На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

Анабасис или Поход десяти тысяч..

Поход десяти тысяч 401 год до н. э.

Это история об одном приключении. Человек по имени Ксенофонт, поведавший о ней, был афинянином, всего лишь на год старше Платона. Он вел активный образ жизни, любил скачки и служил в афинской кавалерии. Он также слушал лекции Сократа, и хотя не очень хорошо понимал их, но его привлекала любовь к добродетели.

Для Ксенофона она означала простые вещи, такие, как долг и дисциплина. Он считал, что именно благодаря этим качествам спартанцы выиграли войну.anabasis

Как многие другие, Ксенофонт, когда закончилась война, подыскивал себе занятие. Он хотел заняться земледелием, но былые угодья были сожжены, а большинство оливковых деревьев вырублено. Его семья лишилась денег во время войны, и он не знал, где найти средства к существованию. В 401 году до н. э. он все еще раздумывал.

 

Еще в давние времена греки и персы заключили между собой мир, поскольку у каждого народа было достаточно внутренних дел, чтобы думать об иностранных военных кампаниях. В своих городах на побережье Малой Азии у греков были тесные отношения с персидскими правителями, или сатрапами, как их называли. Греки и персы больше узнавали о жизни друг друга. У двух наций появился шанс действовать совместно.

Царь Персии Дарий II был слабовольным правителем, да еще и под каблуком своей жены. Царица больше любила младшего сына Кира, нежели старшего Артаксеркса. Предпочтение ее было вполне объяснимо: Кир храбростью превосходил брата. Как и следовало ожидать, ее симпатии создали серьезные проблемы. Первым делом царица назначила любимого сына сатрапом в одной из самых богатых областей Малой Азии и этим нажила себе злейшего врага. Предыдущий сатрап Тиссаферн происходил из очень знатного рода и находился в тесных связях с царем. Сатрапы правили всю свою жизнь, их преемниками, как правило, становились сыновья, и Тиссаферн пришел в ярость, узнав, что ему оставлена только небольшая часть Малой Азии. Но он был достаточно дальновидным и хитрым и притворился сторонником молодого Кира.

В 405 году до н. э. Дарий, почувствовав скорое приближение смерти, послал за сыновьями. Его болезнь подступала медленно, и Кир, владения которого находились в нескольких местах пути от родительского дома, надеялся успеть застать отца в живых. Он понимал, что его власть еще очень непрочна и, когда отец умрет, ему потребуется помощь надежных друзей. Отправляясь к отцу, Кир взял с собой Тиссаферна.

Лживый друг хуже, чем отсутствие друзей. Тиссаферн не только помог Артаксерксу завладеть троном, но и предупредил, что Кир готовит его убийство. Кира немедленно заперли в темнице, но, к счастью для него, Артаксеркс испугался гнева матери. Она освободила Кира, и он отправился в свои владения прежде, чем Артаксеркс осмелился его покарать.

Кир был слишком отважным, чтобы сидеть и ждать своей судьбы. Он сразу же начал собирать армию под предлогом подавления беспорядков в Малой Азии. Киру нравились греки, и он знал, что их пехота лучше персидской. Кроме того, поскольку завершилась великая война с Афинами, много солдат в Греции осталось не у дел. Кир обещал службу под командованием спартанского военачальника, а также хорошее жалованье и добычу. Один из его друзей убедил Ксенофона пойти с ними, но не солдатом, а искателем приключений. Это гарантировало ему, человеку знатного рода, более солидное социальное положение. Кто знает, какие высокие посты прочил Кир своим друзьям, стань он правителем Персидской империи? Предвкушения витали в воздухе. Приключения манили.

Кир двинулся в восточном направлении из столицы Сард в марте 401 года до н. э., когда трава уже достаточно подросла для корма лошадям. У него было около 10 тысяч греков под командованием его друга, спартанца Клерха. В его распоряжении были лучники и метатели из пращи, около 26 тысяч конников (в коннице персы всегда превосходили). В целом, включая войска, которые присоединились к нему по пути, он готов был встретить брата с 30 тысячами воинов.

Армия Кира начала свой поход в боевом настроении. Большинство греков были мужественными людьми, многие лишились крова в ходе войны. Они взяли с собой женщин для приготовления пищи и обустройства лагеря, и этот бесконечный караван из телег со снаряжением и провиантом растянулся по дороге, пролегавшей на восток по всему пути от Сард в Персию до королевского дворца в Сузах.

Кир все еще делал вид, что его целью является небольшое сражение в Малой Азии. Но они прошли всю Малую Азию до границ Сирии, и в греческих войсках началось волнение. Они были уже далеко от дома, на восточном побережье Средиземного моря. Пока их путь пролегал рядом с морем, в них еще была уверенность возвращения домой. Но что будет с ними, если Кир углубится в дикие просторы Азии? Они попытались поднять мятеж, но Клерх успокоил их, а Кир обещал увеличить им плату. Он сказал, что они идут воевать против сирийского сатрапа. Он мог действительно думать, что должен поступить так, поскольку ему необходимо было преодолеть проход под названием Сирийские ворота, где неприятельская армия могла встретить его. Но сирийский сатрап выжидал, на чьей стороне будет победа. Кир миновал Сирийские ворота и повернул восточнее к Тапсаку, который стоял на реке Евфрат.

