На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

За что американцы хотели разогнать ЦРУ? Часть вторая

 

http://daily.sec.ru/publication.cfm?pid=5260

В. Шлыков. Что погубило Советский Союз? Американская разведка о советских военных расходах. Окончание.Окончание >>

Американская разведка о советских военных расходах

 В. Шлыков

Споры между ЦРУ и Пентагоном по поводу советских военных расходов имеют давнюю историю.

В сентябре 1992 года правительство США сняло гриф "совершенно секретно" с доклада (объемом 55 страниц) "Эксперимент разведывательного сообщества в области конкурентного анализа. Альтернативный взгляд на советские стратегические цели. Доклад Команды Б" [12].

"Командой Б" ("Team B") назвали группу независимых экспертов, созданную президентом Джеральдом Фордом для анализа взглядов американского разведывательного сообщества на военно-стратегические и военно-политические цели СССР.

Рекомендация о необходимости вневедомственного анализа деятельности разведки поступила президенту Форду от Президентского совета по рассмотрению деятельности разведки за рубежом (President's Foreign Intelligence Review Board, сокращенно PFIRB). Это консультативный орган при президенте, собирающийся примерно раз в месяц и состоящий как из отставных разведчиков, так и из представителей различных структур американского общества.

Для американских разведывательных ведомств создание "Команды Б" было делом неожиданным и, видимо, не особенно приятным. Если верить авторитетным американским экспертам, это был первый случай, когда выводы американских разведслужб проверялись независимыми аналитиками, получившими полный доступ ко всем секретным документам и другим разведывательным данным.

"Команда Б" состояла из пяти человек - профессора Ричарда Пайпса (руководитель команды), профессора Вильяма Ван Клива, бывшего директора РУМО генерал-лейтенанта в отставке Дэниэла Грэхэма, доктора Томаса Вульфа (из "Рэнд Корпорэйшн") и генерала в отставке Джона Фогта. При "Команде Б" был также создан консультативный совет в составе Фоя Колера, Пола Нитце, Сеймура Вайса, Джастера Уэлча и Пола Вулфовица. В качестве экспертов команда привлекла Фрица Эрмарта, Ричарда Фостера, Джорджа Кигана, Шермана Кента, Эндрю Маршалла и Гордона Негуса.

Официальной задачей "Команды Б" было изучение данных, на основе которых были построены выводы и заключения так называемых "Национальных разведывательных оценок" ("National Intelligence Estimates," сокращенно NIEs) серии 11-3/8.

"Национальные разведывательные оценки" (НРО) являются основными аналитическими и прогнозными документами, разрабатываемыми американской разведкой для высшего руководства страны. Они разрабатываются, как правило, на регулярной основе и выражают единую точку зрения всего разведывательного сообщества по тому или иному вопросу. В частности, НРО серии 11-3/8 представляли собой ежегодный анализ и прогноз развития советской военной доктрины, военной стратегии и программ стратегических вооружений СССР.

Основные положения тех или иных НРО и приводимые в них конкретные цифры и данные разрабатываются и согласовываются на рабочих совещаниях представителей различных разведок - разведывательного управления министерства обороны (РУМО), разведок сухопутных войск, ВВС и ВМС, Госдепартамента, Национального агентства безопасности и других - под председательством представителя ЦРУ. Согласованные оценки затем поступают на утверждение в Национальный Совет по разведке, состоящий из высокопоставленных сотрудников разведывательных ведомств и ФБР.

Поставленная "Команде Б" президентом Фордом задача носила вполне конкретный характер. Ей поручалось установить, не являются ли стратегические цели СССР более амбициозными и тем самым более опасными для жизненных интересов США, чем они представляются составителям НРО. В случае, если "Команда Б" придет к выводу, что это действительно так, ей поручалось разобраться в причинах допущенной разведкой недооценки советской угрозы.

"Команда Б" после трехмесячной работы представила в декабре 1976 года свой доклад, положивший начало радикальному пересмотру американским руководством степени советской военной угрозы. Результатом такого пересмотра стал новый, несравненно более крутой виток в гонке вооружений между Востоком и Западом.

В своем докладе, базировавшемся на изучении НРО с 1962 по 1975 гг., "Команда Б" пришла к выводу, что разведывательное сообщество США систематически и резко занижало как масштабы и интенсивность советских военных приготовлений, так и решительность целей, во имя которых Советский Союз наращивал свою военную мощь.

В частности, "Команда Б" обвинила разведку в том, что та "просмотрела" нарастание советской военной угрозы, утверждая в своих НРО, что СССР не стремится к достижению стратегического паритета с США.

В докладе "Команды Б" отмечалось:"В течение 1960-х годов прогнозы НРО в отношении развития советских МБР и БРПЛ постоянно недооценивали их количественный рост, многообразие программ, улучшение качественных характеристик и боевых возможностей стратегических ракетных войск, а также интенсивность и решительность советских усилий. В середине 1960-х годов, даже после вскрытого разведкой начала осуществления программ создания СС-11, СС-9 и строительства подводных лодок класса "Янки", НРО не прогнозировали возможности какого-либо особо масштабного или решительного наращивания стратегических ракетных сил наземного и морского базирования. Вытекавший из НРО вывод сводился, попросту говоря, к следующему: "Мы не считаем, что СССР стремится догнать США" в области этих межконтинентальных систем оружия. Советы изображались так, как если бы они вполне смирились со своим отставанием или были даже удовлетворены своим отставанием от США, а их цели не простирались далее создания минимальных, но достаточных сил сдерживания...

Более поздние НРО, в начале 1970-х годов, принижали советские усилия по достижению демонстративного превосходства и созданию стратегических ракетных сил наземного и морского базирования в соответствии с критериями ведения реальной войны. Вместо этого подчеркивалось, что целями советских стратегических программ являются достижение "примерного паритета" и "равной безопасности" [13] .

