На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

Мировая история - история воровства?

О ворах и воровстве

De furibus furtoque 

Опубликовано на сайте «Народного информационного агентства «Не вор инфо» http://www.nevor.info/
09.05.11 10:00

Стало быть, никто не должен дать себя убедить и обмануть ни поэтам, ни другим сочинителя басен, утверждающим, что можно пренебрегать этими вещами; нельзя, совершая кражу или насилие, считать, что в этих поступках нет ничего позорного, на том основании, что так поступают и сами боги.


Платон, Законы, 941b

Признаемся, все больше нас беспокоит небезосновательная мысль, что редакция слишком увлеклась применением на практике закона спецификации в ущерб применению закона однородности. За отдельными деревьями, как бы характерны и по-своему потешны они ни были, мы потеряли из виду лес; описывая отдельные явления, не раскрыли их сущности. Спешим восполнить этот пробел и раскрыть сущность явления под названием воровство, с которым сайт и призван бороться, судя по его названию.
Задача эта нелегкая не потому, что требует каких-то глубоких теоретических изысканий, а потому, что воровство понимается обычно до смешного узко – как простая кража, чаще всего денег. Но если мы откроем тот же Уголовный кодекс, то с изумлением обнаружим, что слов «воровство» и «вор» он не содержит. Ни единым словом «закон», призванный бороться, в том числе, и с воровством, само воровство не упоминает; так что вопли правозащитников «Воров – под суд!» никакой «законной» почвы под собой не имеют; на май 2011 года на всей территории Эрэфии воровство есть деяние НЕНАКАЗУЕМОЕ. Уже этот мелкий фактик дает более чем серьезное основание полагать, что закон зорко стоит на страже именно воров – коль скоро он их даже назвать опасается, словно древнее божество, чье имя простому быдлу знать не полагается. Закон же, как известно, пишется по заказу тех, кого он защищает. Коль так, источником власти в Эрэфии является вовсе не ее «многонациональный народ», как издевательски написано в сборнике сказок для трехлетних детей, на обложке которого почему-то стоит слово «конституция», не «многоконфессиональные общечеловеки», не олигархи, не «жидо-масоны» тридцать третьей степени посвящения – а именно ВОРЫ. И занимаются эти воры тем, чем и положено им заниматься для поддержания своей чести и славы, то есть воровством. Вот и попробуйте раскрыть сущность явления, которое не просто скрывается, а считается вовсе несуществующим.
Мы раскроем сущность воровства не с «теоретической» точки зрения, тем паче не с точки зрения какой-то там партийной программы или «юридической конструкции», а просто с точки зрения среднеразумного человека, чей мозг не изуродован ни теорией, ни идеологией. Считается, что для суждения об историческом развитии какого-либо явления и о его месте и роли в современности требуется незаурядный теоретический и методологический талант. Мы постараемся опровергнуть сие утверждение на практике.
Итак, начнем с России. Слово «вор» довольно позднего происхождения; до 15-го века в летописях, документах и переводах священных книг употреблялось слово «тать» - в том же смысле. Под вором разумелся, в том числе, и обычный конокрад, и карманник, но сам глагол «воровать» имел необычайно широкое значение. Вором именовался и разбойник, и мошенник, и фальшивомонетчик, и казнокрад, и вдобавок любой «нарушитель общественного спокойствия» - от местного «романтика с большой дороги» Петьки Кривого Глаза до Стеньки Разина и Емельки Пугачева. Словом, доживи слово «воровство» в изначальном значении до наших печальных времен, оно полностью заменило бы в УК понятие «преступления». Кстати, в Соборном уложении 1649 года понятие «вор» полностью заменяет понятие «преступник» («а которыя воры учнут» и т.д.). Вор – просто в большей или меньшей степени человек, отделивший себя в силу каких-то причин от общества, живущий за счет других, не занимаясь ни трудом, ни защитой государства. Но опасность воровства и воровской психологии даже не в этом, а во внутреннем отношении вора к себе и к другим.
Приобретаемое воровством так или иначе «расточается», уходит прахом; в то же время у вора складывается крайне опасное убеждение в том, что все пошедшее прахом можно наверстать за счет других, поскольку материальные, психические и нравственные ресурсы общества и государства БЕСКОНЕЧНЫ. Это убеждение перешло к современным ворам без каких-либо существенных изменений, как увидим из дальнейшего.
