На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

ГАРАМАНТЫ- ЖИТЕЛИ САХАРЫ

сахара, цивилизация, культура, населениеПленный гарамант, вышедший на арену к диким зверям.
Древнеримская мозаика, музей Триполи

Мало кто, думается, не слышал о Троянской войне, о раскопках Шлимана, нашедшего в 1870-х годах на северо-западе Малой Азии древнюю Трою. Напомню, что многолетние исследования подтвердили, что город был взят и разрушен после длительной осады около 1260 года до н.

э. Приблизительно к этому времени, точнее к началу ХII века до н.э., относится распад Хеттского государства, существовавшего в центральной и восточной части Малой Азии с XVIII века.

О гарамантах, создавших некогда в Центральной Сахаре интересную самобытную культуру, даже минимальную информацию найдешь не в каждой энциклопедии. Науке неизвестно ни время и обстоятельства появления этого народа на исторической сцене, ни то, куда он сошел с нее после арабского завоевания Северной Африки в VII веке н.э.

Свирепые вымирают первыми

«Отец истории» Геродот в V веке до н.э. писал о гарамантах (живших в Феццане, юго-запад современной Ливии) как о многочисленном племени; в своих набегах на «пещерных эфиопов» они использовали двухколесные повозки, запряженные двумя или четырьмя конями. Римский историк Тацит (I–II века) характеризует гарамантов как «свирепое племя, своими набегами наводившее ужас на соседей». Есть свидетельства Теофраста, Страбона, Вергилия, Плиния Старшего, Птолемея и других античных авторов, греков и римлян. Они писали о гарамантах периода их расцвета, когда этот народ доминировал на огромном пространстве – от побережья Средиземного моря до населенных негроидными народами стран Судана.

О конце гарамантской цивилизации написал (через семь столетий после того, как это произошло) арабский историк XIV века Ибн Хальдун. В своем труде «Китаб аль Ибар...» («Книга назидательных примеров по истории арабов, персов, берберов и народов, живших с ними на земле») он рассказывает о том, как арабское войско под командованием Окбы ибн Нафи разгромило гарамантов и захватило их столицу Гараму. Произошло это около 669 года. После этого события никаких известий о гарамантах уже не было. Был народ – и исчез?

В какой, однако, связи ахейцы и троянцы раннедревнегреческой эпохи, малоазийские хетты и центральносахарский народ гараманты?

«Народ моря» переходит в нападение

Связывают их, по мнению многих ученых, события, происходившие в XIV–XII веках до н.э. на Балканах. Имеются в виду массовые передвижения к югу народов северных балканских областей; под их давлением началась миграция части населения материковой Греции, островов Эгейского моря и острова Крит в Малую Азию, Египет и в земли, лежавшие к западу от Египта. В египетских документах с конца XIV века до н.э. то и дело встречаются записи о походах и нападениях «народов моря». Второй половиной XIII века датирована надпись фараона Мернептаха о победах над ними. Около 1200 года воинственные переселенцы из восточного Средиземноморья были разбиты армией Рамзеса II.

Французский археолог Анри Лот имел все основания констатировать, что «Центральная Сахара была в период неолита одним из самых населенных центров первобытного общества <┘> в этой некогда покрытой необозримыми пастбищами пустыне существовали многочисленные и отнюдь не легендарные культуры». Последнее усыхание Сахары, продолжающееся и в наше время, началось в III тысячелетии до н.э.

Наскальные изображения людей, которые по своему антропологическому типу, одеждам, вооружению заметно отличаются от изображений сахарских аборигенов того времени, дали ученым основание говорить о них как о пришельцах в эти места. Анри Лот допускает, что среди них могли быть выходцы не только из южной Европы, но и с европейского Севера: их изображали с синими глазами. Время появления этих светлокожих людей с копьями, дротиками, мечами, круглыми щитами, как и колесниц с конями, – II тысячелетие до н.э. (тут разногласий у исследователей нет).

Ученые обратили внимание, что стиль изображения несущихся коней («летящий галоп»: лошади как бы «парят» в воздухе, не касаясь копытами земли) аналогичен стилю подобных изображений в микенском искусстве острова Крит и материковой Греции; конструкция колесниц, изображенных на скалах Сахары, – того же типа, что на памятниках Эгейского региона. И тогда логика размышлений заставила исследователей вспомнить о походах «народов моря».