Резкой критике подверглась и оценка разведкой бремени гонки вооружений на советскую экономику. Вплоть до 1975 года американское разведывательное сообщество считало, что доля советских военных расходов в ВНП не превышала 6-8 процентов в год, то есть была даже меньше, чем в США [14]. Так, США тратили на военные цели в1962 году 9,2 процента от своего ВНП, в 1968 году - 9,3 процента, в 1969 году - 8,7 процента, в 1971 году - 7,7 процента.

Более того, по оценкам ЦРУ доля советских военных расходов в ВНП постоянно снижалась. Так, если в начале 50-х годов СССР тратил на военные цели 15 процентов своего ВНП, в 1960 году - 10 процентов, то в 1975 году уже всего 6 процентов [15].

Получая от разведки столь низкие цифры советских военных расходов, отмечала "Команда Б", американское руководство сохраняло ложное чувство уверенности, что существующий баланс сил в пользу США никогда не сможет быть серьезно нарушен.

Выводы, к которым пришла "Команда Б" в отношении масштабов и направленности советских военных усилий, радикально отличались от тех, которые содержались в НРО.

Вот некоторые из них: "Команда Б" считает, что СССР стремится к эффективному стратегическому превосходству во всех сферах военной деятельности, включая ядерные силы. В силу исторических причин, а также в силу причин, присущих советской системе, советское руководство в необычайной степени полагается на насилие в качестве нормального инструмента политики как внутри страны, так и за ее границами.

... После некоторого расхождения во мнениях, проявлявшегося время от времени в 1960-х годах, советское руководство, похоже, пришло к выводу о том, что ядерную войну можно не только вести, но и выиграть. Размах и энергичность выполнения советских стратегических программ оставляют мало обоснованных сомнений, что советские лидеры в действительности преисполнены решимости достичь максимально возможного стратегического превосходства над Соединенными Штатами" [16].

"... Одним из главных последствий ключевого решения, принятого в какое-то время в 1960-х годах, является стремление к наращиванию всех компонентов вооруженных сил - стратегических, обычных, военно-морских - до уровня, при котором Советский Союз мог бы с уверенностью противостоять любой возможной враждебной коалиции (включая американо-китайский альянс) и распространить свою мощь на любой регион мира, где создается для этого благоприятная обстановка.

С этого же самого времени предпринимаются интенсивные усилия с целью создания превосходства в ядерных и обычных силах как для ведения межконтинентального конфликта, так и для конфликтов на театрах войны и в отдельных регионах .

Надеясь сокрушить "капиталистический" мир невоенными средствами, Советский Союз тем не менее ведет себя так, как если бы он считал третью мировую войну неизбежной . Советские темпы создания вооружений потрясают воображение; они безусловно превосходят все возможные потребности поддержания взаимного сдерживания .

... Темпы и масштабы нынешних советских военных усилий в мирное время не имеют исторических аналогов в двадцатом веке, за исключением ремилитаризации нацистской Германии в 1930-х годах" [17] .

«Команда Б» также признала содержащиеся в НРО оценки советских военных расходов заниженными минимум вдвое.

"Одной из областей", - отмечается в докладе, - "где наши представления претерпели в прошлом году радикальные изменения в силу появления новой информации, является область оценки военного бремени, которое несет Советский Союз. Увеличение объема информации по советскому военному бюджету, и в особенности свидетельские показания человека, имевшего возможность детально изучить этот бюджет, убедительно подтвердили, что американская разведка грубо недооценивает советские военные расходы. Советский военный бюджет на 1970 год, к которому этот человек имел доступ, оказался на 100 процентов больше, чем американские оценки за этот год. Новые оценки разведывательного сообщества, опирающиеся на этот источник, а также другая информация показывают, что ошибка подобного порядка совершалась при составлении национальных разведывательных оценок на протяжении минувших 10-12 лет" [18] .

Расскажу подробнее, о чем идет речь в ссылках "Команды Б" на таинственного "человека" или "источник", показания которого столь радикально изменили взгляды американской разведки на размеры советских военных расходов. Ибо этот эпизод, на мой взгляд, позволяет судить о том, насколько примитивными были американские представления о степени и характере милитаризации советской экономики. Кроме того, он показывает также, насколько ожесточенная подковерная борьба велась внутри разведывательного сообщества США вокруг оценки советского военного бюджета, особенно между ЦРУ и разведкой Пентагона.

Речь идет о научном сотруднике одного из советских научно-исследовательских институтов (фамилия его до сих пор скрывается), эмигрировавшем на Запад и утверждавшем, что он имеет информацию о советских военных расходах.

Это, естественно, привлекло к нему внимание западных спецслужб, и он в течение длительного времени допрашивался сотрудниками ЦРУ и РУМО во время своего пребывания в Германии в 1975 году.

По утверждениям этого эмигранта, военный бюджет СССР в 1970 году составлял 50 млрд. рублей, из которых 20 млрд. рублей шло на закупку вооружения. Это означало, что Советский Союз тратил на военные нужды примерно треть всех советских бюджетных расходов или 12-13 процентов ВНП. Получалось, что ЦРУ в своих оценках занижало общие советские военные расходы в два раза, а советские закупки вооружения - даже в три раза.

Внутри разведывательного сообщества разразился скандал, отклики которого проникли и на страницы прессы [19].

В вопросе о приведенных эмигрантом данных столкнулись две точки зрения - ЦРУ, выражавшего сомнения в достоверности приводимых данных, и РУМО, считавшего сведения эмигранта достоверными.

По некоторым утверждениям, с целью дискредитировать показания эмигранта, ЦРУ даже сфальсифицировало результаты проверки эмигранта на "детекторе лжи" [20]. В ответ на это директор РУМО генерал-лейтенант Дэниэл Грэхэм (вскоре после этого эпизода он вышел в отставку и был назначен членом "Команды Б") обратился через министра обороны Джеймса Шлезинджера к шефу ЦРУ Уильяму Колби с требованием о повторной проверке эмигранта на "детекторе лжи". Согласие Колби было получено, и после дополнительной проверки его показания были признаны достоверными.

