На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

Сулейман Великолепный. Часть 2.

4723908_oie_2619558l9sCjHJr (517x700, 264Kb)
Султан Сулейман.   Ежедневная жизнь Сулеймана во дворце - от утреннего выхода до вечернего приема  -  следовала ритуалу,  сравнимому в его детальной точности с ритуалом французских королей в Версале.
4723908_oie_2619526OlPd1M1N (399x700, 60Kb)
Султан Сулейман
 
Когда султан утром вставал с кушетки, его должны были одевать люди из числа его наиболее приближенных придворных: в верхнюю одежду, одеваемую лишь однажды, с двадцатью золотыми дукатами  в одном кармане и с тысячью серебряных монет в другом, и кафтан, и нерозданные  монеты в конце дня становились «чаевыми» для постельничего.


 
Еда для его трех трапез на протяжении дня подносилась ему длинной процессией пажей, чтобы быть съеденной в одиночестве с превосходных фарфоровых и серебряных блюд, расставлявшихся на низком серебряном столике, с подслащенной и ароматизированной водой (изредка вином) для питья, в присутствии стоящего рядом доктора в качестве меры предосторожности от  возможного отравления.
Сулейман Великолепный. Часть 2.
Султан Сулейман 
 
Спал султан на трех малинового цвета бархатных матрацах - один из пуха и два из хлопка, - покрытых простынями из дорогой тонкой ткани, а в зимнее время -  завернувшись в мягчайший соболий мех или мех черной лисицы с головой, покоящейся на двух зеленого цвета подушках с витым орнаментом. Над его кушеткой повышался золоченый балдахин, а вокруг - четыре высоких восковых свечи на серебряных подсвечниках, при которых на протяжении всей ночи находились четыре вооруженных стража, тушившие свечи с той стороны, в которую мог повернуться султан, и охранявшие его до пробуждения.
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
На иллюстрации: фрагмент гравюры «Баня турецкого султана». Эта гравюра иллюстрирует книгу Кинросса. Гравюра для книги была взята из старинного издания де Оссона «Общая картина Османской империи». Здесь (слева) мы видит османского султана в бане, посреди гарема. Каждую ночь в качестве меры безопасности он, по своему усмотрению, будет спать в другой комнате, которую его постельничьи должны будут тем временем подготовить.
 
File:Imperial Council dome March 2008 P2.jpg
 
Большая часть его дня была занята официальными аудиенциями и  консультациями с чиновниками. Но когда не было заседаний Дивана, он мог посвящать свое время досугу, возможно, читая Книгу Александра - легендарный отчет персидского писателя о подвигах великого завоевателя; или изучая религиозные и философские трактаты; или слушая музыку; или же смеясь над ужимками карликов; или наблюдая за извивающимися телами борцов; или, возможно, развлекаясь остротами придворных шутников.
 
File:Jean-Baptiste van Mour 004.jpg
 
Во второй половине дня, после сиесты на двух матрацах -  одном, парчовом, шитом серебром, и другом -  шитом золотом, он нередко мог бы переправляться через пролив на азиатский берег Босфора, чтобы отдохнуть в здешних садах. Или, напротив, сам дворец мог предложить ему отдых и восстановление сил в саду третьего двора, засаженном пальмами, кипарисами и лавровыми деревьями, украшенном павильоном со стеклянным верхом, над которым струились каскады сверкающей воды.
4723908_271656460J8btnkT (455x700, 60Kb)
 
4723908_2717024GKSyMGYV (483x700, 71Kb)
 
 Его развлечения на публике оправдывали его славу поклонника великолепия. Когда, стремясь отвлечь внимание от своего первого поражения под Веной, он летом 1530 года отметил праздник обрезания пятерых своих сыновей, празднества длились три недели.
 
4723908_Szulejman_a_satraban_Buda_alatt_1529_1_ (515x700, 298Kb)
 
 Ипподром был превращен в город ярко драпированных шатров с величественным павильоном в центре, в котором султан восседал перед своим народом на троне с колоннами из лазурита. Над ним сиял палантин из золота, инкрустированный драгоценными камнями под ним, покрывая всю землю вокруг, лежали мягкие дорогие ковры. Вокруг располагались шатры самых разнообразных расцветок, но их всех своею яркостью превосходили павильоны, захваченные у властителей, потерпевших поражения от оружия османов. Между официальными церемониями с их пышными процессиями и роскошными банкетами ипподром предлагал множество развлечений для народа. Тут были игры, турниры, показательная борьба и демонстрация искусства верховой езды; танцы, концерты, театр теней и постановки батальных сцен и великих осад; цирковые представлении с клоунами, фокусниками, обилием акробатов, с шипеньем, разрывами и каскадами фейерверков в ночном небе - и все это с размахом, никогда ранее невиданным в городе…
 