Наскальные изображения и исследования палеоантропологов говорят о том, что, потерпев неудачу в длительной борьбе с Египтом, эгейские пришельцы постепенно смешивались с местными ливийскими племенами (этнонимом «ливийцы» (libues) греки называли все коренное европеоидное население Северной Африки, а всю Африку – по их имени – Ливией; для обозначения негроидных народов использовался обобщенный этноним «эфиопы»). Мигрируя в глубь Сахары, они все более ассимилировались в ливийском населении; в свою очередь, ливийцы усваивали различные элементы военной, хозяйственной, бытовой культуры эгейцев.

Как виделось талантливому российскому историку и этнографу Ю.К.Поплинскому, именно к этому периоду относится начало сложения гарамантского этноса и гарамантской цивилизации: совершался синтез «этнического суперстрата (эгейцев) и этнического субстрата (ливийцев), в результате чего впоследствии возник новый этнос – гараманты».

 
Прическа гараманта (по А.Лоту).

Гарамант, сын Аполлона

Культура гарамантов была в основе своей такой же, что и у других ливо-берберских народов; их основными хозяйственными занятиями были скотоводство и земледелие. Но, усвоив многие достижения восточносредиземноморской цивилизации, они сумели занять доминирующее положение в Северной Африке. Целый ряд культурных явлений у гарамантов можно объяснить только близкими, устойчивыми, достаточно длительными контактами с эгейцами.

Это – формы захоронений, которые сходны с теми, что были в разных регионах Эгейского мира (в частности, на острове Крит). Водоснабжающая система (фоггары), боевая колесница гарамантов – того же происхождения.

Исследователи отмечают, что суффикс -ант в слове «гарамант» явно пеласгического происхождения (пеласги – племена, которые проживали на территории Греции в III–II тысячелетиях до н.э., ассимилированные в дальнейшем так называемыми протогреческими племенами).

Бесспорный интерес представляет и критская легенда о происхождении гарамантов. Согласно ей дочь критского царя Миноса Акакаллида, поселенная отцом в Африке (в Ливии), родила от Аполлона сына Гараманта, от которого и пошел один из ливийских народов – гараманты.

Роль, которую гараманты в течение более полутора тысячелетий играли в жизни и судьбах населения огромного региона, была очень большой. Они являлись основными торговыми посредниками между странами Судана и средиземноморского побережья (колониями финикийцев, Карфагенской державой, позднее – африканскими провинциями Рима и самим Римом непосредственно). Фактически под контролем гарамантов были едва ли не все оазисы и караванные пути Сахары. Сильное и динамичное войско обеспечивало такое положение гарамантов в древней и раннесредневековой Северной Африке. В разных ее областях – изображения двухколесных гарамантских колесниц, запряженных четверками лошадей.

Их столицей была Гарама (ныне – оазис Джерма на юго-западе современной Ливии). Плиний характеризует этот город как «преславный». Раскопки археологов свидетельствуют, что в первые века н.э. здесь были мощеные улицы, водопровод (фоггары – цепь колодцев, которые соединялись штольнями), работали разнообразные мастерские (в частности, найдено много искусно изготовленных гончарных изделий).

Гарама была этнополитическим и культовым центром гарамантов. В окрестностях города обнаружено не менее 60 тыс. захоронений, что говорит о его значительных размерах. По отношению к этому периоду историки считают возможным говорить о гарамантском обществе как о складывающейся государственной организации с достаточно сильной центральной властью. У них была своя письменность. В 569 году гараманты приняли христианство.

«Римские каникулы» гарамантов

Они долго и упорно сопротивлялись римской экспансии в Африке. В 19 году н.э. римские легионеры под командованием Корнелия Бальба взяли Гараму. Однако и после этого гарамантские отряды продолжали наносить римлянам чувствительные удары, отражая их попытки продвинуться во внутренние районы Сахары и далее в Судан, взять под контроль основные торговые пути северной половины континента.

В конце I века римляне были вынуждены заключить с гарамантами договор о «дружбе». Именно от гарамантов Рим получал слоновую кость и золото, диких зверей и страусовые перья, черных пленников – рабов. Могущественный Рим с почетом принимал у себя гарамантских послов, вел с ними переговоры.

