Этносы

4 451 подписчик

Свежие комментарии

  • Нина Шалева13 марта, 14:14
    По всей видимости так, сказано в 2-3 словах. На самом деле Всемирная история очень подробная и описывает разные народ...ДРЕВНЕГЕРМАНСКИЕ ...
  • Нина Шалева3 февраля, 19:44
    Автор пишет, что слово "бурный", как производное Буров - поселенцев из Голландии. А может наоборот --- Буры от слова ...Буры как нация.На...
  • Нина Шалева3 февраля, 19:40
    Как ни странно, везде одно и то же. Манделла коренной житель Африки, африканец. Но почему то никто не берет в расчет,...Буры как нация.На...

Создание шотландского эпоса: Джеймс Макферсон

Создание шотландского эпоса: Джеймс Макферсон

Джеймс Макферсон роисходил из горной области Баденох на севере Шотландии. Окончил Кингз-колледж в Абердине. Писал стихи, работал школьным учителем в родном городе Рутвен близ Инвернесса,Шотландия. Знал гэльский язык – разговорный язык шотландских горцев (относится к кельтской языковой семье). Его близким родственником по клану был выдающийся гэльский поэт Лахлан Макферсон  (1723 — ок. 1795). В 1758 г. Джеймс Макферсон опубликовал поэму «Горец» (The Highlander), а в 1760 г. — книгу «Отрывки древней поэзии, собранные в горах Шотландии», изданную анонимно. Затем, в 1760 г., Макферсон был направлен эдинбургской коллегией адвокатов в горы на севере Шотландии на поиски материалов об эпическом герое Фингале (Финне Маккулле), о деяниях которого рассказывал его сын Оссиан (см. пост - http://s30556663155.mirtesen.ru/blog/43804545158/Ossian:-zhi... ). Для такой экспедиции имелись основания: неграмотные гэльские сказители ещё недавно способны были многократно и слово в слово повторить старинные легенды, в записанном виде превышавшие 80 тысяч строк. Но, судя по всему, на слишком большое углубление в материал у Макферсона не было ни средств, ни времени. Вскоре книга вышла почти сразу двумя изданиями; а меньше чем через год её перепечатали в Лондоне.

Издание имело успех, и на собранные по подписному листу деньги Макферсон предпринял ещё одну поездку в горную Шотландию за новыми материалами. Так появились поэмы «Фингал» (Fingal, 1762) на основе легенд о Финне Маккулле и «Темора» (Temora, 1763), якобы созданные легендарным ирландским героем Оссианом в III веке. Затем Макферсон объединил их с «Отрывками» в «Сочинения Оссиана, сына Фингала, переведённые с гэльского языка Джеймсом Макферсоном». Поэмы Оссиана завоевали огромную популярность в Европе и Америке, однако тайна была раскрыта, и Макферсон был обвинён в литературной мистификации.

Сочинения Макферсона обеспечили ему значительное состояние. Его «оссиановские» поэмы были, в сущности, лишь вольной обработкой подлинных кельтских преданий. Но славу литературного фальсификатора принесли Макферсону неприятные лондонской элите «наглость и псевдоучёность», при посредстве которых он пытался отстоять научную доброкачественность своих публикаций (не следует забывать, что геноцид горцев, последовавший за Каллоденом (1746), был памятен и сторонникам правящей династии, и горцам, а клан Макферсонов числился одним из наиболее мятежных). Подлинность так называемых «поэм Оссиана» поставил под сомнение Самуэль Джонсон. 

Создание шотландского эпоса: Джеймс Макферсон

Джеймс Макферсон (до 1762 г..)

После «разоблачения мистификации» с Оссианом  Макферсон пытался переводить Гомера, но потерпел неудачу. Два года он провёл в Америке, где был секретарём губернатора Флориды, затем вернулся в Лондон, стал членом парламента. Макферсон умер в своём поместье Беллвил. Длинной поминальной элегией в традиционном гэльском жанре «cumha» откликнулся на смерть Макферсона гэльский поэт Дункан Маккай. Из Шотландии, где скончался Макферсон, его тело было доставлено в Лондон; он похоронен в Вестминстерском аббатстве, в нескольких шагах от своего злейшего врага Джорджа Джонсона. 

После смерти Макферсона его литературная мистификация стала «общепризнанным фактом», однако современная наука склоняется к тому, что он не столько фальсифицировал поэмы, сколько скомпилировал и отредактировал подлинные сказания в духе сентиментализма. До 30 фрагментов, включенных в «Поэмы», обнаружены в так называемой «Книге декана острова Лисмор», гэльск.Leabhar Deathan Lios Mòir, манускрипте, который в 1512—1526 годы составили из записанных ими старинных шотландских легенд братья Джеймс Макгрегор, гэльск. Seumas MacGriogair ) и Дункан Макгрегор (Duncan MacGregor, гэльск. Donnchadh MacGriogair).

Создание шотландского эпоса: Джеймс Макферсон

Другие исследователи считают, что в действительности «поэмы О.» являлись собственными произв. Макферсона, использовавшего в разной степени близости сюжеты и мотивы гэльского фольклора, к-рые он досочинял и обрабатывал в преромантическом духе. Созданные им «поэмы О.» героико-элегического содержания, проникнутые меланхолическим лиризмом, имели всеевроп. успех, были восприняты как воплощение «северного» нар. духа и вызвали множество подражаний и пер., среди которырых особую популярность имел фр. пер. Пьера Летурнера (Le Tourneur, 1736–1788) «Оссиан, сын Фингала, бард третьего века: Гальские стихотворения» (Ossian, fils de Fingal, barde du troisieme siecle: Poesies galliques. Paris, 1777. 2 t. — и переизд.; П. приобрел изд. 1799, см.: Библиотека П. № 1230).

