна" и ряд аналогичных ей организаций осуществили целую серию покушений: на генерал-губернатора Боснии и Герцеговины генерала Мариана Варешанина, министра финансов Австро-Венгрии графа Леона Билинского, королевского комиссара Славко Цувая и его преемника Ивана Шкерлеца.

За организацию убийства Франца- Фердинанда взялись члены организации - Данило Илич, Гаврила Принцип и несколько их единомышленников. Само покушение было намечено на 28 июня - годовщину разгрома Сербии турками на Косовом Поле в 1389 году.

Несмотря на большие цели, молодые террористы были пешками в чужой игре. За их спинами угадывалась мощная фигура человека, которого они знали только под псевдонимом "Апис". Также они знали, что возглавляемая "Аписом" тайная организация "Черная рука" дотянется, если потребуется, до любого из них, и дотянувшись, покарает без жалости и капли милосердия.

 "Черная рука"

Знак с «мертвой головой» тайной организации «Черная рука» (при масонской ложе «Молодая Босния»), член которой Гаврила Принцип убил 1 августа 1914 года в Сараево эрцгерцога Франца-Фердинанда и его супругу графиню Хотек, что спровоцировало начало Первой мировой (Великой) войны

 Вековая борьба за освобождение от турецкого ига закончилась в 1912 году победой славянских народов на подступах к Чаталадже - последней оборонной линии Истамбула. После этого сербы одержали победу над своими недавними союзниками болгарами и отняли у них Македонию. В Белграде эти успехи многим вскружили головы, и тогда созрела мечта о великом славянском государстве под эгидой сербов.

Но не все сербы разделяли эти идеи. Так, например, возникло течение, готовое ладить с Веной, и эти сторонники дружбы с Австрией одержали верх, когда в Белграде королем стал Александр Обренович с супругой Драгой. Но сторонники Великой Сербии с этим не примирились и устроили кровавый переворот, умертвив короля и королеву, а на престол возвели Петра из рода Карагеоргиевичей, чей предок "Черный Георгий" был известным героем в борьбе с поработителями-турками. Кровь и насилие, которыми сопровождался переворот, стали зловещим предзнаменованием будущего. И, действительно, тайное руководство политикой Белграда сосредоточилось в руках офицеров-заговорщиков, входивших в консперативную организацию "Объединение или смерть" ("Уедненье или смрт"), которая в глубоком подполье называлось еще проще - "Черная рука".

"Черная рука" ("Црна рука") возникла в 1911 году и базировалась в Сербии. Ее лидерами являлись полковник Драгутин Дмитриевич, майоры Велимир Вемич и Воцлав (Войя) Танкосич. Именно они организовали дворцовый переворот 29 мая 1903 года, зверски убив короля Александра и королеву Драгу. Надо сказать, что в проскрипционных списках этого тайного союза значились также болгарский царь Фердинанд, король Греции Константин, черногорский монарх Николай и... австрийский престолонаследник Франц-Фердинанд.

По своей тактике индивидуального террора "Черная рука" мало чем отличалась от "Молодой Боснии", но расходилась с последней в программных положениях. Националисты из "Черной руки" придерживались великодержавных планов. Задуманное государство южных славян, по их мнению, должно было стать "Великой Сербией".

Интересная деталь: во главе союза находилась Верховная Центральная управа, состоявшая из одиннадцати человек. Только они подписывались своими подлинными именами, все остальные члены организации имели лишь порядковый номер и слепо подчинялись приказам своего руководства.

Печать организации включала в себя изображение черепа и костей, кинжала, бомбы и сосуда с ядом, то есть практически все атрибуты террора. При вступлении в союз в письменном виде давалась клятва, которая подписывалась кровью. Неисполнение ее каралось смертью.

Когда стали известны планы Франца- Фердинанда, люди "Черной Руки" с ужасом поняли, что славянские народы Австро-Венгрии предпочтут стабильность и автономию подчинению сербам. Все они коренным образом отличались от сербов, проживших пять веков под владычеством турок, и по культуре и благополучию считавших себя гораздо выше этих претендентов на власть с Востока.

Апис и его друзья сразу почувствовали смертельную опасность свои планам и решили действовать немедленно, с целью устранения Франца-Фердинанда, как своего лютого врага и опасного конкурента, чье присутствие на Видовдан было лучшим доказательством его намерений привлечь на свою сторону всех многочисленных славян, населявших Австро-Венгрию. Таким образом, планы сербских националистов и масонов совпали.

