На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

Дом Рябушинского

 Центрее не бывает: Малая Никитская, дом 6/2. С одной стороны шумный Никитский бульвар, с другой - старая изгибистая Спиридоновка, напротив - купола Церкви Большого Вознесения – свидетельницы бракосочетания Александра Пушкина с красавицей Гончаровой.

По этому адресу расположен музей-квартира А.М. Горького.

Но вот парадокс: большинство посетителей приходят сюда не для того, чтобы посмотреть на личные вещи пролетарского писателя, а чтобы увидеть интерьеры, придуманные и воплощённые знаменитым московским архитектором Фёдором Осиповичем Шехтелем. И большинство знают этот дом не как квартиру Алексея Максимовича, а как особняк Рябушинского.

Как иногда бывает, настоящее сокровище бывает спрятано на виду. Я думаю, многие, кто живёт или работает в центре не раз проходили мимо этого дома с плавно изогнутой чугунной оградой. Он моментально притягивает глаз необычным мозаичным фризом с переплетающимися стеблями цветов.

 

 

Мозаичный орнамент: нежно сиреневые орхидеи и ирисы на голубом фоне

 Перекрёсток судеб

Сначала немного напишу о людях, потому что этот дом не был бы таким, какой он есть, без разделивших его судьбу людей. Так получилось, что в этом доме пересеклись судьбы трёх ярких, харизматичных, каждая по-своему талантливых и неординарных личностей: Степана Павловича Рябушинского, Фёдора Осиповича Шехтеля и Алексея Максимовича Горького.

 

Степан Павлович Рябушинский

Степан Павлович (1874-1842)– один из многочисленной семьи русских купцов

Поколение, к которому принадлежал Степан Рябушинский – хозяин дома на Малой Никитской, насчитывало восемь сыновей и четыре дочери, большинство из которых обладали выдающимися способностями и стали известными в различных видах деятельности. Пятеро братьев занимались в основном торговой деятельностью, промышленными и банковскими делами огромной фирмы своей семьи, а также благотворительной деятельностью. Два брата ушли в науку, один стал художником и писателем, издателем нашумевшего в своё время журнала «Золотое руно». Многие члены семьи были коллекционерами, собирали полотна русских и зарубежных художников, иконы, предметы искусства.

Степан Павлович полностью был погружён в дела фирмы, возглавлял торговую часть хлопчатобумажного производства, впоследствии стал инициатором и создателем первого в России автомобильного завода в Москве. Вы только представьте, какое это было по тем временам новаторство, и какими недюжинной широтой взглядов, смелостью и чутьем нужно было обладать, чтобы начать и поднять на достойный уровень подобную авантюру.

Именно он и заказал молодому ещё тогда Шехтелю построить для своей семьи особняк. Об архитекторе как раз начали много говорить после постройки им в 1893 г. особняка для Зинаиды Григорьевны и Саввы Тимофеевича Морозовых на Спиридоновке (Этот дом можно увидеть и сейчас под номером 17. Никакой вывески, высокий сплошной забор, пропускной пункт со шлагбаумом. Там сейчас зал приёмов российского МИДа. Об интерьерах остаётся только догадываться, говорят, это что-то великолепное).

Семья Степана Павловича была староверской. Видимо, этим отчасти объясняется один из главных интересов его жизни: он собирал, исследовал, приводил в порядок древнерусские иконы и организовывал их выставки. Публиковал в специализированных журналах статьи на эту тему. Был археологом по образованию и настоящим знатоком дониконовского иконописного искусства, существовавшего до раскола между православной и старообрядческой церквями. Первым начал научную расчистку и реставрацию древних икон. Его реставрационная мастерская тоже находилась в особняке на Малой Никитской. Только по каталогам Третьяковской галереи, куда после революции перешла часть его коллекции, значится 57 икон XIII—XVII вековв.

Председательствовал в Остоженской старообрядческой общине, возглавлял комиссию по охране древностей храмов Рогожского кладбища. В храмах Рогожского кладбища хранились самые ценные иконы его коллекции. Интересно, как при написании исторических постов натыкаешься на переплетение мест и судеб. о Рогожском старообрядческом посёлке:http://mujer-soleada.livejournal.com/5647.html

После революции 1917 года эмигрировал в Милан.