Несмотря на поставленные под сомнение достоинства поэм Макферсона, несмотря на его стилизаторство в духе предромантизма, «поэмы Оссиана» оказали огромное влияние на европейскую и, в частности, русскую литературу. 

В России интерес к О. проявился с конца 1780-х в связи с утверждением преромантических. и сентименталистских идей. Державин, Карамзин, Батюшков, Гнедич, Жуковский, Баратынский и многие другие поэты переводили их и подражали им. Следует специально отметить, что рифмованное переложение одной из коротких поэм «Оссиана» — «Кольна» выполнено Пушкиным в юности (у Макферсона «Кольна-Дона»); ею завершается второй том «Поэм Оссиана».

Одним из первых переводчиков был Н. М. Карамзин, возгласивший в программном сочинении «Поэзия» (1787): «Велик ты, Оссиан, велик, неподражаем!» Решающее значение имел полный пер. Е. И. Кострова, выполненный по пер. Летурнера: «Оссиан, сын Фингалов, бард третьяго века: Гальския стихотворения» (M., 1792. 2 ч.; 2-е изд. СПб., 1818), после чего поэмы О. стали перелагаться стихами разными рус. поэтами, в т. ч. В. Л. Пушкиным, В. В. Капнистом, Н. И. Гнедичем и др., и появились оригинальные произведения на оссиановские темы, из к-рых самым выдающимся была трагедия В. А. Озерова «Фингал» (1805). Особое значение образность поэм О. с их героико-патриотическим пафосом приобрела в годы Отечественной войны, что проявилось в поэзии В. А. Жуковского, К. Н. Батюшкова, К. Ф. Рылеева и др. В то же время увлечение оссианизмом рус. поэты нач. XIX в. переживали, как правило, в молодые годы, в процессе овладения романтической поэтикой.

П. первонач. знакомился с поэмами Оссиана по пер. Кострова, к-рый Н. Ф. Кошанский сделал настольной книгой лицеистов. По Кострову было создано раннее ст-ние «Кельна» (1814) — переложение «Кольна-доны» («Colna-dona»), единственной поэмы О. с благополучным финалом и предвидением счастливого будущего. При этом Пушкин опустил описание охоты и усилил любовную тему в духе поэзии Э.-Д. де Парни. Стихотворение «Эвлега» (1814) — вольный пер. отрывка из поэмы Парни на скандинавский сюжет «Иснель и Аслега» («Isnel et Aslega») — проникнуто оссианической образностью, присущей и оригиналу (оссианизм и скандинавизм переплетались в европ. лит-рах). В балладе «Осгар» (1814) П., воспользовавшись сюжетом отрывка из «Иснеля и Аслеги», изложил его в стиле О., дал героям оссиановские имена, ввел образ рассказчика-барда и в конце даже упомянул Фингала. Влияние О. в рус. поэзии, связанное с Отечественной войной, воспринятое через Батюшкова, проявилось в ст-нии «Воспоминания в Царском Селе» (1814), где воен. тема трактуется в системе оссианических образов. В целом же поэмы Оссиана. способствовали формированию в поэзии П.-лицеиста лиро-эпического повествования.

В дальнейшем П. утратил интерес к поэмам Оссиана, поняв, что они устарели, и это отразилось в «Руслане и Людмиле», где обрамлением послужил пер. первой фразы поэмы О. «Картон» («Carton») в форме двустишия: «Дела давно минувших дней, Преданья старины глубокой» (Акад. IV, 7, 86). Имена Финна и Наины во вставной повести о герое, к-рый безуспешно пытался завоевать сердце красавицы, пока она не превратилась в дряхлую старушонку, ассоциировались в сознании современников с Фингалом и Мойной, героями трагедии Озерова «Фингал», и осмыслялись как пародия. Пародийным был и поединок Руслана с головой, где оссианическая образность стилистически снижается просторечием и комизмом ситуации. Примерно в 1825, читая статью П. А. Вяземского «О жизни и сочинениях В. А. Озерова», П. на полях отметил «однообразие Оссиановских поэм» (Акад. XII, 231). Имевшееся у П. англ. изд. «The Poems of Ossian, translated by J. Macpherson, Esq» (London, 1825) осталось неразрезанным (Библиотека П. № 1120).

В ЛГ (1830. 21 янв. № 5. С. 40) была напечатана аноним. заметка «Когда Макферсон издал “Стихотворения Оссиана”...», в к-рой сообщалось о полемике по поводу подлинности поэм О. и говорилось: «Известный критик доктор Джонсон, человек отменно грубый, сильно напал на Макферсона и называл его обманщиком и злоумышленным делателем подлогов». Далее приводился пер. резкого ответного письма Джонсона Макферсону «как поучительный пример для наших критиков» (Акад. XI, 281). Принадлежность заметки П. не доказана, однако несомненно, что он знал о ней и, видимо, одобрял ее.

Ю. Д. Левин  

 

http://www.33plus1.ru/Decor/Art/Russian/MIF/oseian.htm

Еще материалы о Дж.Макферсоне и поэмах Оссиана:

http://sokrytoe.net/29067-poemy-ossiana.-mistifikaciya-makfe...

 

 

Картина дня

наверх