В эпоху восстаний североафриканских племен против Рима (конец II–IV веков) гараманты выступали едва ли не главной ударной силой. К началу V века с римским владычеством в Африке было покончено. Это время стало пиком развития гарамантской цивилизации.

Что произошло с гарамантами после VII века? Бесспорно, сильнейший удар по этому народу нанесло арабское завоевание. Была разрушена вся структура гарамантского общества; не стало верховной власти, войска, основные источники доходов перешли в руки победителей-арабов.

Все чувствительнее наступала пустыня. Основная область проживания гарамантов (Феццан) постепенно, но неуклонно заселялась кочевниками-берберами, которые по образу жизни, типу хозяйства, социальным отношениям были, с одной стороны, во многом близки гарамантам, а с другой – пришедшим сюда арабам, что вело к смешиванию и взаимной ассимиляции этих этнических групп. Такой скорее всего была судьба части гарамантов. Другие их группы уходили из Феццана в горные районы Сахары, которые испокон веков служили убежищем для разных племен в трудных ситуациях.

Вполне реалистично предположение, что те гараманты, которые мигрировали в западном направлении, ассимилировались среди родственных им берберских племен, в частности тех, которые известны под этнонимом туареги. Это наименование они получили от завоевателей-арабов, и означает оно «отвергнутые Богом» – за длительное и упорное сопротивление исламизации. Самоназвание же их – имошаг – означает «свободные» (люди).

У гипотезы об участии гарамантов в формировании туарегских племен есть ряд аргументов. Социальная стратификация у них, как и у гарамантов, полностью совпадала с расовой дифференциацией: высшую ступень занимали европеоидные ливо-берберы (ахаггары, воины-аристократы; у гарамантов в этот верхний социальный слой входили – до полной их ассимиляции – эгейцы). Следующие ступени социальной иерархии занимали люди (группы, племена) эфиопиоидного и негроидного происхождения.

Отмечают также сходство ряда элементов материальной культуры. Обычная одежда мужчины-туарега – две «гандуры» (длинные рубахи без рукавов, надеваемые одна на другую, белая на тело, синяя – поверх нее); у ахаггаров синюю гандуру украшают две широкие полосы, сплетенные из цветных шелковых шнуров; они перекрещиваются на груди. Такие же перекрещенные на груди ленты можно увидеть на древнеегипетских изображениях (фресках) ливийцев и на наскальных изображениях гарамантов вдоль их традиционных дорог в пустыне.

Версия о гарамантском происхождении туарегов очень сочувственно излагается многими африканистами. Лот вообще идентифицирует туарегов и гарамантов: «┘По имени их (туарегов. – С.К.) главного города Гарамы все люди их племени стали называться гарамантами. Когда же они под предводительством Ганнибала приняли участие в битвах при Требии, Каннах и Тразименском озере (соответственно 218, 216, 217 годы до н.э. – С.К.), где они составляли большой кавалерийский корпус, слава о них прокатилась за пределами Средиземного моря».

История гарамантов до сих пор хранит немало загадок. И сегодня неизвестно точно, откуда именно пришли гараманты в Феццан и что их вынудило туда переселиться. Такой же загадкой для ученых по-прежнему остается поздняя история гарамантов, т. е. вопрос о том, какая судьба постигла их после прихода арабов-мусульман в Северную Африку.

Происхождение гарамантов издавна связывалось со Средиземноморьем, хотя еще задолго до проведения серьезных археологических раскопок в Феццане некоторые исследователи обращали внимание на сообщения источников о темном цвете кожи некоторых гарамантов2. Антропологический анализ останков из могильников (р-на вади аль-Аджаль) и результаты раскопок, проводившихся археологической и палеоантропологической экспедициями Итальянского географического общества в Гараме, убедительно показали, что гараманты в основном были людьми европеоидной расы, по-видимому, средиземноморского типа, и антропологически сильно отличались от негроидов. Таким образом, сегодня мало кто возражает против средиземноморского происхождения гарамантов, но до сих пор остается неизвестным, откуда они пришли. На этот счет существует несколько версий.

Первая связана с великим переселением так называемых морских народов (критян, этрусков, сицилийцев, сардов) в конце II тысячелетия до н. э. в результате серии сильных землетрясений, нередко цунамигенных, сопровождавшихся затоплением островов. Часть этих переселенцев осела на побережье Ливии, что подтверждается древнеегипетскими надписями XI в. до н. э.3. Впоследствии, в начале I тысячелетия до н. э., потомки морских народов, осевшие главным образом на побережье Триполитании, по мнению сторонников этой версии, были вытеснены финикийскими колонистами в глубь страны - в Феццан.