Что касается римского права и его отпрысков в виде современных западных законодательств, то там воровство (furtum) со времен законов 12 таблиц имеет значение кражи или хищения, одинаковое в принципе с диспозицией статей 158-168 нашего родного УК, с той лишь несущественной разницей, что воровство в древнем Риме порождало больше право на иск к вору, чем обязанность его уголовного наказания. К предмету нашего небольшого исследования furtum в его римском смысле имеет мало отношения и помощи в раскрытии явления воровства оказать не может.
Для большей ясности дальнейшего изложения еще раз напомним главное и самое опасное убеждение вора – убеждение в том, что ресурсы (людские и материальные) его родины бесконечны, а стало быть и расточать их можно бесконечно и главное бездумно. Пока такая психология живет в голове атамана разбойников или капитана пиратской бригантины, ничем особенно страшным стране она не грозит. Совсем иное дело – когда люди с воровской психологией становятся во главе государства и получают возможность расточать не награбленное на большой дороге, а ВСЕ ДОСТОЯНИЕ НАЦИИ.
Мы ни в коем случае не имеем в виду ТОЛЬКО современную Россию, как могли бы сейчас подумать бесчисленные сетевые «борцы с режимом». Современный режим, безусловно, пронизан воровством сверху донизу – но он не исключение и даже не самый яркий пример в истории человечества. Мы утверждаем, и имеем на то все основания, что ни одна из великих цивилизаций не миновала периодов воровского владычества, и сие владычество не имеет никакого отношения к «социальной борьбе», «всемирному еврейскому заговору», «превращению культуры в цивилизацию» и даже «иссяканию национального духа». Все гораздо проще – воровская власть начинается тогда, когда на смену государству естественному (органическому) приходит государство искусственное (воровское). В первом случае руководители государства – с большим или меньшим успехом – ведут политику, исходя из обычного здравого смысла, в РЕАЛЬНЫХ интересах (экономических, военных, нравственных, духовных) своих подданных, как они их понимают и чувствуют. Во втором случае «государственные мужи» руководствуются не интересами подданных, пусть даже ложно понятыми, а только собственными ГАЛЛЮЦИНАЦИЯМИ. Источник же этих галлюцинаций практически всегда один – убеждение в возможности бесконечного расточения (денег, людских и природных ресурсов – это уже не имеет значения). И, конечно, иллюзия безнаказанности, естественно вытекающая из иллюзии бесконечного расточения.
Поскольку ВЕЛИКИХ цивилизаций за шесть тысяч лет истории существовало не так уж много, конкретные примеры можно привести, охватив почти все цивилизации. А чтобы не создалось впечатление, что мы, как старые латинисты и западники бездумно тяготеем к Европе, начать мы решили с нашего великого южного соседа, ибо опасения синьора Бонопарте сбылись ровно сто лет назад – Китай проснулся. Ровно 60 лет назад.
О первом исторически достоверном китайском государстве (династия Шан (Инь), 1562-1027 год до Р.Х.) за неимением источников сложно сказать, было оно естественным или воровским. На твердую почву безошибочного суждения мы встаем с воцарением династии Чжоу (1027-249 до Р.Х.), при которой Поднебесная, признавая в теории священный статус вана (императора), распалась на ряд враждующих царств. С момента смерти Конфуция (481 до Р.Х.) и постепенного утверждения конфуцианского учения древние государства Китая предстают безусловно государствами с естественной структурой, в которых государь, считаясь отцом и матерью народа, равно как и правящие элиты, были весьма далеки от воровства. В этот именно период были заложены основы государственности, не менявшиеся в сущности никогда. В этот же период родилась и возмужала китайская наука, философия и в особенности конфуцианское учение о государстве. ПЕРВОЕ воровское государство создал правитель царства Цинь Ин Чжэн, объединивший Поднебесную и навсегда вошедший в историю под именем Цинь Ши Хуана (221-210 до Р.Х.). От естественных обязанностей государя, вытекающих из фактов и потребностей народной жизни, Цинь Ши Хуан, ослепленный невероятным успехом своей объединительной политики, перешел в область галлюцинаций, не имеющих к реальности ни малейшего отношения. Миллионы лян золота и десятки миллионов жизней были принесены на алтарь «прожектов», которые иначе чем идиотскими назвать трудно – от строительства Великой стены (стратегически совершенно бессмысленного сооружения) до учреждения китайской провинции во Вьетнаме (удержать которую под властью империи мог рассчитывать только человек, утративший даже намек на связь с объективной действительностью). Деяния Цинь Ши Хуана поразительно, до мелочей, напоминают свершения первой и второй пятилеток в СССР (1928-1937), за тем исключением, что потомки его очень быстро расплатились за галлюцинации своего предка (всего через три года), а от товарища Сталина карающую руку Гитлера в 1941 русский народ таки – отвратил. Итог первого китайского опыта построения воровского государства более чем печален. Ровно через три года после смерти Цинь Ши Хуана, приключившейся во время его очередного объезда благоприобретенных владений у переправы Пинъюаньцзинь, воровское государство было стерто с лица земли крестьянским восстанием, по сравнению с которым восстание Пугачева – просто невинная шалость. Все потомство любителя воровства было перебито в его любимой столице Сянъяне, которая была сожжена дотла.