Нет абсолютно никаких документальных подтверждений, но можно предполагать, что и само сербское правительство во главе с Николой Пашичем приняло решение ничего не ведать, но и не противодействовать... Хотя, по утверждению историка Роберта Эрганга, "несколько членов сербского кабинета, включая премьер-министра, знали о заговоре, и будь у них намерение помешать покушению, они бы легко с этим справились".

Так судьба человечества оказалась в 1914 году в руках одного человека - полковника сербской армии, начальника разведки Генштаба, но, главное, вождя "Черной руки" Аписа-Дмитриевича.

 Подготовка к покушению

 Как только Дмитриевич получил сообщение о намерении эрцгерцога посетить Сараево, он принял решение о покушении. С этой целью Апис подобрал трех студентов - Неделько Кабриновича, Трифко Грабеца и Гаврилу Принципа, которые прямо-таки горели желанием принять участие в "большом деле".

Апис представил юнцов членам "Черной руки" и заставил повторить клятву тайного общества: "Солнцем, греющим меня, землей, питающей меня, Господом, кровью моих предков, своей жизнью и честью я клянусь верности делу, сербской национальной идее и готовности отдать жизнь за него".

Под опекой Дмитриевича террористы прошли специальную подготовку, которая проходила на Баньице - учебном военном поле под Белградом, недалеко от военного министерства и русского посольства. Боевиков учили стрелять из револьверов по подвижным и неподвижным целям, прорыву через линию охраны. По некоторым данным, которые, правда, уже невозможно проверить, боевиков обучали и метанию бомб.

Пистолет, которым Гаврило Принцип производил выстрелы

Когда юнцов натренировали на убийство, каждому выдали по пистолету и гранате, а чуть позже - еще шесть бомб, четыре браунинга и дозу якобы цианистого калия для того, чтобы покончить с собой во избежание ареста.

Затем Апис тайно отправил террористов в городок Ужице, поближе к границе с Боснией. В ночь с 1 на 2 июня они с помощью пограничной стражи беспрепятственно проникли на сопредельную территорию, где их с нетерпением ожидали Данило Иличи и Радо Малобабич - доверенное лицо Аписа для связи с русским посольством. Некоторое время боевики отсиживались в домике Илича, который был известен как редактор социалистической газеты "Звоно" ("Колокол") и переводчик Максима Горького на сербский язык. Следуя инструкциям "черного полковника", он принял еще четверых террористов, вызвавшихся убить эрцгерцога.

Все эти события подробно описаны в книге бывшего сербского министра Слободана Ивановича, напечатанной уже после Первой мировой войны. По выходу в свет эта книга была конфискована, а ее автор немедленно уволен с министерского поста.

 Русский след

 И здесь возникает трагический вопрос: а был ли осведомлен о планах заговорщиков русский военный агент полковник Артамонов, вхожий ежедневно в сербское военное министерство? Он должен был доложить о полученной информации посланнику Гартвигу или советнику посольства Штрандтману. В свою очередь, получив "горячие" данные, они обязаны были незамедлительно довести их до министра иностранных дел Сазонова.

На бумаге сохранялся еще вековой давности Священный Союз, заключенный в 1815 году в Вене монархиями Европы: Австрией, Пруссией, Баварией, Саксонией, Россией и реставрированной бурбонами Францией. 

Сей договор предписывал сторонам приходить с военной помощью друг к другу, если монархический строй где-либо окажется под угрозой.

Император Николай I счел этот договор обязательным и в 1848 году послал свои войска на подавление Венгерского восстания, грозившего свергнуть династию Габсбургов. Летом 1914 года подготовка террористического акта в Сараево требовала от России вмешательства, то есть обуздания сербских националистов. Этого не произошло: то ли секретный доклад о планах "Черной руки" застрял в одном из русских - военном или дипломатическом - представительств в Белграде, то ли был положен под сукно в Петербурге. Или его не было в помине. Хотя, конечно, в это трудно поверить.

Итак, первым по цепочке проходит военный атташе в Белграде полковник Виктор Алексеевич Артамонов. Обвинения в его адрес звучали не только в Вене и Берлине. В 20-х годах поддержка Россией Сербии трактовалась некоторыми советскими историками, как "разжигание сербского национализма". Так, например, историк-марксист М.Н. Покровский называл убийство в Сараево провокацией русского Генштаба, что, в частности, нашло отражение в седьмом томе Малой Советской Энциклопедии 1930 года. Эту версию затем развивал нацистский историк Г. Юберсбергер.

Однако, уже после Первой мировой войны Артамонов трижды опровергал свое участие в заговоре в различных органах печати. Опубликованные уже в годы Советской власти документы из архивов царского времени также не подтвердили участия русских представителей в этом деле. Наоборот, из рапортов и телеграмм полковника Артамонова генералу Н.А. Монкевичу явственно просматривалось негативное отношение к этой тайной организации.