 

Фёдор Осипович Шехтель (1859-1926)

«… когда искусство доступно и понятно всему населению. Только тогда оно сможет проявить свою могущественную силу: оно поднимет вкус к изящному, облагородит душу, разбудит и разовьёт более высокие потребности духа и поднимет жизнь на более высокую ступень развития».Из собрания сочинения Ф.О. Шехтеля

Фёдор Шехтель первоначально был наречён Францем-Альбертом, так как появился на свет в Санкт-Петербурге в семье, восходившей к выходцам из Баварии и переселившейся в Россию при Екатерине Второй. Однако большая часть его жизни связана с Москвой, куда он попал в 16 лет.

Как бы суметь написать о такой глыбе коротко, незанудно, но в тоже время отдать должное Большому Человеку и Таланту.

Шехтель - человек разнообразных способностей и талантов, многогранных интересов, широкого кругозора, невероятной работоспособности. Дружил со многими видными людьми своей эпохи: Чеховым, Левитаном, Цветаевым.

Начинал он как книжный график, был прекрасным рисовальщиком, сотрудничал с различными журналами, по близкой дружбе оформлял сборники рассказов А.П. Чехова. Был какое-то время сценографом, придумывал декорации и костюмы к театрализованным действам, эскизы, программы, плакаты.

Со временем, приблизительно с конца 1890-х гг., полностью посвятил себя архитектуре. По его проектам только в Москве и близ неё было возведено около 50 построек, многие из которых сохранились. Самые известные помимо особняков в центре – Ярославский вокзал, основанный вместе с Чеховым Художественный театр в Камергерском переулке. Шехтель спроектировал здание театра полностью, как внутри, так и снаружи, до мельчайших деталей - кресла, двери, гримёрные, подъезды, фонари. Сконструировал сцену со сложнейшим механизмом, продумал освещение сцены и зала, цвет стен, ковры, поглощающие звук, и, конечно, занавес. Так что чеховскую чайку – символ театра с полным правом можно назвать и шехтелевской.

Много лет преподавал в московском Строгановском училище. За проект павильонов Русского отдела на Международной выставке 1901 г. Императорская академия художеств присвоила Шехтелю звание академика архитектуры. К своему академическому статусу сам Шехтель относился серьёзно и работы свои подписывал «академик Шехтель».

А сколько было спроектированных Шехтелем усадеб и дач, доходных домов, общественных и деловых зданий, храмов! И не только в Москве. За свою жизнь Шехтель создал в общей сложности 19 загородных усадеб, 23 особняка, 14 общественных зданий и памятников, 5 доходных домов, 9 деловых зданий, около 20 храмов и надгробий. Помимо этого, осталось множество неосуществлённых проектов. Например, Шехтель был увлечён планами И.В. Цветаева по созданию Музея изящных искусств и стал автором неосуществлённого проекта парадной лестницы и зала Славы. Щедро жертвовал деньги на музей, был консультантом в архитектурных вопросах и активным единомышленником Цветаева.

В условиях последовавших войн и революций продолжал работать, пытался найти себе место в новом времени и новом порядке. Создаёт проекты, созвучные духу 20-х годов с их индустриальным строительством: «Днепрогэс», Оптический завод в Болшеве, город энергетиков «Электрополь», множество гидротехнических сооружений, мостов.

Ни один из этих мощных проектов не был реализован, шехтелевское архитектурное видение оказалось в новых условиях ненужным и даже раздражающим. Его упрекали в излишнем романтизме, а уж философское осмысление назначения архитектуры оказалось в новом государстве совсем чуждой идеей.

Шехтель глубоко переживал свою ненужность, работал и над «идеологическими» проектами, надеясь снова стать нужным для современников. Например, создал проект Мавзолея Ленина «с криптой, аудиторией и трибуной», который остался только на бумаге.

Его последние годы по-настоящему трагичны. Был выселен из собственного дома на Большой Садовой, скитался по коммунальным квартирам, голодал, распродавал свою библиотеку и коллекции, чтобы прокормиться. Подводя итоги жизни, с горькой иронией признавал, что, строя всем Морозовым, Рябушинским и фон Дервизам, остался нищим.

 

А. М. Горький (Пешков)

После революции особняк Рябушинского был национализирован. В его стенах перебывало много разных учреждений: и отдел виз и паспортов, и Государственное издательство РСФСР, и даже Психоаналитический институт профессора И.Д. Ермакова с детским домом-лабораторией.