Все это сильно смахивало на мистификацию. Никаких достоверных данных о советских военных расходах эмигрировавший научный сотрудник не мог предоставить по той простой причине, что ими не располагало даже само высшее руководство СССР. Ибо их не существовало в природе. Подавляющая часть советских военных затрат растворялась в статьях расходов на народнохозяйственные нужды. Со своей стороны, все оборонные предприятия списывали свои социальные и другие расходы (жилищное строительство, содержание детских садов, пансионатов, охотничьих домиков для начальства и т.п.) по статьям затрат на военную продукцию, к тому же "продававшуюся" государству по смехотворно низким искусственным ценам. Именно поэтому никакая иностранная разведка не могла вскрыть "тайну" советского военного бюджета, так же как сейчас было бы бесполезно пытаться установить истинные советские военные расходы через изучение сверхсекретных архивов и документов. Можно только констатировать, что все публиковавшиеся официальные данные о военных расходах СССР были явной и бездарной ложью.

Судя по тому, как упорно американские разведчики допытывались "правды" о военном бюджете у несчастного эмигранта, они были уверены, что детально спланированный военный бюджет у СССР был и просто тщательно скрывался.

Я не сомневаюсь, что этот научный сотрудник просто пытался дать свою оценку военных расходов СССР, в то время как допрашивавшие его разведчики требовали от него твердых цифр, постоянно ловя его на противоречиях. По словам лиц, изучавших протоколы его допросов, он часто приходил в отчаяние от того, что допрашивавшие его сотрудники ЦРУ и РУМО имели самое приблизительное представление о советской статистике, помногу раз задавая ему одни и те же вопросы [21].

В результате каждый из допрашивавших перебежчика разведчиков находил в его ответах то, что отвечало его собственным интересам. Так, эксперт РУМО Уильям Ли на основе изучения показаний эмигранта пришел к выводу, что под суммой в 50 млрд. рублей военного бюджета в 1970 году эмигрант имел в виду только расходы на научно-исследовательские работы и закупку вооружения, и что фактические военные расходы были неизмеримо выше.

Несмотря на всю противоречивость показаний эмигранта, приведенные им данные были названы "Командой Б" основной причиной пересмотра со стороны ЦРУ и других разведывательных ведомств оценок военных расходов СССР в сторону их увеличения.

Правда, ЦРУ никогда не соглашалось с таким выводом "Команды Б", называя в качестве причины своего пересмотра величины советского военного бюджета ошибку, допущенную при калькуляции цен на советскую военную продукцию.

Как бы то ни было, уже в НРО за 1976 год оценка доли советских военных расходов в ВНП была увеличена с 6 до 12-13 процентов, то есть в полном соответствии с данными эмигранта. В дальнейшем, с 1985 года, эта доля возросла до 15-17 процентов.

Разведывательным сообществом США были приняты и другие оценки "Команды Б", в частности, ее анализ направленности советских военных усилий. Об этом свидетельствуют НРО 11-3/8 за 1976 и 1982 годы. Так, НРО за 1982 год носили даже более "ястребиный" характер при характеристике целей, задач и масштабов роста военной мощи СССР, чем выводы "Команды Б".

Это не удивительно, учитывая, что члены и консультанты "Команды Б" получили после прихода к власти в 1981 году президента Рейгана гораздо большую, чем прежде, возможность влиять на военную политику США. У. Ван Клив стал главным военным советником Рональда Рейгана во время его избирательной кампании, фактически заложив основы военной программы новой администрации. П.Вулфовиц получил должность заместителя министра обороны по политическим вопросам. Генерал Д.Грэхэм стал одним из руководителей программы СОИ. П.Нитце был назначен главным советником президента по вопросам контроля над вооружениями на международных переговорах.

Администрация президента Рейгана уже не сомневалась, что Советский Союз стремится к военному превосходству над Западом, намного опережая США по затратам на вооружения.

Вот как выглядели советские военные инвестиции (то есть затраты на закупку оружия и НИОКР) в глазах министра обороны США Каспара Уайнбергера: "С 1950 по 1970 годы наши инвестиции в вооруженные силы на 50 процентов превышали советские. В 1970 году ситуация стала противоположной. В течение следующего десятилетия Советы инвестировали в свои силы на 50 процентов больше, чем мы.

В 1961 году, когда Джон Ф. Кеннеди вступил в должность, мы вкладывали в вооружения примерно 1 доллар 40 центов на каждый доллар советских затрат на вооружения.

В 1981 году США инвестировали 65 центов на каждый доллар советских инвестиций" [22].

По словам Уайнбергера, стоимость накопленного вооружения в СССР с 1965 по 1980 годы возросла с 600 млрд. до одного триллиона долларов, в то время как общая стоимость вооружения в США сократилась за то же время с 800 до 600 млрд. долларов [23].

Еще более внушительно выглядело превосходство СССР в производстве конкретных образцов вооружения. Так, в течение 9 лет, с 1974 по 1982 годы, СССР превзошел США по выпуску МБР в 5,9 раза (2035 единиц в СССР против 346 в США), по танкам - в 2,7 раза (соответственно 17350 против 6400), по БТР и БМП - в 7,6 раза (36650 против 4800), по тактической авиации - в 2 раза (6100 против 3050), по крупным надводным кораблям - в 1,2 раза (85 против 72), по многоцелевым подводным лодкам - в 2,3 раза (61 против 27), по ядерным тактическим ракетам - в 1,6 раза (5850 против 3550), по ПЛАРБ - в 16,5 раза (33 против 2), по орудиям полевой артиллерии и системам залпового огня - в 38,1 раза (13 тыс. 350 против 350) [24].

Может быть, США преувеличили цифры советского производства вооружений? Да нет, оснований для такого вывода нет. Хотя обобщенные данные военного производства в СССР по-прежнему засекречены, отдельные опубликованные цифры позволяют сделать заключение, что США скорее занижали, чем завышали размеры советского военного арсенала.