Дальнейшая история Китая принимает циклический характер, что было давно замечено синологами. В среднем на 200 лет спокойного развития приходится 20-50 лет смут и революций, вызванных постепенным и неизбежным превращением органического государственного строя в воровской.
В 206 до Р.Х. началось правление династии Хань, окончательно подчинившей Поднебесную к 202 до Р.Х. Доказывать естественный характер ханьского государства бессмысленно, достаточно указать на два факта. Во-первых, и по сей день китайцы называют себя не иначе как «ханьские люди» - ханьжень. Во-вторых, основатель династии император Гао-цзу был обычный крестьянин, был деревенским старостой и звался Лю Бан. Понятно, что самый многочисленный в мире народ не назвался бы именем воровской династии; понятно, что Гао-цзу (крестьянин Лю Бан) и его ближайшие преемники не могли не считаться с интересами подавляющего большинства населения. Но уже через 150 лет после смерти основателя династии начинается все возрастающий приток людей с воровской психологией к вершине власти с неизбежными последствиями – всеобщим разложением и деморализацией как правящих элит, так и широких масс. Старшая династия Хань пала в 8 году по Р.Х.; после правления «великого реформатора» Ван Мана (9-23 по Р.Х.), проводившего типично воровскую политику, воцарилась младшая Хань (25-220 по Р.Х.), государство изначально естественное, постепенно обратившееся в свою противоположность…
Схема дальнейших событий вплоть до отречения 99 лет назад последнего императора не отличается особым разнообразием. Падение Хань послужило началом самой длинной в истории Китая смуты – Сань Го, Троецарствия (220-589 по Р.Х.). Естественный строй восстановили династии Суй (589-618) и особенно Тан (618-907). Но и танская династия переродилась в воровскую, что вызвало 30 лет войн и революций (878-907) и 50 лет династической чехарды («пять династий и десять царств», 907-960). В 960 воцаряется династия Сун, а с ней и естественное государство, окончательно уничтоженное монголами к 1279 году. Понятно, что владычество монгольской орды под названием династии Юань (1279-1368) было искусственным и воровским. В 1368 году КРЕСТЬЯНИН Чжу Юань-Чжан основывает династию Мин (снова естественное государство). Но и у минской династии «естественный» запас иссяк к середине 16 века, снова воцарилось воровство, за коим вновь неизбежно последовали крестьянские войны. В итоге воцаряется последняя, инородная, маньчжурская династия Цинн (1644-1912), вместе с естественным государственным строем, ибо в отличие от монголов маньчжуры окитаились поразительно быстро. Отречение величайшего из китайских государей – императора Цяньлуна (1736-1796) ознаменовало быстрое и неизбежное превращение государства в воровское – через восстание «Белого лотоса» (1794 – 1817), бунт тайпинов (1850-1864), попытки реформ (1898), правление матушки-царицы Цыси (1875-1908) – вплоть до отречения несчастного Пу И 12 февраля 1912. Новая смута длилась 35 лет (1912-1949) и завершилась воцарением нынешней коммунистической «династии». Поскольку коммунисты находятся в самом начале взлета, начало новых смут и превращение коммунистического государства в воровское до 2150 года нереально; бредни заокеанских «политолухов» о грядущем распаде КНР – не более чем бредни людей, полностью охваченных галлюцинациями. В отличие от них руководство КПК как правящей партии (династии, чего там) исходило – даже в годы «культурной революции» - из ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫХ, а не ВООБРАЖАЕМЫХ фактов. И на главный факт прекрасно указал КРЕСТЬЯНИН из Хунани, некто Мао Дзэ-дун – что бы ни происходило в мире, сколько бы врагов внешних и внутренних ни пыталось взорвать КНР изнутри либо снаружи – все это не более чем потуги бумажных тигров, до тех пор пока коммунистическая