Вторая версия связывает происхождение гарамантов с оазисом Сива, находящимся в пограничном районе исторической Ливии, прилегающем к Египту. В древности оазис был знаменит своим храмом бога Амона (древнеегипетская религиозная традиция) и являлся крупным религиозным центром. Часть жителей Сивы в X-VIII вв. до н. э., как полагают, переселились в Феццан и стали называться гарамантами. Сторонники этой гипотезы обосновывают ее тем, что у обнаруженных в Феццане и относящихся к эпохе гарамантов памятников можно отчетливо проследить черты древнеегипетского культурного влияния.

Третья версия возводит гарамантов к потомкам филистимлян, изгнанным из Палестины иудеями. Филистимляне, по мнению сторонников этой гипотезы, и основали древнюю столицу гарамантов Гараму в X-IX вв. до н. э.

Все приведенные выше версии указывают на cpeдиземноморское происхождение гарамантов и на начало I тысячелетия до н. э. как на время появления этого народа в Сахаре.

Существуют и другие теории. Советский историк и этнограф А. Д. Дридзо обратил внимание на сложный состав населения Гарамантиды, которую он считал объединением нескольких этносов, различных по своему хозяйственно-культурному типу. Во многом развивая мысли А. Д. Дридзо, Ю. М. Кобищанов считает, что следует говорить о собственно гарамантах - господствующей этносоциальной группе, затем о низших этносоциальных группах Гарамы, среди которых были и потомки аборигенов, и потомки рабов различного происхождения, наконец, о периферийных этносах, подчиненных Гараме. Все они входили в состав Гарамантского царства, в рамках которого осуществлялось взаимодействие культур; постепенно складывалось не только социально-политическое, но и культурное единство Гарамантиды (при этом ведущая роль принадлежала средиземноморским культурным элементам), происходило и некоторое сглаживание антропологических различий. Собственно гараманты как этнос сложились в Гараме, но среди их предков были, вероятно, выходцы из Эгеиды, смешавшиеся в северной части нынешней Ливии с берберами, а в Феццане - с аборигенами этой страны гор, сухих степей и оазисов и, наконец, с темнокожими невольниками, приводимыми из внутренних районов Африки.

К сожалению, мы не знаем, на каком языке (или языках) говорили гараманты, поэтому не располагаем важнейшим аргументом в пользу той или иной из версий их этнического происхождения.

Основные источники наших знаний об этом народе - это наряду с данными археологических раскопок сообщения античных историков и географов. К сожалению, до наших дней не дошло ни одного прямого свидетельства греческих или римских путешественников. Краткие сведения о древнем народе мы находим в трудах крупнейших античных историков. Первым из них, упомянувшим гарамантов, был Геродот. Он писал, что "в десяти днях пути от Авгил - опять соляной холм с источником и множеством плодоносных финиковых пальм... Там обитают люди по имени гараманты (весьма многочисленное племя). Они насыпают на соль землю и потом засевают. Отсюда - кратчайший путь к лотофагам, именно тридцать дней. В земле гарамантов есть также быки, пасущиеся, пятясь назад. Пасутся же они, пятясь назад, вот почему. Рога у них загнуты вперед, и из-за этого-то они и пасутся, отступая назад; вперед ведь они не могут идти, так как упираются в землю рогами. В остальном они ничем не отличаются от прочих быков, только кожа у них потолще и на ощупь (мягче). Так вот, эти гараманты охотятся на пещерных эфиопов на колесницах, запряженных в четверку коней. Ведь пещерные эфиопы - самые быстроногие среди всех людей, о которых нам приходилось когда-либо слышать. Эти пещерные жители поедают змей, ящериц и подобных пресмыкающихся. Язык их не похож ни на какой другой: они издают звуки, подобные писку летучих мышей" (История, IV, 183).

В другом параграфе своей "Истории" Геродот иначе писал о гарамантах. По его словам, эти гараманты проживали к югу от безводного района Сирт, населенного насамонами. Они обитали в стране, где водились дикие звери. Гараманты избегали встреч и соседства с другими людьми, они не имели оружия и не знали, как защищаться (История, IV, 174).