Например, американцы считали, что Советский Союз произвел 30 тысяч ядерных боеприпасов и 500-600 тонн обогащенного урана. В действительности же, по данным бывшего российского министра по атомной энергии Виктора Михайлова, СССР произвел 45 тысяч боеприпасов и 1200 тонн оружейного урана [25].

Ошиблись американцы и при подсчете советских танков. Они считали, что СССР имеет их немногим более 50 тысяч, в то время как их оказалось 64 тысячи (по другим данным даже 68 тысяч).

А вот в своих выводах в отношении того, что означает стремление СССР максимально превзойти США по производству вооружения, американцы ошиблись. Ибо они сделали вывод, что это стремление СССР накопить как можно больше оружия означает только одно - подготовку к наступательной войне против Запада.

И США решили принять, как они считали, "советский вызов", приступив к резкому наращиванию собственных вооружений. При этом впервые после окончания войны в Корее они начали готовиться не только к ядерной, но и к длительной обычной войне.

В своем ежегодном докладе Конгрессу 8 февраля 1982 года К.Уайнбергер заявил: "Еще одной ошибкой нашей прошлой оборонной политики в отношении обычной войны было предположение о "короткой войне", то есть предположение, что при планировании нашей стратегии и строительстве вооруженных сил мы можем исходить из того, что обычная война окажется непродолжительной. Здравый смысл и прошлый опыт учат нас, что это не так. Поэтому я распорядился о внесении изменений в нашу оборонную политику с целью исправления этой ошибки.

Должно быть очевидно, что в случае, если наша политика по сдерживанию агрессии потерпит провал и нам будет навязан вооруженный конфликт с применением только обычного оружия, Соединенные Штаты приложат все усилия для достижения как можно более быстрой победы. Однако те две войны, которые вели США после начала ядерной эры, оказались длительными. И в том случае, если мы не будем столь сильны, а противник настолько слаб, чтобы нам досталась быстрая победа, мы не можем рассчитывать, что война закончится в течение нескольких месяцев" [26].

Подготовка же к длительной войне с применением обычного оружия требовала совершенно других, несравненно бoльших масштабов военного производства, учитывая, что даже при прежней установке на использование в случае войны ядерного оружия США тратили на обычные силы 85 процентов своего военного бюджета.

Уже по первой пятилетней программе развития вооруженных сил администрация президента Рейгана запланировала увеличение (по сравнению с последним планом президента Картера) поставок в войска танков М-1 - на 29 процентов, БТР и БМП - на 34 процента, боевых вертолетов - на 25 процентов [27].

Сделав вывод, что лихорадочное наращивание Советским Союзом производства вооружений свидетельствует о наличии у него агрессивных намерений, американцы допустили грубейший просчет. Им, похоже, и в голову не приходило, что в основе советских усилий по наращиванию вооружений лежит не подготовка к наступательной войне, а глубокое чувство неуверенности в собственных силах и прежде всего страх перед огромными мобилизационными возможностями военной промышленности США и других западных стран.

Наоборот, американское руководство явно опасалось, что Советский Союз стремится воспользоваться отставанием США в гонке вооружений и слабостью американских демократических институтов в деле мобилизации национальных ресурсов в военных целях.

Вот как представляла себе, например, "Команда Б" советскую точку зрения на США. "В глазах Москвы Соединенные Штаты выглядят парадоксом, так как они в одно и то же время чрезвычайно сильны и чрезвычайно слабы. Их сила проистекает прежде всего из уникальных производственных возможностей и технологического лидерства, позволяющего США иметь в наличии чрезвычайно высокотехнологичную военную мощь, опасную для советских глобальных амбиций. Одновременно с этим США рассматриваются ими как страна, не обладающая в настоящее время политической волей и дисциплиной, неспособная отмобилизовать все население и ресурсы для длительной борьбы за мировое господство, и лишенная ясных национальных целей" [28].

А вот какое объяснение советскому наращиванию вооружений дает генерал-полковник А.Данилевич, бывший заместитель начальника Генерального штаба и один из советских военачальников, непосредственно отвечавших за военное планирование.

"Что мы имели к концу 80-х годов? У нас было 12 тысяч стратегических ядерных боеприпасов, примерно такое же количество боеприпасов было и у американцев. А вот что касается обычных вооружений, у нас был существенный перевес. В 1991 году имелось 63,9 тыс. танков (не считая танков у союзников), 66,9 тыс. артиллерийских орудий, 76,5 тыс. БМП и БТР, 12,2 тыс. самолетов и вертолетов, 437 больших боевых кораблей. У нас танков было в 6 раз больше, чем у НАТО. Перехлест? Но напомню, что накануне прошлой войны СССР имел 22 тыс. танков, из них 15 тыс. было на западе. А Германия - 5 тысяч и против СССР она бросила всего 3 тысячи танков. Но после первого месяца войны мы потеряли танковый парк полностью. С этим надо было считаться! Мы тоже могли потерять огромное количество танков, особенно при том высоком развитии противотанковых средств, которое было у американцев. Кроме того, баланс нельзя так считать, как считают, говоря о зеркальных вооруженных силах. В одних видах вооружения мы превосходили потенциального противника, в других уступали: существенно в авиации, в противовоздушной обороне. ... Американцы считали, что благодаря танкам мы способны пройти всю Европу до Ла-Манша за десять дней, и это сдерживало их" [29].

Аналогичным образом объясняет советское превосходство в ряде обычных видов вооружения, например, в танках, и бывший начальник Генштаба генерал армии В.Лобов: "Например, у СССР было более 60 тысяч танков. Такое огромное их количество имело свое объяснение. Противостоящая сторона имела не только танки, но и мощнейшее противотанковое оружие, в том числе и противотанковые вертолеты. Один вертолет, по расчетам, способен поразить до 16-18 танков. Что мы должны были делать, зная, что у противника есть танки, да еще такие вертолеты (у нас подобных к тому времени не было)? Мы, имея развитую танковую промышленность, были вынуждены производить танков в 16 раз больше, чем вертолетов у противника" [30].