династия сохраняет неприкосновенным естественный строй государства. В современном Китае живется крестьянину, конечно, не очень здорово, но у него есть перспективы и у него есть власть, которая эти перспективы может осуществить, которая не объявляет его «придурком» и не ищет в его мазанке «экстремистскую литературу». Напротив, любой китаец – конченый «экстремист», ибо власть всячески, прямо и косвенно, внушает ему, что он – ханьжень, житель единственного в мире нормального государства с нормальной властью, с великой историей, что его образ жизни единственно правилен, что весь остальной мир – это заморские дьяволы, варвары, которых можно различать по странам света, но не по варварской их сути. И китаец не имеет оснований не верить этому, пока власть стоит ЗА него, а не бросает наглым пинком в звериный мир «рыночной экономики». Судя по историческому опыту, 150 лет естественному китайскому государству обеспечены.
Перенесясь на другой конец Евразии, мы обнаруживаем римское государство и нынешние его обломки в виде европейских стран. Тема Римской империи – бесконечное и далеко не освоенное пастбище для европейской науки за последние 200 лет, начиная с сэра Эдуарда Гиббона. Пожалуй, никто после Гиббона не схватил и не описал так поэтично – не мощь легионов, не размеры государства – а ту потрясающую творческую силу, которая возвела от Британии до Аравии сотни великолепных городов, чьи развалины до сих пор вызывают изумление, которая при ТЕХ технических средствах соединила эти города дорогами, которые ничуть не пострадали после 2000-летнего их использования, и снабдила их водой из акведуков, из которых до сих пор пьют воду выродившиеся потомки древних римлян. Римское государство было самым естественным из всех, существовавших до и после него – и это при том, что римлянин был ничуть не меньшим «экстремистом», чем китаец, и терпеть не мог всяких там греков и галлов с иудеями – при этом объединив их всех в единое политическое тело и обеспечив им такое процветание и такую безопасность, о которых современной Европе не приходится и мечтать.
Было сломано много научных копий для выяснения вопроса – в чем секрет этой крепости и универсальной объединяющей силы римского государства? Ответ лежит на поверхности, будучи, правда, затемнен сотнями многотомных исследований и десятками тысяч диссертаций. Секрет этот – в поразительной способности экономить народные силы. В городе Риме никому так и не пришло в голову учредить Верховный суд, суд апелляционной инстанции, районные суды, создать многочисленный и прожорливый судейский корпус с помощниками, секретарями, переписчиками, приставами и т.д. Всю работу по осуществлению правосудия среди граждан города (около 2 миллионов человек) осуществлял ОДИН претор (praetor urbanus), ежегодно переизбираемый. Штат наместника провинции (Дальней Испании, например, 2/3 территории современных Испании и Португалии) составлял – страшно сказать! – СЕМЬ человек. Военную и полицейскую охрану той же Дальней Испании осуществлял один легион (6200 человек по штату, 3-4 тысячи по факту). В Ближней Испании и большинстве внутренних провинций военных сил вообще не было. Границу в 8000 километров, из которых минимум 2000 постоянно находилось на военном положении, охраняло, вместе с союзниками, по самой преувеличенной оценке, 450 000 солдат на 120 миллионов населения. Именно опыт Рима неоспоримо доказывает нашу аксиому: в естественном государстве его мощь тем больше, чем меньше в нем должностных лиц. Для гражданского управления государством с населением 120 миллионов Риму вполне хватало 12 тысяч чиновников – от наместника провинции до последнего переписчика. И гибель Рима пришла, естественно, не от варваров и даже не от христиан, как упорно пытался (аж в двух огромных главах своего труда!) доказать тот же Гиббон.