Еще античные авторы обратили внимание на противоречие между этими двумя отрывками у Геродота, посвященными гарамантам. Так, Плиний полагал, что во втором отрывке Геродот имел в виду не гарамантов, а гамфазантов. Большинство же комментаторов Геродота, за небольшим исключением, единодушно отмечают, что в этом отрывке у древнегреческого историка "гараманты" упомянуты ошибочно и, скорее всего, здесь имелись в виду пещерные жители-эфиопы.

Римский систематизатор Плиний Старший сообщает интересные сведения о первой римской экспедиции в страну гарамантов, предпринятой Корнелием Бальбом в 20 г. до н. э. Корнелий Бальб взял сначала Гадамес (латинское название Cidamus или Cydamus), затем, преодолев цепь Черных Гор (Ater Mons), захватил город Телги (Thelgae), а также Дебрис (Debris), вблизи которого находился горячий источник, и вышел к столице царства гарамантов Гараме, которую он взял без труда, застав ее жителей врасплох. Далее Плиний перечисляет названия географических мест, пройденных экспедицией Бальба, и отмечает, что "до сих пор дорога к гарамантам была непроходима, так как разбойники из этого племени засыпали песком свои колодцы (их не надо копать глубоко, если обладать знанием местности)" (Естественная история, V, 36-38). Чуть дальше Плиний пишет, что "гараманты, не вступая в брак, живут с женщинами без разбору" (там же, V, 45). Разумеется, это может свидетельствовать лишь об отличии гарамантских брачных норм от римских.

Сведения, содержащиеся в "Естественной истории", более конкретны, чем в "Истории" Геродота. В ней имеется ценный материал по исторической географии, расшифровать который, т. е. идентифицировать приведенные Плинием географические названия, за небольшим исключением, пока не удалось. Важным представляется указание Плиния на то, что Гадамес был вторым по значению городом царства гарамантов.

Поход Бальба начинает новый этап в истории Древнего Феццана - этап военной, политической, экономической и культурной экспансии Рима. Римское влияние проявлялось не всегда в форме военно-политического вмешательства. Зато в области экономики и культуры роль Рима в стране гарамантов после похода Бальба возрастала, вероятно, очень быстро.

В период между 77 и 150 гг н. э. римляне совершили еще три экспедиции на территорию Феццана. Эти экспедиции Валерия Феста, Септимия Флакка и Юлия Матерна, разумеется, преследовали определенные военно-политические задачи, но одновременно они обогатили античный мир новыми географическими сведениями, идентифицировать которые точно, как, например, страну Агисимбу (Agisymba), безуспешно пытаются ученые еще и в наши дни. Геродот и Плиний были главными античными авторами, сообщившими в сжатой форме те скупые сведения, которые были известны древним о гарамантах. Остальные античные авторы лишь добавляют отдельные штрихи к истории этого народа. Например, римский историк Корнелий Тацит (56/57-после 117 г. н. э.) отмечает участие гарамантов в нумидийском восстании Такфарината в начале I в. н. э. (окончилось восстание его поражением в 24 г. н. э.) и тот факт, что после поражения Такфарината гараманты направили свое посольство в Рим, чтобы избежать возмездия.

В XX в. в результате проведения в Феццане ряда археологических изысканий оказалось возможным проверить сведения античных авторов о гарамантах. Прежде всего полностью подтвердилось, что на территории древнего Феццана существовала самобытная цивилизация. Вокруг столицы царства гарамантов было обнаружено почти 60 000 захоронений. Использование гарамантами колесниц, о которых сообщал Плиний, было доказано обнаруженными П. Грациози наскальными рисунками с изображением колесниц, запряженных лошадьми. Археологические находки, обнаруженные в районе вади аль-Аджаль, позволили идентифицировать ряд географических названий, упомянутых Плинием. Сегодня исследовательская работа по сопоставлению сведений античных авторов и данных современных археологических расколок только началась, но ее результаты стали ощутимы уже сейчас, так как достоверность в целом античных источников (в частностях ошибок немало) была доказана с помощью археологии. Важную роль в разрешении проблем истории гарамантов должна сыграть и историческая география, так как по сведениям древних (например, того же Геродота) природные условия страны гарамантов отличались от современных в лучшую сторону.