В телеграмме от 17 января 1912 года Артамонов сообщал: "Не скрою, что "Черная рука" через одного офицера сделала попытку войти в сношения со мной. Конечно, я немедленно и решительно отклонил приглашение переговорить с членами тайной организации, чтобы не дать им возможности примешивать при агитации имя России".

Между тем, заместителем Артамонова являлся небезызвестный А.И. Верховский, будущий военный министр в масонском правительстве Керенского, а затем красный комбриг.

Комбриг Александр Верховский

Один из его знакомых - археолог Тридвар Буржинский - утверждал в своих мемуарах, изданных за границей, что, по словам Верховского, покушение организовал именно полковник Артамонов. Не исключено, что если Верховский и говорил об этом, то в порядке "прогибания" перед новыми властями. Ведь в вопросе о Сараевском убийстве историческая школа пресловутого Покровского шла на прямые фальсификации. Так, например, утверждалось, что никто иной, как полковник Дмитриевич якобы разоблачил роль русских военных агентов в этом заговоре. На самом же деле Апис в своем рапорте от 10 апреля 1917 года описал лишь совместную работу с Артамоновым по организации агентурной сети в Австро-Венгрии. При этом Дмитриевич специально отметил, что о покушении Артамонов ничего не знал.

Зато уже упоминавшийся министр Иванович в своей книг уверяет, что Артамонов-то как раз и был осведомлен о контактах полковника Дмитриевича с террористами. Этой же точки зрения придерживался Валентин Пикуль в романе "Честь имею". По его мнению, "едва грянул сигнальный выстрел "Авроры", как чиновники министерства иностранных дел в Петербурге моментально изъяли из архивов секретные депеши Гартвига к Сазонову."

Гораздо больший интерес у исследователей вызывает другая ниточка, тоже ведущая от "Черной руки", но в другую сторону. Некоторые эксперты считают, что инициатива Сараевского убийства принадлежала не Дмитриевичу-Апису, а некоему штатскому по имени Люба Иованович Чупа - министру в кабинете Николы Пашича. Вступив в годы учебы в Брюсселе (крупный масонский центр) в масонскую ложу, он играл в создании общества "Объединение или смерть" гораздо большую роль, чем предполагалось ранее. Не исключено, что именно Чупа координировал действия группы "Молодая Босния". Дело в том, что еще до появления последней в Боснии возникло тайное студенческое общество "Свобода", во главе с Богданом Жераичем (в июне 1910 года он неудачно покушался на губернатора Варешанина и тут же застрелился). Так вот, две другие, наиболее колоритные фигуры в этом кружке - Данило Илич и Владимир Гачинович. Первый служил близкой связью молодых боснийских террористов, в его доме квартирует Принцип перед покушением на Франца Фердинанда... Второй - поддерживал постоянную связь с Чупой, высоко его ценил и называл "Мадзини молодой Сербии".

Однако Чупа остался в тени, а вот на Гачиновиче сходятся многие связи. Во-первых, он являлся членом боснийского кружка Илича-Принципа. Во-вторых, он одновременно состоит в двух сербских организациях - "Народная оборона" (1908-1910 годы) и "Черная рука". И, в-третьих, аккурат через него осуществлялся контакт с российскими революционерами. В Швейцарии Гачинович сходится с эсером Натансоном, а через него - с Луначарским и Мартовым. Но особенно близок этот серб с Лейбой Троцким, знакомство с которым, по всей вероятности, состоялось еще в начале Балканских войн, когда будущий красный главком подвизался в Сербии в качестве журналиста. Позднее Гачинович сходится в Швейцарии с Карлом Радеком, ставшим одним из лидеров большевистской партии и идеологом III Интернационала.

О принадлежности организаторов и исполнителей Сараевского убийства к "вольным каменщикам" более чем красноречиво свидетельствует стенограмма допроса убийц. Вот несколько выдержек из нее:

 Габринович: Казимирович - масон, даже в некотором роде один из их глав. Немедленно после этого (то есть после того, как были найдены убийцы, готовые совершить преступление - Е.П.) он уехал за границу. Он путешествовал повсюду - в России, Франции, был в Будапеште. Каждый раз, как я спрашивал Цигановича, в каком положении наши проекты, он отвечал: "Это будет, когда он (Казимирович) приедет". В это время Циганович мне также рассказывал, что масоны уже два года как приговорили наследника престола к смерти, но не находили людей для исполнения их приговора. Позже, когда он вручил мне браунинг и патроны, он сказал мне: "Этот человек возвратился вчера вечером из Будапешта". Я знал, что он совершил это путешествие по поводу нашего дела и что за границей он имел конференции с некоторыми кругами.