Нет, империя стала обречена со времени Диоклетиана (284-305) с введением диоцезов, префектур, раздроблением провинций и возникновением колоссального штата чиновников с табелью о рангах (почитайте Notitia dignitatum, кто по латыне мал-мал бредет), каждый из которых хотел вкусно кушать, иметь домище с термами да садами, колесницу с позолотою – и каждый из которых полагал, что богатств империи на ЕГО век – хватит точно. А хватило их после Диоклетиана – на 100 лет (1 мая 305 – отречение Диоклетиана в Никомедии; 24 августа 410 – взятие Рима готами Алариха), и то относительно, ибо Аларихов погром – это не начало падения империи, а его завершающий аккорд. Ста лет хватило всем этим illustres, spectabiles, perfectissimi, чтобы от величайшего государства в мировой истории не осталось ничего – все было тупо, в наглую просрано. На наш век ХВАТИТ…Не хватило, и воспоследовал тысячелетний (не Рейх, нет!) – феодальный бардак, свирепый и беспощадный.
Обращаясь к нашему любезному отечеству, в лучшие годы соединявшему границы Римской империи с границами Поднебесной, следует заметить, что теория о Третьем Риме не так уж далеко ушла от истины, ибо по изумительной естественности своего государственного строя Москва 15-17 веков могла достойно соперничать с Римом 1-2 века. Русские «экстремисты» тоже не ахти как жаловали мордву, корелу и самоядь – но всех их объединили и всем им – как должное! – дали жить в самых лучших условиях их всех мыслимых. Царская власть (до Петра) умела отстаивать интересы крестьян как никакая власть где-либо и когда-либо еще в мире (попытки защитить византийских крестьян императоров византийской Македонской династии (867-1056) по сравнению с крестьянской политикой московских царей выглядят довольно блекло). Дипломатия московских царей защищала внешние интересы государства почище любого Катона и Сципиона. Шагнула в небытие Золотая Орда и ее казанские и астраханские обломки. Шляхетская Речь Посполита уже подняла правую ногу для шага в том же направлении.
В этот момент полноту власти в государстве берет в свои руки 17-летний сын Тишайшего царя, Петр (август 1689). В его долгое, к несчастью, царствование (1689-1725) созданное семью поколениями московских царей естественное государство стремительно преобразовалось в воровское. Иного итога «петровских преобразований», находясь в здравом уме, указать невозможно. Среди бесчисленных последствий петровской катастрофы главными, на наш взгляд, являются два: превращение крестьянского сословия в двуногий скот (юридически, конечно) и стремительный отток несметных богатств, уворованных «птенцами гнезда Петрова», на Запад, где на средства русского народа был построен современный «капитализм» с его «рыночной экономикой» и прочими причиндалами (ср. судьбу золотого запаса СССР). Но в отличие от Китая и Рима у наследников Петра хватило ума, а у русского народа хватило терпения, чтобы тихо, осторожно, негласно, но твердо отказаться постепенно от «петровского наследия» и через 150 лет по смерти царя-дьявола окончательно вернуться к естественному государственному строю. Но полностью изжить смрад петровской гнили в ГОЛОВАХ правящей элиты так и не удалось, и последствия петровской катастрофы ударили через 200 лет, обернувшись 1917 годом…
Не секрет, что со 2 марта 1917 в нашем любезном отечестве «законной» власти нет – уже без малого 100 лет. Если это очередная смута по образцу китайской, то она тянется слишком долго. Если это окончательная гибель по образцу Рима, то она слишком уж затянулась (учитывая несоизмеримую разницу между количеством «топ-менеждеров» и счастливых обладателей государственных должностей образца 350 и 2000 годов). Если это изживание «ленинско-сталинского наследия», то его первые симптомы следовало ожидать году так в 1980 – но и этого не произошло и не происходит. Россия, как всегда, удивила всех. Ни одна нация, как видно из примеров от Бэйдайхэ до Эборакума (нынешний Йорк), не могла вынести более 150 лет воровского владычества – но это, повторим третий раз, в ТЕХ условиях, а не в век космоса и интернета.