В конце концов, хозяином дома стал вернувшийся из-за границы А.М. Горький, получивший дом как своеобразный подарок от И.В. Сталина. На мемориальной доске на фасаде особняка можно прочитать: «А.М. Горький жил здесь в 1931-1936 гг.»

Конечно, национализация и вынужденная иммиграция первоначальных хозяев особняка – это грустно, тем не менее, это случилось. И остаётся только радоваться тому, что именно годы, прожитые здесь Горьким, впоследствии обернулись мемориальным музеем и послужили охранной грамотой для особняка, избежавшего разрушения и ставшего доступным для всех желающих.

 

Что внутри: лестница-волна, ожерелье комнат и тайная моленная

Итак, заходите внутрь дома через дверь с обратной стороны особняка, поднимаетесь по узкой крутой чёрной лестнице, минуете глуховатого старичка-вахтёра, напяливаете на ноги уродливые безразмерные музейные тапки (если дома есть медицинские бахилы, лучше взять с собой, тоже можно) и сразу оказываетесь у изножья «визитной карточки» дома – мраморной парадной лестницы-волны.

http://www.otzyv.ru/read.php?id=13

 

Но все ли знают, что можно беспрепятственно зайти внутрь и осмотреть дом абсолютно бесплатно (платная только фотосъёмка: 100 рублей в квартире-музее и 30 рублей отдельно за съёмку в моленной на третьем этаже)?

Спеша мимо, обычный прохожий мимолётно полюбуется мозаикой, скользнёт взглядом по наглухо закрытой парадной двери, выходящей на Малую Никитскую, да и побежит дальше. Только задержавшись у неприветливо запертой двери и вглядевшись сквозь прутья ограды, можно разглядеть маленький, налепленный на дверь листочек с указывающей куда-то вбок стрелочкой «Вход в музей». Вход в музей – со стороны улицы Спиридоновки, с бывшей чёрной лестницы особняка. Ну почему у нас всегда так? Хотя, с другой стороны, настоящий клад не лежит совсем уж на поверхности, его надо поискать, и тем больше радости от его открытия.

Так откроем для себя один из признанных шедевров московского модерна.

 

 