Здесь он уже не мог скрывать своих истинных намерений. Греки вели себя очень беспокойно, но было поздно поворачивать назад, сирийский сатрап, вероятно, уже блокировал Сирийские ворота. Кир пообещал сказочные богатства в случае победы, и это казалось вероятным. Многих воодушевило, что Евфрат оказался необычайно мелким. Армия могла перейти его вброд, несмотря на то что сирийский сатрап сжег все лодки. Они решили, что бог великой реки на их стороне, когда пробирались вниз по восточному берегу по направлению к Вавилонии.

В этих местах преобладала пустыня, но в их повозках были запасы воды, да и река была рядом. Поодаль паслись страусы. Верхом можно было охотиться на газелей и медлительных дроф. У Ксенофона было достаточно лошадей, и он с компанией принял участие в охоте на диких ослов, чье мясо, приготовленное на костре, по его мнению, было сравнимо с жареной олениной. Основная масса армии с трудом брела в пыли, их тяжелое вооружение громыхало в повозках. Они были в пути уже шесть месяцев, когда достигли Вавилонии.

Артаксеркс был ленив, и, кроме того, он не знал, кому можно доверять. Армия, которую он собрал, едва достигала по численности армии Кира и не представляла действительной силы его империи. Они встретились в районе маленькой деревушки под названием Кунакса, севернее Вавилона, который был слишком большим городом, чтобы сдаться без боя.Золотые дни Греции

Оба брата заняли места в центре войск, и Артаксеркс послал вперед Тиссаферна во главе лучшей его конницы. Кир, конники которого уступали в силе, встретил его смешанными силами. Он поставил Клерха с 10 тысячами греков на правый фланг, слева расположилась остальная часть пехоты.

Как только сражение началось, Клерх со своими воинами легко раскидал ряды противника. Однако он не повернул, чтобы зайти в тыл Артаксерксу, возможно потому, что его наемники устремились за трофеями и пленными, за которых можно было получить выкуп. Во всяком случае, они преследовали своих врагов, уже не думая об исходе сражения. Они в своей массе оторвались от основных сил, и в этот момент Тиссаферн молниеносно отсек их.

Это был решающий момент битвы. Кир с 6 сотнями конников предпринял отчаянную попытку спасти положение, но его сил – увы! – было недостаточно. Отчаянно сражаясь, он пробился через стражников и даже ранил брата, но был при этом убит. После его смерти армии не за что было воевать. Возвратившиеся с триумфом греки одиноко стояли на поле битвы, окруженные победоносной царской армией.

Обе стороны разбили лагеря, чтобы обдумать сложившуюся ситуацию. Греки уже шесть месяцев находились вдали от дома на вражеской территории. Пока они преследовали неприятеля, их лагерь был разграблен, так что нечем было поживиться.

Они хотели вернуться домой, но не было припасов на обратный путь через пустыню. К счастью для них, Артаксеркса заботило только одно – как поскорее их выдворить со своей территории. Им предложили купить припасы и дали в проводники Тиссаферна.

Греки установили навесы на повозки и смело отправились домой. Тиссаферн повел их в юго-восточном направлении через реку Тигр, потом повернул на север к Армянским горам и Черному морю. Это был очень длинный путь через неизвестную страну. Он опасался, что греки завладеют каким-нибудь укрепленным местом, из которого их не просто будет выбить. С ним встретился Клерх и пытался убедить в том, что они действительно намереваются вернуться домой. Тиссаферн пригласил военачальников на обед, в знак своего согласия, а когда они пришли, арестовал всех и отправил в Сузы, где Артаксеркс казнил их.

В армии, лишенной предводителей, начались паника и беспорядки. Но Ксенофонт и некоторые другие, не потерявшие голову, убедили воинов в том, что их жизни зависят только от их собственного здравого рассудка. Они выбрали новых лидеров, сожгли повозки и навесы, чтобы свободнее и быстрее перемещаться, и выстроились в каре, внутри которого находились женщины и вьючные лошади. Тиссаферн, уже открыто демонстрирующий враждебность, на небольшом расстоянии следовал за ними. Периодически его конница начинала атаку, а пешие воины метали камни из пращи. Ксенофон, прикрывавший отход армии с тыла, сформировал конный отряд, чтобы давать им отпор.

Они шли в северном направлении вдоль реки Тигр и не могли пересечь ее из-за быстрого течения. Тиссаферн преследовал их вплоть до Курдистана. Свободолюбивые племена этой суровой страны никогда не были покорены персами. Здесь Тиссаферн оставил их в покое. Путь армии был труден, не хватало питания, в проходах между холмами на них нападали местные отряды.

Достигнуть Армении было бы облегчением, хотя она являлась территорией Персии, и местный сатрап поджидал их со своей армией. Но уже обладая опытом больших переходов, они обошли его стороной, без помех добрались до Западной Армении, но здесь столкнулись с другим сатрапом. Он позволил им пересечь его земли только при условии, что воины будут вести себя мирно.