Важным стимулом гонки вооружений в СССР стал также конфликт с Китаем. Генерал А.Данилевич пишет: "Что касается Брежнева и Гречко, то в 70-е годы они не столько опасались США, сколько Китая. Наиболее усиленные группировки создавались на Востоке, и обычные типы оружия в первую очередь поставлялись туда" [31].

Однако решающим стимулом постоянно растущего выпуска вооружений в СССР была все же боязнь якобы имевшихся в США огромных мобилизационных мощностей военной промышленности, к тому же находившихся в состоянии высочайшей отмобилизованности, о чем постоянно докладывало ГРУ.

Доказательством этого могут служить, в частности, высказывания того же генерала А.Данилевича: "Спрашивают, зачем нам было нужно почти 64 тысячи танков? Мы исходили из того, какой может быть новая война, рассчитывали возможный объем потерь, которые оказались бы несравнимыми с потерями во второй мировой войне: в 2-4 раза, а то и в десятки раз больше. Сравнивали потенциалы восполнения потерь, с одной стороны - США и НАТО, и с другой - СССР и ОВД. Оказывалось, что американцы во время войны могли бы не только восполнять потери, но и наращивать состав вооруженных сил. К концу первого года войны они имели бы возможность выпускать вдвое больше танков. Наша же промышленность, как показывают расчеты возможных потерь (вычислялись с помощью ЭВМ, проверялись на полигонах), не только не могла бы наращивать состав вооружения, но была бы не в состоянии даже поддерживать существовавший уровень. И через год войны соотношение составило бы 1:5 не в нашу пользу.

При краткосрочной войне мы успели бы решить задачи, стоящие перед нами. А если долгосрочная война? Мы же не хотели повторения ситуации 1941 года. Как можно было выйти из сложившегося положения? Создавая повышенные запасы вооружения, т.е. такие, которые превосходили бы их количество, требуемое в начале войны, и позволяли бы в ходе ее продолжать снабжать ими армию в необходимых размерах" [32].

На фоне подобных заявлений Лобова, Данилевича и ряда других представителей советской военной верхушки, а также вследствие появления многочисленных фактов, свидетельствующих о том, что высший советский генералитет отнюдь не считал, что СССР обладал военным превосходством над своими противниками, выводы "Команды Б" об огромных масштабах и агрессивном характере советских военных приготовлений выглядят абсурдно преувеличенными.

Не удивительно, что ЦРУ всячески стремится теперь откреститься от этих выводов, на основе которых строилась в основном вся военная политика США с середины 70-х годов. В своем докладе на Принстонской конференции директор ЦРУ Джордж Тенет признает, в частности, что "все до одной Национальные разведывательные оценки (НРО), подготовленные с 1974 по 1986 годы, давали завышенные прогнозы темпов и масштабов модернизации Москвой своих стратегических сил" [33].

В ответ на жесткую критику за то, что оно проглядело надвигающийся крах советской экономики, ЦРУ всячески, в том числе и путем рассекречивания своих архивов, пытается доказать, что оно пыталось это сделать, но наталкивалось на непонимание со стороны многих политиков, экспертов и средств массовой информации.

В своем докладе в Принстоне Дж.Тенет напоминает, что ЦРУ первым указало на замедление темпов развития советской экономики в то самое время, когда повсеместно считалось, что экономика СССР развивается бурными темпами.

"Со времени распада Советского Союза работа Агентства (т.е. ЦРУ - В.Ш.) по оценке состояния советской экономики находится под огнем критики. Я хотел бы в этой связи обратить внимание на почти всеми забытый факт, о котором нам напоминают рассекреченные документы, а именно на то, что аналитики ЦРУ еще в 1963 году докладывали о замедлении темпов роста советской экономики. Президент Линдон Джонсон посчитал этот доклад настолько важным, что он отправил в западноевропейские столицы специальную делегацию с задачей проинформировать союзников о выводах ЦРУ. Однако в американских академических кругах и в национальной прессе эта аналитическая разработка ЦРУ была встречена скептически. Более того, многие экономисты той эпохи считали, что командная экономика Советского Союза обладает органически присущими ей преимуществами перед рыночными системами Запада" [34].

Бывший заместитель директора ЦРУ Даглас МакИчин (Douglas MacEachin), возглавлявший в 80-е годы в течение пяти лет Управление по анализу СССР, поведал, с каким трудом ему удавалось помещать в НРО информацию о трудностях, испытываемых Советским Союзом в экономической области. В частности, МакИчин описал, как ЦРУ безуспешно пыталось включить в НРО за 1986 год свое особое мнение, выражавшее несогласие с содержащимися в НРО выводами о неуклонно продолжающемся наращивании советской военной мощи. В ЦРУ, были убеждены, что НРО предсказывало такой рывок в области советских военных приготовлений, который превосходил по своим масштабам все вместе взятые советские военные программы с начала 60-х годов вплоть до 1986 года. По мнению ЦРУ, выполнение столь амбициозной программы увеличения производства вооружений было советской экономике просто не по силам. Тем не менее особое мнение ЦРУ было отвергнуто и не включено в НРО, несмотря на то, что наращивания советской военной промышленности не произошло. По словам МакИчина, включение в НРО реалистичных оценок о трудностях советской экономики было сопряжено со столькими трудностями, что "после 1986 или 1987 года мы вообще приняли решение не участвовать в подготовке НРО".

То обстоятельство, что именно полемика между сторонниками выводов "Команды Б", выражавшей преимущественно интересы Пентагона, и их оппонентами (главным образом из ЦРУ) оказалась в фокусе внимания Принстонской конференции, не должно удивлять. Дело в том, что после прихода к власти администрации Джорджа Буша-младшего ряд составителей доклада "Команды Б" заняли ключевые позиции в Пентагоне. В частности, Пол Вулфовиц стал первым заместителем министра обороны, а на Эндрю Маршалла (руководителя управления оценок Пентагона, так называемого Net Assessment Office) министр обороны Дональд Рамсфелд возложил задачу разработки плана радикальной реорганизации вооруженных сил США с учетом изменившейся обстановки в мире. И Вулфовиц, и Маршалл, которого американские знатоки коридоров власти считают инициатором создания "Команды Б", и их многочисленные сторонники отнюдь не собираются отказываться от своих выводов, сформулированных в докладе "Команды Б".