Раскопки в XX в. в районе вади аль-Аджаль и в особенности раскопки в Гараме раскрыли страну гарамантов как реально существовавшее царство. Археолог М. С. Айюб, проводивший последние по времени раскопки в районе Гарамы, отмечает, что большинство находок связано с периодом после I в. н. э., причем в III в. н. э. Гарама играла в Феццане роль знаменитых Пальмиры и Петры4 .

Сопоставление сведений античных авторов с данными археологических изысканий позволяет выявить причины расцвета, а затем и упадка гарамантов. Главная причина, по нашему мнению, заключается в особенностях социально-политического развития древней Ливии. Ее история показывает, что, хотя коренное древнеливийское население и имело достаточные потенции для формирования самобытной цивилизации5, тем не менее ее естественное развитие на средиземноморском побережье оказалось невозможным, так как сначала финикийские и греческие, а затем римские колонисты, являясь носителями более развитых форм цивилизации, подавляли автохтонные культурные очаги.

Такое положение предоставляло возможность образования самостоятельных форм цивилизации и государственности только внутренним районам древней Ливии. В экономическом плане сильная государственность внутренней Ливии, могла опереться на скотоводство и земледелие, базировавшееся на фоггарах, подземных водных каналах, еще и сегодня частично используемых в районе вади аль-Аджаль, а также на посредническую торговлю между Средиземноморьем и центральными районами Черного континента, причем роль последней была практически решающей, так как только посредническая торговля хорошо коррелируется с расцветом римской Триполитании. Этот расцвет приходится на I-III вв. н. э., и именно в эти века наивысшего подъема достигает страна гарамантов. Основа ее политических успехов кроется в огромном росте оборотов римской торговли с Черной Африкой, так как гараманты обеспечивали надежную и относительно быструю доставку товаров в обоих направлениях. Рим вывозил в Африку изделия своих ремесленников, а ввозил рабов, золото, слоновую кость, перья страуса, шкуры и предназначенных для цирковых арен империи живых зверей. Гараманты контролировали главные караванные пути. "Они жили в основном в районе вади аль-Аджаль, 100-мильной полосе оазисов на южном краю пустыни Убари, сравнительно плодородном, защищенном песчаными дюнами и идеально расположенном для контроля над транссахарскими торговыми путями. Их торговая империя простиралась далеко к югу от линии Гадамес-Куфра и, возможно, достигала озера Чад. В оазисах и рядом с колодцами в пустыне они строили крепости для охраны торговых путей и караван-сараи для людей и животных"6.

Довольно трудно точно определить, насколько климат в Феццане периода расцвета цивилизации гарамантов был лучше, чем нынешний, но можно определенно отметить, что он был более благоприятен для проживания людей. Об этом говорят и сведения Геродота, и сообщения Страбона о том, что ежегодный прирост жеребят в Гарамантиде составлял 100000 особей (Страбон, XVII, 3, 19). Кроме того, сам факт возможности караванной торговли и походов на лошадях (верблюд получил заметное распространение в Сахаре только в IV-V вв. н. э.) говорит о том, что опустынивание Сахары еще не было столь полным, как в наше время. Специальные исследования почв, проводившиеся советской экспедицией в Ливии, подтвердили этот вывод, так как, по их данным, резкое уменьшение количества влаги в ливийских почвах произошло около 1,5 тысячелетия тому назад.

Гараманты были воинственным народом. Они часто вмешивались в военные действия, происходившие на побережье. Известно их участие в междоусобной борьбе между Эей и Лептис Магна на стороне первой. Отряды гарамантов, поддерживавшие Эю, осадили Лептис Магну, и только поддержка римских легионеров под командованием Валерия Феста позволила снять осаду и отбросить гарамантов. В первом десятилетии нашей эры царь гарамантов поддержал восстание нумидийца Такфарината. Он посылал свои летучие отряды для стремительных атак на территорию противника, а также занимался организацией сбыта захваченных Такфаринатом римских товаров. Уже позднее, в эпоху заката своего могущества, гараманты, объединившись с другими ливийскими племенами, участвовали в борьбе с византийскими войсками в VI в.