Председатель: Что за выдумки вы рассказываете?

Габринович: Это истинная правда, во сто раз более истинная, чем ваши документы "Народной Одбраны" ("Народной обороны". - Авт.).

Исследователь Сараевского убийства доктор Вихтль добавляет от себя: "Во всяком случае, имеет большое значение, что убийц не выпускали из Сербии и не давали им оружия до тех пор, пока Казимирович не возвратился из своего путешествия по ложам Будапешта, Киева, Парижа и Лондона; кроме того, при вступлении войск в Сербию были найдены документы, пролившие свет на это дело".

Далее во время процесса доктор Премузич задал Габриновичу вопрос - читал ли он книги Розика?

Габринович: Я читал его трактат о масонстве.

Премузич: Эти книги раздавались в Белграде?

Габринович: Я набирал их, работая в типографии.

Премузич: Скажите, верите ли вы в Бога или во что-либо?

Габринович: Нет!

Премузич: Вы масон?

Габринович: (смущается и минуту молчит, затем поворачивается к Премузичу и кричит). Почему вы спрашиваете меня об этом? Я не могу ответить вам на это!

Премузич: А Танкосич (правая рука Аписа-Дмитриевича - Е.П.) масон?

Габринович: (снова молчит, затем отвечает). Почему вы спрашиваете меня об этом? (помолчал) Да, и Циганович тоже.

Председатель: Отсюда следует, что вы тоже масон, ибо масон никогда не признается никому, кроме масона, что он принадлежит к секте.

Габринович: Пожалуйста, не спрашивайте меня об этом. Я больше ничего не скажу."

Вот еще выдержка из стенограммы процесса:

Председатель: Скажите еще что-либо относительно мотивов. Знали ли вы до того, как решиться на покушение, что Танкосич и Циганович были масонами? Имел ли влияние на вашу резолюцию тот факт, что вы и они масоны?

Габринович: Да!

Председатель: Получили ли вы от них поручение выполнить покушение?

Габринович: Я ни от кого не получил поручения выполнить это покушение. Масонство имеет отношение к покушению лишь в том, что оно укрепило меня в моем намерении. Масонство допускает убийство. Циганович говорил мне, что масоны уже более чем год тому назад приговорили к смерти эрцгерцога Франца-Фердинанда!

Председатель: Сказал ли он вам это до того или после того, как вы высказали ему ваше желание совершить это покушение?

Габринович: Мы и раньше говорили о масонстве, но он ничего не сказал о смертном приговоре, пока мы не условились вполне относительно покушения".

Вот еще выдержка, извлеченная из допроса Гаврилы Принципа.

Председатель: Говорили ли вы о масонстве с Цигановичем?

Принцип (дерзко): Почему вы спрашиваете меня об этом?

Председатель: Я вас спрашиваю, потому что хочу знать. Говорили вы с ним или нет?

Принцип: Да, Циганович говорил мне, что он масон.

Председатель: Когда он вам говорил это?

Принцип: Он мне сказал это, когда я спросил его относительно средств для выполнения покушения. И он прибавил, что поговорит с неким лицом и получит от него необходимые средства. В другой раз он рассказал мне, что наследник престола был приговорен к смерти в масонской ложе.

Председатель: А вы тоже масон?

Принцип: Зачем этот вопрос? Я не буду на него отвечать. (Помолчав). Нет.

Председатель: А Габринович масон?

Принцип: Я не знаю. Может быть. Однажды он мне сказал, что намерен вступить в ложу".

 Уже упоминавшийся доктор Вихтль пишет: "28 июня 1914 года эрцгерцог Франц-Фердинанд, наследник престола, был убит в Сараево сербами-масонами, которых поддерживало мощное тайное общество "Народна Одбрана"; майор Танкосич, снабдивший убийц оружием, был масоном, равно как и Циганович, лично вручивший им браунинги и бомбы. Важно и то, что заседания белградской ложи происходили в доме, где помещалось названное тайное общество.

Сами убийцы сознались, что Циганович был масоном. Необходимые для организации покушения деньги были доставлены масоном, д-ром Казимировичем, который совершил с этой целью в апреле 1914 г. путешествие во Францию и Англию. Подлинность этих фактов установлена. Наконец, во время Сараевского процесса несколькими свидетельскими показаниями было доказано, что убийство наследника престола было предрешено масонством еще в 1912 году, но выполнение задержалось за отсутствием подходящих исполнителей. Либеральная пресса всего мира обошла этот процесс полным молчанием".