Так кто же прав в этом длящемся уже не одно десятилетие споре - ЦРУ или его критики, бичующие ЦРУ за преуменьшение советской военной угрозы? Кажется, обе стороны смирились с тем, что им не удастся навязать друг другу свою точку зрения.

Ричард Перл, жесткий сторонник выводов "Команды Б", размышляет:

«Остается загадкой, почему была допущена столь огромная ошибка, и почему она приобрела хронический характер. Возможно, мы так и не узнаем истину. Единственное, что мы твердо знаем, так это то, что Билл Ли, Игорь Бирман, Стивен Роузфилд (наиболее известные критики ЦРУ за занижение военных расходов СССР - В.Ш.) и горстка других оказались правы, а гигантская организация (то есть ЦРУ - В.Ш.) ошиблась"[35].

Со своей стороны, чтобы показать всю трудность анализа СССР, Дж.Тенет цитирует известного дипломата и знатока Советского Союза Чарльза "Чипа" Болена: "Существуют два заявления, которые вне всяких сомнений доказывают, что делающий их человек является либо лгуном, либо дураком. Первое гласит: виски не оказывает никакого влияния на трезвость моих суждений. Второе говорит: я знаю, как обращаться с русскими".

Тенету вторит его заместитель МакЛафлин: "Сейчас наше управление анализа России и Европы больше не содержит в своем штате аналитиков ни по консервам, ни даже по древесине. Россия, которую наши аналитики пытаются понять, более не скрыта от наблюдения завесой тоталитарного режима. Однако, на мой взгляд, сейчас понимание России является во многих отношениях даже более трудной задачей, чем прежде, как для нас, так и для самих русских" [36].

Я не разделяю пессимизма американских разведчиков-аналитиков. Ответить на мучающий их вопрос трудно, но можно. Однако для этого им надо понять, что за пределами внимания американского аналитического сообщества и гигантского арсенала технических средств разведки осталась огромная "мертвая зона", не увидев и не изучив которую невозможно разобраться в особенностях функционирования советской экономики на различных этапах развития СССР. В этой "мертвой зоне" оказалась уникальная советская система мобилизационной подготовки страны к войне. Эта система, созданная Сталиным в конце 20-х-начале 30-х годов оказалась настолько живучей, что её влияние и сейчас сказывается на развитии российской экономики сильнее, чем пресловутая "невидимая рука рынка" Адама Смита.

В существовании этой "мертвой зоны" нетрудно убедиться при внимательном изучении документов ЦРУ и Национального Совета по разведке (НСР). Действительно, опубликовано огромное количество материалов, представляющих немалую ценность для любого исследователя истории "холодной войны". Только к открытию Принстонской "Конференции по анализу ЦРУ Советского Союза в 1947-1991 годах" 9-10 марта 2001 года было приурочено опубликование очередных 859 аналитических документов ЦРУ и НСР (включая 12 НРО) общим объемом 19 тысяч 160 страниц. Всего же до настоящего времени специально созданный в ЦРУ Центр по изучению разведки (Center for the Study of Intelligence) опубликовал около 2 700 аналитических документов (почти 70 тысяч страниц).

Однако во всей этой горе документов я не смог найти ни одного, который был бы специально посвящен анализу системы мобилизационной подготовки СССР и оценке мобилизационных мощностей его военной промышленности. Не обнаружил я заметного интереса к этой проблеме ни в выступлениях участников Принстонской конференции, ни в докладах предшествовавшей ей конференции "В конце холодной войны", проведенной 18-20 ноября 1999 года в Техасском А & М Университете, ни в материалах других конференций и семинаров, занимавшихся анализом документов ЦРУ по экономике Советского Союза.

Чтобы понять эту систему, следует вспомнить, что рожденный в результате первой мировой и гражданской войн Советский Союз был готов с первых дней своего существования платить любую цену за свою военную безопасность. Так как неизбежность будущей, и при этом длительной, войны с "капиталистическим окружением" не подвергалась сомнению, то не приходиться удивляться, что экономика СССР очень быстро стала экономикой тотальной подготовки к войне. Начавшаяся в конце 20-х годов индустриализация с самых первых шагов осуществлялась таким образом, чтобы вся промышленность, без разделения на гражданскую и военную, была в состоянии перейти к выпуску вооружения по единому мобилизационному плану, тесно сопряженному с графиком мобилизационного развертывания Красной Армии.

Внешне, однако, Советский Союз отнюдь не выглядел сверхмилитаризованной страной. Это было связано с тем, что, в отличие от царской России, опиравшейся при оснащении своей армии преимущественно на специализированные государственные "казенные" заводы, не связанные технологически с находившейся в частной собственности гражданской промышленностью, советское руководство сделало ставку на оснащение Красной Армии таким вооружением (прежде всего авиацией и бронетанковой техникой), производство которого базировалось бы на использовании двойных (дуальных) технологий, пригодных для выпуска как военной, так и гражданской продукции.

Были построены огромные, самые современные для того времени тракторные и автомобильные заводы, а производимые на них тракторы и автомобили конструировались таким образом, чтобы их основные узлы и детали можно было использовать при выпуске танков и авиационной техники. Равным образом химические заводы и предприятия по выпуску удобрений ориентировались с самого начала на производство в случае необходимости взрывчатых и отравляющих веществ.