В I-III вв. н. э. столица гарамантов Гарама находилась под сильным влиянием римской культуры. При раскопках города были обнаружены латинские надписи. Во II в. н. э. жители Гарамы строили свои дома на южных берегах большого, ныне исчезнувшего озера. Город был окружен стеной и рвом. Внутри города были выстроены довольно крупные дома, бани, рынки. В городе имелся водопровод, было много садов, улицы были обсажены деревьями. При раскопках археологи обнаружили колонны основных стилей античной классической архитектуры: ионического, дорического и коринфского. В городе жили римские купцы. Урны с их прахом были обнаружены в процессе раскопок. Гараманты за время своей весьма длительной истории создали, по-видимому, всего два крупных города: Гараму и Гадамес, причем Гадамес после похода Бальба попал под власть римлян, хотя, вероятно, его основными жителями оставались по-прежнему гараманты (см. подробнее: Merighi A. La Tripolitania Antica, p. 166-170).

Главными занятиями населения Гарамантиды являлись скотоводство и земледелие. Помимо знаменитых быков с изогнутыми рогами и лошадей, гараманты разводили овец, коз, свиней и ослов. Об этом свидетельствуют остатки скелетов животных, обнаруженных археологами. Земледелие, основанное на использовании фоггаров, требовало немалого умения и трудолюбия.

Гараманты выращивали пшеницу, ячмень и другие зерновые культуры, а также различные овощи, инжир, миндаль, гранат, оливы, хлопчатник, клевер. В стране гарамантов в изобилии росли финиковые пальмы.

Какими именно были жилища гарамантов, земледельцев гор и оазисов, до сих пор точно неизвестно. Наиболее правдоподобный вариант был предложен английским исследователем Ориком Бейтсом. Согласно его реконструкции, типичное жилище гарамантов представляло собой мапалию (mapalia), хижину из асфоделей. Сходные по типу строения можно увидеть на мозаиках из музея Бардо в Тунисе. Скотоводы-кочевники жили, вероятно, в шатрах из шкур, а рядовые горожане-гараманты строили дома из сырцового кирпича.

История заката и исчезновения Гарамантиды сегодня во многом еще не разгадана. Когда связи, в первую очередь торговые, между ливийским побережьем и внутренними районами ослабли, а затем почти прекратились, поток информации о гарамантах постепенно оскудел. Из скупых сведений античных авторов о поздней истории гарамантов мы узнаем лишь о том, что гараманты продолжали существовать. Археологические раскопки в XX в. помогли восстановить общий абрис поздней истории Гарамантиды.

Ослабление царства начинается в IV-V вв. н. э., когда произошло резкое сокращение объема караванной торговли между Средиземноморьем и Черной Африкой. Это сокращение было обусловлено упадком римских провинций Южного Средиземноморья. В середине V в. римские владения в Северной Африке были захвачены вандалами во главе с Гейзерихом. Когда в 533 г. византийцы отвоевали Триполитанию у вандалов, ее состояние было плачевным. В самых крупных городах провинции Лептис Магна и Сабрате проживало в то время лишь несколько сот человек. Хотя греки-византийцы и называли себя римлянами, местное латинизированное население видело в них новых завоевателей.

Снижение роли посреднической торговли в экономике Северной Африки сопровождалось крупными социально-политическими изменениями. В это время во внутренних районах Северной Африки происходил бурный расцвет берберской кочевой культуры, называемый некоторыми исследователями "верблюжьей революцией", так как его основой стало распространение верблюда в IV-V вв. как главного средства транссахарского транспорта. Как предполагает ряд историков, этнос, занимавшийся разведением верблюдов, вытеснил с ведущих социально-политических позиций другой этнос, использовавший лошадей в качестве транспортного средства. Кочевники, разводившие верблюдов, доказали также преимущество "кораблей пустыни" и при ведении боевых действий в Сахаре. Гараманты оказались побежденными.

В IV-V вв., по данным раскопок Айюба, Гарама была разрушена. Причины катастрофы до сих пор установить не удалось. Впоследствии город был отстроен, хотя и в меньших размерах. Когда в 669 г. в результате арабской завоевательной экспедиции в Феццан город был взят, плененный арабами царь Гарамы был выслан в Египет. Окончательно Гарама была покинута жителями в VIII в., возможно в связи с сильным землетрясением, происшедшим в оазисе Себха вблизи Гарамы в 704 г. После вторжения арабов в Феццан цивилизация гарамантов оправиться не смогла. К VIII в. относятся последние сведения о гарамантах. Хотя средневековые арабские историки и сообщают о создании вблизи древней Гарамы в XIV в. нового города племенем хорманов, очень трудно установить какую-либо генетическую связь между гарамантами и хорманами.