Но «законность» власти – в конце концов фикция и условность, ее отсутствие ничем страшным России не грозит. Хуже то, что 94 года отсутствует естественная власть. Просто - нормальная, средненькая такая, худо-бедно со скрипом функционирующая человеческая власть. Отсутствует власть, оперирующая в повседневной деятельности фактами, а не галлюцинациями; власть, воспринимающая народ как нечто «свое», а не как «придурков». Даже принимая во внимание невероятное терпение русского народа, столь длительного испытания воровской властью может не выдержать и он. И чо тогда – в подвал забиваться? Или со своим народом упырей крошить, пока всех не изведем? Так они ж не виноваты, упыри-то, что живут в воображаемом, а не действительном мире…
Воровскую власть в Китае ВСЕГДА сметала крестьянская революция (последний раз в 1949, еще множество народа живо, ЭТО видевшего и в ЭТОМ участвовавшего). Но мы – не Китай, у нас воровская власть ушла в свое время постепенно сама, тихим сапом, преобразившись в естественную (1725-1861). А революцией перманентной, о которой Лейба Троцкий талдычил, сыта Россия выше горла. Так может СЛОВОМ попытаться выбить галлюцинации у наших владык? Может, допрет наконец до господина президента собрать Земский собор да и передать ему власть, а енту самую «конституцию» отправить по прямому назначению в сортиры Усть-Орды или Урюпинска, где, извините, нечем зад вытереть? А самому преподавать любимую свою цивилистику в ЛГУ, благо народ наш отходчивый, безопасность «преподу» обеспечит. А премьеру по выходе галлюцинаций из головы должность в Охранном отделении занять, крамолу среди интеллигентиков изводить? Они, интеллигентики-то, один хрен власть будут на кухнях материть – что естественную, что воровскую. Ну и дальше так же. И все при ЛЮБИМОМ деле, и никаких галлюцинаций, и никаких революций. Вот мы, убогие, и пытаемся такого чудного конца добиться – по мере хилых своих силенок и слабенького своего умишка.
Итак, к определению сущности воровства. Воры суть группы облеченных властью людей, регулярно, но не в точно установленное время, в силу самых разнообразных причин, приходящие к власти в естественных национальных государствах, не имеющие понятия о действительном положении дел в стране и руководствующиеся в государственной деятельности не фактами, а собственными галлюцинациями. Галлюцинации могут быть различного плана, но главная из них заключается в уверенности в возможности бесконечной, бессмысленной и безнаказанной траты народных сил. При этом естественное государство превращается – сверху донизу - в искусственное (воровское). Как показывает исторический опыт, воровское государство либо так или иначе преобразуется в естественное (Китай, арабский мир, Россия), либо окончательно и безвозвратно гибнет (Западная Римская Империя, Франция, Германия).
Из сего заключаем также, что любые объяснения ПРИЧИН возникновения воровских государств лишены почвы и бессмысленны, выводятся они из экономики, психологии или неких «законов исторического развития», каковые законы являются не более чем галлюцинацией. Они возникают из ЖИЗНИ, всех явлений которой нельзя предугадать и тем более «разумно объяснить». Поскольку же жизнь – явление в сущности своей здоровое, то воровские государства и галлюцинации, их породившие, безусловно обречены на гибель.
Таковы основы здорового взгляда на историю, каковой будет нами постепенно раскрываться по мере развития сайта.
P.S. Хотелось бы, чтобы изложенные нами факты и наши взгляды вызывали обсуждение по существу, а не дебильные вопли про каких-то «засс...ших ган…нов». У нас таких нету, а злобный вой только лишний раз убеждает нас в собственной правоте и надежности поставляемых нам сведений. Если бы та ху...ня из-под ногтей, что безуспешно ищет «засс...шего ган...на», изложила бы свои возражения в приемлемом для нашего опровержения виде, наши взгляды могли бы и поменяться. Догадываясь о личности сего существа, посвятим ему небольшую заметочку в ближайшем будущем.
Опубликовано на сайте: Народное информационное агентство «Не вор инфо» -- http://www.nevor.info/
Постоянный адрес статьи: http://www.nevor.info/news/14-thieves

Картина дня

наверх