По подсчетам маршала М.Тухачевского, проведенным в 1930 г., технологическая совместимость военной и гражданской техники позволяла в случае войны выпускать один самолет взамен трех автомобилей, один авиационный двигатель вместо двух автомобильных, один танк взамен двух тракторов и т.д. Учитывая, что по первому пятилетнему плану в 1933 г. предусматривался выпуск 350 тысяч автомобилей и 197 тысяч тракторов, СССР был способен, по мнению Тухачевского, производить на этой производственной базе 122,5 тысяч самолетов, 175 тысяч авиационных двигателей и около 100 тысяч танков в год.

И действительно, создав мощную и современную автотракторную промышленность, СССР, начиная с 1932 года и до второй половины 30-х годов (начала перевооружения Германии) производил больше танков и самолетов, чем остальные страны мира, вместе взятые. Мировое лидерство в выпуске военной техники маскирует, однако, тот факт, что основные усилия советского руководства в эти годы направлялись все же не на развертывание военного производства и ускоренное переоснащение армии на новую технику, а на развитие базовых отраслей экономики (металлургия, топливная промышленность, электроэнергетика и т.д.) как основы развертывания военного производства в случае войны.

Архивные документы свидетельствуют, что, санкционировав начавшийся процесс перевооружения армии, Сталин и Политбюро решительно отклоняли неоднократные требования Тухачевского и ряда других военных приступить к безотлагательному созданию массовой армии (около 250 дивизий) с десятками тысяч танков и боевых самолетов. Вместо этого приоритет был отдан развитию базовых, то есть формально гражданских отраслей промышленности как основы мобилизационного развертывания массового военного производства в будущем. Сталин даже обозвал Тухачевского за его предложения "красным милитаристом".

Разумеется, Сталин был не против ускоренного перевооружения Красной Армии. Просто он лучше, чем военные, понимал, что для того, чтобы произвести и содержать затребованное Тухачевским количество военной техники, необходимо огромное количество металла, топлива и т.д. А для развития базовых отраслей промышленности требуется гораздо больше средств и времени, чем на строительство сборочных автомобильных, тракторных и авиационных заводов, оборудование которых можно было в то время без особого труда закупить в США, переживавших тяжелейшую экономическую депрессию.

На самом деле все развитие базовых отраслей осуществлялось под углом зрения прежде всего военной, и лишь затем экономической целесообразности. Так, было принято решение о развертывании второй промышленной и сырьевой базы на Урале и в Сибири, а также хозяйственном освоении Севера, хотя в силу инфраструктурной неразвитости этих регионов капиталовложения в европейской части страны были бы экономически много эффективнее.Теми же военными соображениями было продиктовано и решение о сокращении в течение второй пятилетки военно-промышленных мощностей в Ленинграде ввиду его уязвимости в случае войны.

Закупая за рубежом в больших количествах промышленное оборудование для создания современной индустрии, советское руководство одновременно целеустремленно и решительно принимало меры по достижению максимальной самодостаточности военного производства в случае войны. С этой целью были построены гигантские машиностроительные (например, "Уралмаш") и станкостроительные заводы. Крупные закупки зарубежного оборудования продолжались вплоть до начала Великой Отечественной войны, однако их целью было не столько расширение текущего военного производства, сколько создание запасов уникального и дефицитного оборудования на случай войны.

Одновременно предпринимались огромные усилия по созданию независимой минерально-сырьевой базы. Это считалось особенно важной задачей ввиду того, что военная промышленность царской России в большой степени зависела от импорта многих материалов и металлов, особенно цветных. Строились комбинаты типа Норильского и т.д.

Для обеспечения перехода от гражданского производства к военному была создана разветвленная и строго централизованная система мобилизационной подготовки экономики. На всех уровнях советской власти и во всех органах экономического управления, вплоть до уровня каждого отдельного предприятия, были созданы специальные мобилизационные структуры, в которых уже к маю 1932 г. было занято 45 тысяч человек. Сама система централизованного планирования и партийного контроля сверху донизу идеально соответствовала интеграции гражданской и военной промышленности и была прекрасной школой для руководства экономикой в условиях мобилизации. Повышению эффективности мобилизационной подготовки способствовали и регулярные учения по переводу экономики на военное положение.

Приоритет мобилизационной подготовки промышленности перед текущим военным производством стал во второй пятилетке ещё большим, чем в первой.

Так, по проекту пятилетнего плана производство боевых самолетов планировалось сократить с 3515 в 1933 г. до 2000 в 1937 г., танков соответственно с 4220 до 2800.

В то же время мобилизационные мощности по этим видам вооружения в соответствии с предложениями Госплана от июля-августа 1932 г. предусматривалось резко увеличить. Так, если мощности по выпуску танков планировались из расчета на выпуск, в случае мобилизации, 40,4 тыс. танков в год в 1933 г. (включая 16 тыс. танкеток), то в 1937 г. они должны были возрасти до 90 тысяч (включая 20 тыс. танкеток). Мощности по боевым самолетам, по расчетам Госплана, должны были возрасти с 13,1 тыс. в 1933 г. до 46,3 тыс. в 1937 г. Создание же чисто военных предприятий с резервированием мощностей на случай войны многие специалисты Госплана считали расточительным омертвлением капитала.

Именно созданная в 30-х годах система мобилизационной подготовки обеспечила победу СССР в годы второй мировой войны. Многократное превосходство над противником в танках и боевых самолетах, которое имели советские войска в начальный период войны, не спасло Красную Армию от сокрушительных поражений, а почти вся накопленная Советским Союзом за предвоенные годы военная техника была потеряна в первые же месяцы войны. На захваченной немцами к ноябрю 1941 г. территории СССР до войны добывалось 63% угля, производилось 58% стали и 60% алюминия. Находившиеся на этой территории перед войной 303 боеприпасных завода были или полностью потеряны, или эвакуированы на Восток. Производство стали в СССР с июня по декабрь 1941 г. сократилось в 3,1 раза, проката цветных металлов в 430 раз. За этот же период страна потеряла 41% своей железнодорожной сети.

В 1943 г. СССР производил только 8,5 млн. тонн стали (по сравнению с 18,3 млн. тонн в 1940 г.), в то время как германская промышленность в этом году выплавляла более 35 млн. тонн (включая захваченные в Европе металлургические заводы).