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
Венецианцы, давшие (визирю) прозвище «Ибрагим Великолепный», были склонны принимать за подлинные похвальбы Ибрагима насчет своей способности заставить султана делать то, что хочет он, его  хвастливое утверждение, что «это я, кто правит». Сарказм и презрение, запугивание и бахвальство, напыщенность и неприступность были просто уловками в дипломатическом арсенале Ибрагима, предназначенными произвести впечатление, сбить цену и запугать послов враждебных государств. Искусство манипулирования ими в этом контексте побед османов требовало скорее жесткого, чем мягкого подхода. Но Сулейман никогда и не возражал против высокородных претензий своего визиря. Надменность Ибрагима соответствовала в открыто выраженной форме собственной надменности султана, вынужденного в силу занимаемого положения скрывать это за маской полной отстраненности…
 
Внешняя политика Сулеймана, ее общее долгосрочное направление, было политикой расширения своей власти в Европе за счет Габсбургов в союзе с Францией…
 
4723908_oie_26194318WkIQXmO (609x700, 196Kb)
 
 Заключительным достижением (визиря) Ибрагима было проведение переговоров, составление проекта и подписание в 1535 году договора с его «добрым другом» Франциском I. Это позволило французам торговать на территории всей Османской империи, уплачивая султану такие же пошлины, какие уплачивали сами турки. Турки, со своей стороны, могли пользоваться взаимными привилегиями во Франции. Договор признавал в качестве действующей в империи юрисдикции французских консульских судов с обязательством для турок исполнять предписания консульств, в случае необходимости даже силой.
 
4723908_26195418er8cQGA4 (410x700, 70Kb)
 
 
4723908_Proekt_sostavleni_pargali_i_franc (700x563, 77Kb)
Проект 1535 Договор переговоров
 
Договор предоставлял французам в Османской империи полную религиозную свободу с правом держать охрану в святых местах и в действительности был равнозначен протекторату французов над всеми католиками Леванта. Он положил конец торговому превосходству Венеции в Средиземноморье и обязал все корабли христиан - за исключением кораблей венецианцев - нести французский флаг в качестве гарантии защиты.
 
File:Francois I Suleiman.jpg
 
Франциск I  и Султан Сулейман 
 
Умело оговоренный французами и допускающий обмен постоянными представителями между двумя странами, договор позволил Франции стать и долгое время оставаться страной преобладающего иностранного влияния с Блистательной Порте. Франко-турецкий союз действительно мог под прикрытием торгового сотрудничества стабилизировать в пользу султана европейский баланс политических и военных сил между королем и императором, ось которого теперь смещалась в Средиземноморье. Но, предоставляя иностранной державе признанный статус как таковой в пределах границ империи, этот союз создал прецедент, чреватый проблемами иа века вперед.
 
 Между тем это был последний дипломатический акт Ибрагима. Ибо его падение было уже близко.
 
Сулейман как Законодатель 
4723908_27165158M3r1BTQl (491x700, 36Kb)
 
«Великолепный» для Запада, султан Сулейман для своих собственных подданных-османов был «Законодателем» ( В турецкой историографии Сулейман иизвестен как Сулейман Кануни, т.е. Сулейман Законодатель. Прим. Portalostranah.ru). Ибо он не только был великим полководцем, мужем меча, какими до него были его отец и дед. Он отличался от них в масштабах, в каких был также человеком пера. Сулейман был великим законодателем, выступавшим в глазах собственного народа высокомудрым сувереном и великодушным отправителем правосудия, что он на деле осуществлял лично, сидя верхом на лошади во время проведения многих  военных кампаний. Правоверный мусульманин, по мере того как шли годы, он стал более чем кто-либо приверженным идеям и институтам ислама. В этом духе султан должен был показать себя мудрым, гуманным отправителем правосудия.
Первым законодателем империи был Мехмед Завоеватель. Именно на заложенном Завоевателем фундаменте развернул теперь свою  деятельность Сулейман.
 Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
Институт управления состоял наряду с султаном и его семьей из чиновников его двора, руководящих работников его правительства, постоянной армии и большого числа молодых людей, которых готовили к службе в одном или другом из вышеупомянутых мест. Они были почти исключительно людьми или сыновьями людей, рожденных родителями христианского происхождения, и, таким образом, рабами султана.
 
Параллельно этой управленческой структуре существовал институт мусульманства, состоявший только из лиц, рожденных мусульманами. Судьи и юристы, богословы, священники,  профессора  -  они составляли в качестве хранителей традиций и исполнителей священного закона ислама, улемов, то сословие ученых мужей, которое несло ответственность за поддержание всей структуры просвещения, религии и закона на всей территории империи.
 