 Что внутри: лестница-волна, ожерелье комнат и тайная моленная

Итак, заходите внутрь дома через дверь с обратной стороны особняка, поднимаетесь по узкой крутой чёрной лестнице, минуете глуховатого старичка-вахтёра, напяливаете на ноги уродливые безразмерные музейные тапки (если дома есть медицинские бахилы, лучше взять с собой, тоже можно) и сразу оказываетесь у изножья «визитной карточки» дома – мраморной парадной лестницы-волны.     Плавным полукругом взмывает она ко второму этажу, гордо неся фантастические перила, напоминающие завитки-барашки морской волны. Начинается волна мощным мраморным всплеском, на вершину которого выброшена люстра-медуза. Необычной формы стеклянные лампочки свисают вниз, напоминая щупальца этого морского создания.     Отсюда же снизу можно полюбоваться витражным окном над небольшой площадкой в середине лестницы.     Подняться по парадной лестнице на второй этаж не разрешается, в лестничном полотне – трещина, однако в случае хорошего настроения смотрительниц и ваших вежливых просьб может случиться чудо: они отцепят канатик и позволят подняться по самому краю священной лестницы до её середины. Ну что ж, приходиться довольствоваться малым. Среди плавных линий глаз режут взбирающиеся на второй этаж по противоположной перилам стене тяжёлые ступенчатые шкафы. Сложно представить, что так оно и было задумано Шехтелем. И правильно, не им. Это библиотека Горького. Собравшись с силами и, наконец, сумев отвернуться от красавицы-лестницы, начинаем круговое путешествие по анфиладе помещений первого этажа. Через великолепный дверной проём попадаем в первую комнату круговой анфилады-ожерелья – столовую или гостиную.     Надо сказать, что двери в этом доме притягивают к себе большую часть внимания и как бы направляют посетителя из комнаты в комнату. Некоторые привлекают глаз доминирующими размерами проёма, некоторые – необычным декоративным оформлением наличников или самих дверных полотен. Вот фото двери, ведущей из столовой в библиотеку.     Та же дверь, но в другую сторону по ходу движения, выглядит так.       Движение из помещения в помещение не затруднено, замкнутость пространства отсутствует. Движение останавливается только на третьем этаже, в моленной, но об этом позже.   Итак,гостиная–столовая.     Здесь проходили многочисленные встречи Горького с гостями: писателями, драматургами, творческими людьми. Здесь не раз проводились заседания писательского союза, одним из главных инициаторов которого выступал сам Горький. В этой комнате велись дискуссии о тогдашнем методе литературы, получившем название социалистического реализма. Почти все известные писатели 1930-х гг. побывали здесь у Горького – этот дом заменял им писательский клуб. Постоянное место за столом Горького отмечено чайным прибором.     Библиотека Из столовой через ещё один необычный дверной проём (см. фото выше) попадаем в библиотеку. У Горького всегда была обширная библиотека. Эта, разместившаяся в особняке Рябушинского, уже шестая по счёту. Предыдущие он передавал в дар общедоступным городским библиотекам, например, в Нижнем Новгороде, или просто частным лицам. Можно по-разному относиться к творчеству писателя, оно может даже раздражать, особенно в наше время. Однако одного у него не отнять: его колоссальной просветительской деятельности. Помещение библиотеки уникально своим потолком, украшенным панно, на котором распускаются хризантемы, и лепными цветами и листьями, Такое оформление превращает комнату в настоящую беседку.     Вот фото панно поближе     И лепнина     Вот фото из библиотеки на улицу, мне оно очень нравится.     Книги не умещались в библиотечных шкафах и шкафах столовой и постепенно переползли в холл, где для них были сооружены шкафы вдоль лестницы (помните?).   Кабинет В этой комнате был кабинет Алексея Максимовича, где он работал каждый день по строгому расписанию, с 9 утра до 2 дня, праздников и выходных почти не существовало. В эти годы творческая деятельность Горького была огромна. Самодисциплина и организованность вели к высокой работоспособности, а успешный труд рождал вдохновение, по признанию самого писателя. Вероятно, он не шутил, так как результатом его работы являются 35 томов только художественных произведений, не считая статей и писем. В этой комнате присутствие Горького чувствуется больше всего. Большой рабочий стол сделан по его заказу: без ящиков, выше обычного, чтобы за ним было удобнее работать из-за болезни лёгких. Порядок на рабочем месте был неизменен: чернильница, большие листы бумаги с широкими полями, много цветных карандашей, деревянная ручка, блокноты и листочки бумаги для заметок.     Это тоже фото со стола, мне кажется, это что-то да говорит о личности писавшего здесь.     В шкафах над камином и возле него разместилась горьковская коллекция работ восточных резчиков по кости 18-20 вв.: резная шкатулка, вазы из лака, бамбука, фарфора, фигурки, шары.     Эта коллекция считается одной из лучших, аналогичная коллекция Музея Востока в Москве уступает горьковской. Показывал её Алексей Максимович с любовью и знанием секретов мастерства. Всю жизнь писатель коллекционировал различные предметы искусств, многие из которых подарил музеям и просто людям. По его словам, он хотел бы, чтобы заключенная в них энергия рождала новую волну творчества. Рядом со шкафами – китайская мебель – резной стол для лютни, два табурета, резное кресло у стола. Это совместный подарок от семьи и писателя А.Н. Толстого, разыскавшего их у антикваров.     Спальня Здесь только самое необходимое: кровать, прикроватная тумбочка, шкаф, комод. Угловая книжная полка повешена по просьбе Горького, на ней расставлялись книги для ежевечернего чтения. В последнем подборе оказались «народные русские сказки», собранные А. Афанасьевым, «Ярмарка тщеславия» Теккерея, произведения Р. Роллана, книги К.С. Станиславского и В.Г. Короленко, стихи Н. Языкова, «Песни» Беранже. Иногда Горький в шутку называл себя «профессиональным читателем».     В японском шкафчике часть восточной коллекции: дракон, вазочки и миниатюрные скульптуры.     А вот крышка комода с колоритной горгульей.     Вот такой вид из окна спальни сейчас. Оконные рамы дома становятся рамами картин, окаймляющих то, что вы видите в окне. Мне кажется, так это и было задумано.  