И, тем не менее, несмотря на колоссальный урон от немецкого вторжения, промышленность СССР смогла произвести намного больше вооружения, чем германская. Так, в 1941 г. СССР выпустил на 4 тысячи, а в 1942 г. на 10 тыс. самолетов больше, чем Германия. В 1941 г. производство танков в СССР составило 6 тыс. 590 единиц против 3 тыс. 256 в Германии, а в 1942 г. соответственно 24 тыс. 688 единиц против 4 тыс. 098 единиц.

Не удивительно, что победа в Великой Отечественной войне не только укрепила убежденность советского руководства в том, что советская плановая экономика является наиболее эффективной системой мобилизации ресурсов государства и общества на случай войны, но и в том, что высокая мобилизационная готовность страны важнее общих размеров её экономики.

После второй мировой войны довоенная мобилизационная система, столь эффективно проявившая себя в годы войны, была воссоздана практически в неизменном виде. Многие военные предприятия вернулись к выпуску гражданской продукции, однако экономика в целом по-прежнему оставалась нацеленной на подготовку к войне.

При этом, как и в 30-е годы, основные усилия направлялись на развитие общеэкономической базы военных приготовлений. Об этом свидетельствовала знаменитая в свое время речь Сталина перед собранием избирателей 9 февраля 1946 года, на многие годы определившая развитие советской экономики.

В ней он сказал: "Нам нужно добиться того, чтобы наша промышленность могла производить ежегодно до 50 миллионов тонн чугуна, до 60 миллионов тонн стали, до 500 миллионов тонн угля, до 60 миллионов тонн нефти. Только при этом условии можно считать, что наша Родина будет гарантирована от всяких случайностей".

Ясно, что такое количество стали, нефти и угля Сталину было нужно не для мирного соревнования с капитализмом. Просто по опыту минувшей войны он знал, что производство оружия лимитируется прежде всего наличием сырья, топлива и металла. Сталин был, очевидно, уверен, что если СССР смог превзойти в производстве вооружений Германию, опиравшуюся на промышленность всей континентальной Европы, имея на все про все 8 млн. тонн стали в год, то при ежегодной выплавке 60 млн. тонн стали СССР сможет сразиться в случае нужды со всем миром.

Естественно, что сокращавшееся после войны производство вооружений не могло поглотить быстро растущее производство сырья, металла, топлива и электроэнергии. Это позволяло правительству при жестко регулируемой заработной плате не только практически бесплатно снабжать население теплом, газом, электричеством, взимать чисто символическую плату на всех видах городского транспорта, но и регулярно, начиная с 1947 г. и вплоть до 1953 г., снижать цены на потребительские товары и реально повышать жизненный уровень населения. Фактически Сталин вел дело к постепенному бесплатному распределению продуктов и товаров первой необходимости, исключая одновременно расточительное потребление в обществе.

Такая уникальная система "пушек и масла" позволяла в случае необходимости без особых дополнительных организационных мероприятий и затрат переключать это "избыточное" в условиях войны потребление и связанное с ним гражданское производство на нужды войны.

Совершенно очевидно, что капитализм с его рыночной экономикой не мог, не отказываясь от своей сущности, создать и поддерживать в мирное время подобную систему мобилизационной готовности.

Почему же столь могучая система концентрации ресурсов, позволившая неокрепшему ещё в военном отношении СССР победить Германию с её союзниками, не смогла предотвратить крах Советского Союза на пике его военной мощи? И почему разведки Запада были застигнуты врасплох развалом огромной империи? Думаю, что ответ на этот вопрос надо искать в России. ЦРУсегоаналитикамиздесьплохойпомощник.

    Intelligence Community Experiment in Competitive Analysis. Soviet Strategic Objectives. An Alternative View. Report of Team "B". December 1976.

    Ibid. P. 20.

    Ibid. P. 21.

    William T. Lee, Op. cit. Pp. 48, 69, 70.

    Intelligence Community Experiment... P. 6.

    Ibid. P. 46.

    Ibid. P. 23.

    См.: Washington Star, 15 February, 1976; Joseph Alsop, "A Cautionary Tale", Washington Post, 7 March, 1977.

    William T. Lee, Op. cit. P. 65.

    Ibid. P. 8.

    Annual Report to the Congress. Caspar W. Weinberger, Secretary of Defense. Fiscal Year 1987. P. 14.

    Ibid. P. 16.

    Ibid. P. 24.

    The New York Times, 26 September, 1993.

    Annual Report to the Congress. Caspar W. Weinberger, Secretary of Defense. Fiscal Year 1983. Pp. I-16,17.

    Ibid. P. I-30.

    Intelligence Community Experiment... P. 42.

    Проблемы прогнозирования, № 2, 1996 г. С. 140.

    Там же. С. 149.

    Там же. С. 138.

    Тамже. С. 144, 145.

    Remarks of the Director of Central Intelligence George J. Tenet Opening the Conference on CIA's Analysis of the Soviet Union, 1947-1991. Princeton University "The Changing Nature of CIA Analysis in the Post-Soviet World," 9 March 2001. The Washington File. Office of International Information Programs, U.S. Department of State. // Johnson's Russia List, #5149, 14 March 2001.

    Ibid.

    William T. Lee, Op. cit. P. IX.

    Remarks of the Deputy Director of Central Intelligence John E. McLaughlin at the Con-ference on CIA's Analysis of the Soviet Union, 1947-1991, Princeton University "The Changing Nature of CIA Analysis in the Post-Soviet World," 9 March 2001. The Washington File. Office of International Information Programs, U.S. Department of State. // Johnson's Russia List, #5149, 14 March 2001

 Об авторе: Виталий Васильевич Шлыков - эксперт МФИТ, член Совета по внешней и оборонной политике; ранее - заместитель председателя Госкомитета РФ по оборонным вопросам.

 Источник: Межрегиональный фонд информационных технологий

Картина дня

наверх