 Перед надвигающейся тьмой

Гаврило Принцип (фото из уголовного дела)

 Те, кто непосредственно шли на риск, понесли кару. По сараевскому процессу были осуждены шестнадцать человек. Трое, в том числе Илич, - казнены. Остальные были приговорены к различным срокам тюремного заключения - вплоть до пожизненного. Гаврила Принцип, Неделько Кабринович и Трифко Грабец получили, как несовершеннолетние, двадцать лет и отбывали наказание в имперской тюрьме Терезиенштадта (Австрия). До освобождения никто не дожил. Последним умер от туберкулеза Принцип. Трупы сербских террористов тайно зарыли на тюремном кладбище, а могилы сравняли с землей...

Участники покушения на эрцгерцога Фердинанада в зале суда

А остальные заговорщики? Танкосич погиб на войне в 1915 году. Апис-Дмитриевич провоевал с немцами все четыре года, пока с остатками сербской армии не был приперт к морю на Салоникском фронте. И в этот момент его по приказу сербского правительства неожиданно арестовали. То ли королевич Александр боялся "черного полковника", то ли Никола Пашич посчитал нужным полностью освободиться от свидетеля террористических актов, совершенных с его ведома... Липовый процесс не заставил себя ждать, и 26 июня 1917 года полковник Дмитриевич решением военно-полевого суда был расстрелян. Так сербы устранили главного свидетеля и одного из инициаторов трагедии, приведшей к ужасающим последствиям.

При загадочных обстоятельствах ушел из жизни Владимир Гачинович.

В августе 1917 года он внезапно занемог. Швейцарские врачи оперировали его дважды, но так ничего и не обнаружили. 11 августа Гачинович скончался. Троцкий посвятил ему некролог. Имело ли место отравление - это остается загадкой. Интересно, что еще в 1916 году Гачиновичу угрожал его прежний соратник Голубич, а предводитель далматских студентов Черина специально приезжал в Женеву с целью убить Гачиновича, которого он считал "виноватым во всем". В чем же? Казалось бы, убийство удалось, его виновники были не выданы, а арестованы на месте. Чем же так навредил Гачинович, что его хотели лишить жизни? И оправдывался он как-то странно: "Я сказал только Троцкому..." Что сказал? Вероятно, речь шла о готовящемся покушении и о каких-то связанных с ним обстоятельствах, которые до сих пор остаются в тайне. Те, кто владел информацией, давно исчезли.

Очевидно, именно эту тайну пытался приоткрыть на московском процессе в 1937 году Карл Радек, когда неожиданно для всех заявил: "Я хотел бы также рассказать о... тайне войны... Одна часть этой тайны была в руках молодого сербского националиста Принципа, который предпочел умереть в тюрьме, но не открыть ее... Я не могу скрыть эту тайну и унести ее с собой в могилу. Если бы я скрыл эту правду, ушел с ней из жизни, как Зиновьев и Мрачковский... то в момент смерти я слышал бы проклятия людей, которые погибнут в будущей войне и которым я своей информацией дал бы в руки орудие против надвигающейся войны".

Карл Радек

Радеку тогда не дали договорить. Что он хотел сказать - осталось тайной. Но, похоже, Троцкий, Зиновьев и Радек знали о готовящемся покушении, знали, какие последствия оно может вызвать, но предпочли молчание, возможно, считая, что война породить ту самую перманентную революцию - эту idee fixe, о которой не уставали говорить Троцкий со товарищи. Во всяком случае, друг Троцкого - Гачинович - не только находился в постоянном контакте с Иличем и Принципом, но и непосредственно руководил ими.

Вместе с масонами плодами войны воспользовались и революционеры. Не странно ли, что и те и другие имеют отношение к убийству в Сараево? Нет, не странно, ибо так было во многих других случаях. Не исключено, что уже тогда, накануне Первой мировой войны, было заключено негласное соглашение о разделе сфер влияния в будущем - своего рода пакт Молотова-Риббентропа. Может быть, именно эта тайна хранится с такой тщательностью? А лидер далматских студентов Черина мстил тогда Гачиновичу за превращение югославского освободительного движения в орудие масонов и международных авантюристов - на что, возможно, и намекал Карл Радек.

 

Евгений Павлов,
директор исследовательского фонда
"Национальный разведывательный центр"
© "Спецназ России"

Опубликовано на http://www.monarchruss.org/index.php?option=com_content&task=view&id=261&Itemid=30

 


Картина дня

наверх