Моленная – спрятанный космос

Моленная была построена Шехтелем для семьи Рябушинских тайно в 1904 году. Немногим позднее гонения на старообрядцев ослабли, но в тот период действовать можно было только скрыто. Поэтому лестница в моленную расположена в специально пристроенной к дому башне. В ней заканчивается беспрепятственное круговое движение по дому: вы пришли туда, куда нужно – к концу всего или, наоборот, к началу начал. Войдя через дверь, символически ведущую из дольнего мира, человек оказывается перед единственной дверью – Царскими Вратами.

Невысокая алтарная преграда не сохранилась, но легко можно представить, где она находилась: перед тремя высокими окнами с типичными храмовыми откосами, направляющими взгляд в небо. От места бывшего алтаря также расходятся в стороны лучи, выложенные на паркете. Известно, что главной иконой-защитницей дома на Малой Никитской был образ Божией Матери «Неопалимая купина» псковского письма конца 15 века – довольно редкий даже среди коллекционеров.

Если на традиционной иконе «Неопалимая купина» Богородица изображается с одной лестницей, ведущей вверх, то у Степана Рябушинского хранился образ более древний, на котором Богородица держит не одну, а две лестницы. Первая, ведущая вверх, говорит о Богородице как о помощнице, открывающей верующим доступ в райские выси, а вторая лестница, опущенная вниз, символизирует Царицу Небесную как защитницу грешников, помогающую всякому, кто искренне обращается к ней. Есть версия, что вкладывая именно этот тайный смыл, Шехтель вводит в проект дома две лестницы – парадную и чёрную, которые обе ведут к моленной комнате. Вот он – символ разных дорог к просветлению и Царству Небесному.

Моленная занимает небольшое помещение, но кажется довольно просторной благодаря прекрасным пропорциям и устремляющему взгляд вверх куполу. Освещена довольно скудно: световое окно наверху в куполе

 

 

да три уже упоминавшихся узких стрельчатых окна в стене за бывшим алтарём. И те расположены выше человеческого роста, поэтому свет не заливает помещение, а рассеянно проникает в него сверху.

 

 

В этой комнате сидит грустная смотрительница, принимающая деньги за фотосъёмку и продающая соответствующую месту литературу. Она выбирает из череды посетителей кого-то заслуживающего своего доверия и начинает жаловаться на свою смотрительскую судьбу. Говорит, что сидит там уже десять лет и слепнет от света энергосберегающих ламп. Я посоветовала ей принести из дома более яркую лампу, но по тому, как она непонимающе на меня посмотрела, поняла, что ей нужно было не решение, а сочувствие, поэтому потом только сопереживающе вздыхала. Вот так, кому-то шедевр архитектуры, а кому-то личная голгофа.

Однако скудно освещённая моленная имеет свой секрет. Благодаря особенностям росписи стен вечером она превращается в открытое пространство со звёздным небом: тёмные спирали стеблей плюща на стенах сливаются в сумерках в общий фон, а белые точки на листьях начинают светиться, как звёзды. Я, конечно, не видела моленную поздним вечером, но готова поверить, что там возникает ощущение космоса, бесконечной вселенной.

Я была так поглощена созерцанием облика моленной, что не сразу даже осознала, что в её художественном оформлении нет привычных образов Спасителя, Богородицы. Здесь рассказывается многое и жизненно важное, но только посредством извечных древних символов.

На полотенцах, оформляющих трёхчастное окно в алтаре, обозначен древний символ Иисуса Христа – рыба с равноконечным крестом над ней и надписью по-гречески «Ихтус» (рыба). В этом зашифрована древнейшая формула символа веры: пять букв слова «Ихтус» являются первыми буквами пяти слов Иисус Христос, Божий Сын, Спаситель (Jesous Christos, Theou Uios, Soter).

 

 

В основании купола повторяется четыре раза сокращённая надпись на древнегреческом: «истинные христианки воспримут святость за свои страдания в день страшного суда». Разбросанные по внутренней поверхности купола треугольники напоминают о Троице, так же, как и само трёхчастное окно.

Освещалась моленная в своё время свечами. Всё, что сейчас окрашено в жёлтый цвет, было позолочено. Росписи стен восстановлены в 1977- 89 г., но в алтаре сохранились несколько фрагментов подлинной росписи начала 20 века: символы Христа и полотенца. Подлинными также считаются и медальоны на парусах с изображениями символов евангелистов.