В этих краях уже наступила зима с сильными снегопадами. Вместо того чтобы держаться вместе, войска обосновались в нескольких деревнях. Но однажды дозорные заметили огни военного лагеря большой армии, следующей за ними. С этого момента они больше не решались разделяться, разбили лагерь на голой земле, и единственной их защитой от постоянного снега были плащи. К счастью, в этих местах можно было раздобыть продовольствие. Воины натирались свиным жиром и маслом, чтобы хоть как-то уберечься от мороза.

Захваченный в плен предупредил их о том, что сатрап готовит против них засаду и, чтобы избежать боя, им стоит поторопиться. Они по пояс в ледяной воде пересекли Евфрат в районе его истока и намеревались перейти через горы, чтобы достичь Гимниаса. По их сведениям, это место находилось на пути к Требизонду, который располагался на побережье Черного моря и принадлежал грекам. Но глубокий снег препятствовал переходу через холмы. Они были вынуждены повернуть восточнее и шли в течение двух суток вдоль берегов Евфрата под пронизывающим встречным ветром. На третий день началась снежная буря. Они разбили лагерь на открытом месте и развели большие костры. Многие из них были в сандалиях из сыромятной кожи, наспех сделанных взамен износившихся, которые примерзали к ступням, если человек не разулся во время отдыха, а сжавшиеся от мороза ремешки глубоко впивались в распухшие ноги. Воины страдали от обморожений, слепли от снега, умирали от холода. На следующий день Ксенофон, прикрывавший с отрядом тылы, не смог заставить людей двигаться дальше, даже сказав, что враг следует за ними по пятам. К счастью, повернув к заливу, он отвлек преследователей.

Золотые дни ГрецииВ конце концов, они нашли убежище в подземных селениях, где люди и животные ютились вместе в вырытых пещерах. Там стояла жуткая вонь, но зато было тепло. Их угостили настоем из ячменя, который, по мнению греков, оказался слишком крепким. Но Ксенофонт оценил достоинства этого напитка.

Глава этих дружелюбных людей предложил услуги проводника. Но в армии нашлись негодяи, которые похитили его сына, к тому же Ксенофонт захватил семнадцать прекрасных лошадей, выращенных для короля Артаксеркса. В отместку проводник указал им неверный путь, и они, проблуждав целую неделю, повернули на север и с боем пробились к речной долине. Через восемь дней похода они вошли в Гимниас.

Золотые дни Греции

 Казалось, их злоключения на этом должны были закончиться, но проводники снова обманули их. Через пять дней похода во время перехода через очередную гору Ксенофонт услышал крики идущих впереди. Он решил, что какое-то дикое племя снова пытается атаковать их, ведь они оставляли за собой опустошенные земли и обозленное население, стремившееся отомстить им. Ксенофон со своим отрядом начал пробираться через обоз, чтобы узнать, в чем дело. Но весть моментально распространилась по рядам колонны, и теперь уже все кричали во всю силу своих легких.

«Море! Море!» С вершины горы они, наконец, увидели его. Теперь они были дома и в безопасности.

Все бросились бежать. Даже вьючные животные перешли на рысь. Те, кто взобрался на вершину и увидел открывшийся простор, обнимались со слезами на глазах. Мужчины собрали из камней большую насыпь, чтобы отметить место своего спасения. Они даже свалили в кучу посохи и трофеи последних сражений. Воспрянувшие духом, они пошли вниз к морю.

Мы не думаем, что греки Требизонда пришли в восторг, когда армия головорезов в лохмотьях спустилась с холмов и заполонила их город. В Требизонде было мало продовольствия, чтобы кормить их длительное время, и недостаточно судов. Город сделал все, что мог, и был счастлив, когда увидел удаляющиеся на запад войска. Их путь лежал к побережью пролива между Азией и Европой. Они шли иногда морем, иногда по суше, оставляя за собой разоренные селения и разгневанных жителей, как местных, так и греков.

Несмотря на разнузданное поведение, воины поддерживали суровую дисциплину, благодаря которой армия прошла через Персидскую империю. Конечно, блестящий поход сделал их более обеспеченными. Но когда они увидели северное побережье Эгейского моря, лишь у немногих оказалось достаточно денег, чтобы оплатить поездку домой. Страх и негодование настроили против них все города. Ксенофонт, обеспокоенный за судьбу своих товарищей, остался вместе с ними.

Удача улыбнулась им, когда спартанцы, затеявшие войну с Тиссаферном, предложили им наняться воевать в Малой Азии. Там Ксенофонту удалось нажить состояние, захватив в плен богатого перса. После этого он продолжал принимать участие в различных войнах, а остатки десяти тысяч воинов, совершивших знаменитый поход, рассеялись по Греции, и больше о них в истории не упоминалось.                                                                                Из книги: Оливия Кулидж "Золотые дни Греции" http://www.e-reading.co.uk/chapter.php/1003067/15/Kulidzh_Oliviya_-_Zolotye_dni_Grecii.html

Картина дня

наверх