Проблема исчезновения гарамантов до сих пор остается нерешенной. Часть исследователей видят потомков гарамантов в современных туарегах. Видимо, после падения царства гарамантов их этнос растворился в переживавших в то время социально-политический подъем берберских племенах и в наибольшей степени был ассимилирован туарегами, одним из крупных берберских народов.

Вплоть до недавнего времени гараманты в значительной степени оставались "вещью в себе". Относительно гарамантов можно было выдвигать различные предположения, но они чаще всего не поддавались никакой проверке. В XX в., когда в ливийскую Сахару пришли археологи, положение дел стало меняться. Раскопки в центральной зоне проживания гарамантов - долине вади аль-Аджаль, - проведенные рядом археологических экспедиций, дали уникальный материал. В результате в 60-х годах появилось несколько работ зарубежных ученых по истории гарамантов, некоторые из них мы и предлагаем вниманию читателей.

"Гарама (из истории ливийской цивилизации)" - работа суданского археолога Мухаммеда Сулеймана Айюба, хранителя древностей в Феццане в 60-е годы. Доктор Айюб проводил в вади аль-Аджаль самостоятельные раскопки и одновременно участвовал в работе английских экспедиций проф. Ричмонда и д-ра Дэниэлза. Он опубликовал ряд статей и докладов на арабском и английском языках. Большинство из них практически недоступно русскому читателю и было издано в Ливии небольшим тиражом. В книге "Гарама (из истории ливийской цивилизации)"7 обобщены многолетние изыскания Айюба по истории гарамантов. Автор знакомит читателя с географией Феццана, приводит основные сведения античных источников по истории гарамантов. Особенно ценны отрывки из арабских средневековых источников по истории гарамантов и Феццана в целом. В книге подробно описана история археологических экспедиций, проводивших раскопки в Феццане. Большой интерес представляет реконструкция Айюбом истории гарамантов. В этой части работы много догадок и предположений, иногда умозрительных и не подтвержденных источниками. Это вполне естественно, так как "белых пятен" в истории древнего народа пока более чем достаточно. Увлекательное изложение Айюба, по нашему мнению, должно пробудить интерес к сложной проблеме гарамантов. Перевод этой работы дается с некоторыми сокращениями. Небольшая монография "Гараманты Южной Ливии" английского археолога Чарльза Дэниэлза существенно дополняет работу М. С. Айюба8. Дэниэлз стремится излагать только то, что является уже достаточно выявленным. Его работа намечает контуры достоверного в истории гарамантов.

 

 

имеются данные об участии ливийцев в армии выдающегося карфагенского полководца во время 2-й Пунической войны, когда его войска, совершив переход через Альпы, одержали несколько знаменитых побед над римскими легионами. Но были ли среди них гараманты? И уж точно это не были туареги, которые к тому времени еще не выделились из общей массы ливо-берберов. Во всяком случае первое упоминание о них как об особом народе появляется лишь в VI веке.

 
Гарама: каменные и кирпичные строения.
Источник: Ch. Daniels. The Garamantes of Southern Libya. Stoughton, 1970

Другие группы гарамантов уходили (предположительно) из родных мест к озеру Чад, в нагорье Тибести, где сейчас живет народ тубу (тиббу) (на территории современных Чада, Нигера, Ливии). Устная традиция теда, одной из субэтнических групп тубу, до сих пор хранит память о «светлокожих северянах» (гарамантах?), которые долгое время жили среди них. Их гробницы в Тибести и ныне известны как захоронения «белых» людей. Возможно, часть гарамантов была ассимилирована старыми насельниками Тибести, вошла в состав теда.

В антропологическом типе теда, негроидов по преимуществу, отмечают европеоидные и эфиопиоидные черты (кожа имеет желтоватый оттенок; волосы часто длинные и не такие курчавые, как у негроидов, и др.). Многие обычаи и нравы, ряд элементов материальной культуры теда близки или подобны туарегским...

 

 

 

Великая африканская пустыня очень неохотно открывает (точнее, приоткрывает) свои тысячелетние тайны. Работа ученых продолжается. И поэтому важны старые и нужны новые интересные гипотезы, ибо именно они – двигатель научного поиска.

 

Картина дня

наверх