 

Эскизы к ним сохранились в архиве Шехтеля. Они были скалькированы, прорезаны по контуру рисунка ножом и напылены на паруса. Таким образом, их не касалась рука современного художника. На фото также можно увидеть те самые листья с белыми точками, которые вечером создают впечатление уединённости со звёздным небом.

 

 

 

Загадки дома: тайные смыслы и иносказания

Как же это субъективно, на мой взгляд, искать подтексты и тайные смыслы в произведениях искусства. Так ли это необходимо для понимания автора? Может быть, лучше просто наслаждаться восприятием красоты, не рефлексируя и не разлагая её на составляющие элементы? Однако чем жили бы тогда критики и историки?

Иной раз диву даёшься, читая, скажем, интерпретацию какой-нибудь картины или скульптуры. Думаешь, неужели художник вот прямо так сидел и думал, сколько же символов и иносказаний зашифровать в своей работе. Исключение, конечно, составляет средневековая живопись, написанная на языке символов в то время понятных каждому просвещённому человеку. Хотя чем новая история хуже? Может быть, и вкладывал творец в своё произведение тайный смысл. А может быть, он просто подчинялся вдохновению и творил, не задумываясь о грядущих интерпретациях?

Тем не менее, не могу обойти вниманием так называемые загадки Фёдора Шехтеля. Большей частью потому, что когда копаешься в различных догадках и версиях, возникает ощущение некой таинственности, почти мистики, что придаёт всему дому немного волшебный флёр. Так что же он хотел сказать своим видением интерьеров особняка?

В одной статье нашла мнение, что «неподготовленный зритель часто находит в особняке лишь очевидное, буквальное изображение природных стихий, растительного и животного миров». В этом якобы скрывается особый подход Шехтеля к своим произведениям, разделяющий зрителя по степени подготовленности. Немного высокомерно звучит, на мой взгляд. Вряд ли Шехтель намеренно внедрял в свои работы идею такой интеллектуальной дискриминации, хотя он действительно заставляет мыслить и искать объяснение загадкам дома.

Любой смотритель музея скажет вам, что светильник на парадной лестнице – это символическое изображение медузы, но поднявшись немного по лестнице, можно увидеть абажур, накрывающий лампу сверху и похожий на панцирь черепахи.

 

 

Казалось бы, вот они – природные мотивы, использование образов животного мира. Однако же неиссякаема фантазия интерпретаторов от искусства, предлагающих следующую трактовку: медуза у начала лестницы своей характерной пластикой сравнима с образом человека, которого на пути к Богу смущают суета и торопливость. Трансформация же образа в черепаху отсылает нас к ассоциациям со спокойствием, уравновешенностью, мудростью, символом которых является это животное. Таким образом, и сама лестница предстаёт перед нами как символ духовного становления, пути к совершенству и к Богу.

Есть мнение, что рамки чисто «природных» мотивов для Шехтеля чересчур узки и примитивны. Помните фото всплеска волны у основания лестницы? Так вот, при серьёзном подходе и сильном желании можно увидеть в нём образ женщины, ведущей за собой восходящего по лестнице, медальоны на перилах которой выполнены в форме санскритского «инь и янь» - света и тьмы. Это можно интерпретировать как образ самой Богоматери.

Или вот колонна на втором этаже, которую можно увидеть, вежливо попросив у смотрительниц позволить вам чуть подняться по парадной лестнице. С середины лестницы, чуть вытянув шею, вы сможете взглянуть на колонну со оригинальным скульптурным навершием.

 

 

Капитель колонны представляет собой переплетение чудовищных ящериц или саламандр с прекрасными лилиями. Говорят, что этот приём несёт в себе глубокий философский смысл, наглядно изображая органическую связь всего существующего. Страшные ящерицы – олицетворение зла, лилии – символ добра – всё переплетено в «здешнем» мире.

Я рассказала только о части символов-загадок дома, надеюсь, этого достаточно, чтобы заинтересоваться и захотеть составить своё собственное впечатление.

На этом пора закончить, чтобы не продолжать бесконечно, ведь смысл символов модерна неисчерпаем.

Напоследок фото дома со стороны Спиридоновки.

 

http://www.otzyv.ru/read.php?id=136483

 

http://w

     

Картина дня

наверх