У  султана не было власти изменить или проигнорировать принципы шариата, священного закона, данного от Бога и посланного через пророка, который тем самым служил в качестве ограничения его  божественной суверенной  власти. Но, как у благоверного мусульманина, у него никогда и не возникало подобных намерений.
4723908_oie_2619333tzTZQbAT (700x525, 74Kb)
 
Но, если его собственные подданные должны были также оставаться добрыми мусульманами в мире, подвергавшемся быстрым изменениям, он видел необходимость вносить изменения в порядок применения закона. По одной простой причине - Османская империя, захватив территории, которые в начале века были преимущественно христианскими, с тех пор необычайно расширила свои просторы благодаря широким завоеваниям в Азии, включая такие города бывшего исламского халифата, как Дамаск, Багдад, Каир, наряду с протекторатом над священными городами Меккой и Мединой. Четыре пятых всего населения империи - которое к концу правления Сулеймана насчитывало пятнадцать миллионов человек и состояло из представителей двадцати одной национальности, находившихся под управлением двадцати одного правительства, - были теперь жителями  азиатской ее части. Поскольку это давало ему права султана-халифа Сулейман одновременно был покровителем исламского мира, защитником его веры и защитником, истолкователем и исполнителем его священного закона. Весь мусульманский мир смотрел на Сулеймапм как на вождя священной войны…
4723908_543pxSuleiman_Agostino (494x700, 101Kb)
  
Долговечность реформ Сулеймана при всех их либеральных намерениях и принципах была неизбежно ограничена тем фактом, что он вводил законы сверху, на основе советов очень узкого круга высших чиновников и юристов. Находясь в столице, вдали от основной массы своих разбросанных по большим пространствам подданных, не имея с ними непосредственных связей и не имея  личного представления об их нуждах и обстоятельствах жизни, султан был не  не в состоянии как непосредственно посоветоваться с ними насчет вероятных последствий для них со стороны создаваемого им законодательства, так и следить за его внедрением и четким исполнением…
 
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
Сулейман укреплял государственную власть по всей стране, и в отношении института мусульманства. Он подтвердил и расширил полномочия и привилегии главы улемы, великого муфтия, или  шейх-уль-ислама, сделав его фактически равным великому визирю и тем самым установив баланс между полномочиями законодательной и исполнительной ветвей власти государства… Расширяя систему образования, созданную Мехмедом Завоевателем Сулейман проявил себя щедрым основателем школ и колледжей, во время его правления число начальных школ, или мектебов, имевшихся в столице, увеличилось до четырнадцати. Они давали детям практику обучения чтению, письму и фундаментальным принципам ислама, когда школу заканчивали, детей вели по улицам города в веселых процессиях, как и в дни обрезания.
 
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
 Если они желали и имели к этому способности, дети могли продолжить учебу в одном из восьми колледжей (медресе), построенных в приделах восьми главных мечетей и известных как «восемь раев знаний». Колледжи предлагали курсы из десяти предметов, основывавшихся на либеральных гуманитарных науках Запада: грамматике, синтаксисе, логике, метафизике, философии, географии, стилистике, геометрии, астрономии и астрологии…
 
4723908_2719136yvLUwkPp (700x441, 57Kb)
 
 
4723908_27191410T8Eml5Fv (700x441, 55Kb)
 
 По мере того как множились завоевания Сулеймана и его доходы, происходила постоянная архитектурная эволюция округлых куполов и остроконечных минаретов, уникальный силуэт которых до сих пор украшает Мраморное море четыре века спустя после него. При Сулеймане произошел полный расцвет того архитектурное стиля,  который первым из византийской школы сумел извлечь Мехмед Завоеватель и который в осязаемой форме восславил ислам и  распространение его цивилизации по миру, в котором до того времени преобладающую роль играло христианство.
 
Сулейман Великолепный. Часть 2.
Пират Барбаросса на службе Сулеймана:
 
Борьба за превращение Средиземноморья в «Османское озеро»
 
4723908_oie_26190568ONUOt5Q (575x700, 26Kb)
Султан Сулейман
 
 Сулейману предстояло изменить форму в наступательной  стратегии. Растянув по всей Европе свои военные ресурсы настолько, что под стенами Вены их оказало недостаточно, он больше не замышлял территориальной экспансии. Сулейман ограничился устойчивым владением империи в Юго-Восточной Европе, которое ныне простиралось далеко на север Дуная, включая значительную часть Венгрии, немного не доходя границ Австрии. В своих сухопутных операциях султан отвернул от Европы, чтобы продолжить экспансию в Азии, где ему предстояло провести  три продолжительные кампании против Персии. 
Файл: Атака на La Goletta.jpg
 
Его военные действия против Габсбургов, все еще имевшие цель противостояние «королю Испании», продолжались столь же целеустремленно, как и  раньше, но в  другой  стихии, а именно Средиземном море, над водами которого флот османов, поднимавшийся на фундаменте,  ранее заложенном Мехмедом  Завоевателем  должен был скоро начать господствовать.
 
До сих пор император не осмеливался проникать в Восточное Средиземноморье, равно как и султан не пытался проникнуть в Западное. Но теперь он был намерен встретить императора во внутренних водах последнего, вокруг Италии, Сицилии и Испании…
 
Так гази азиатского континента превратились в гази Средиземного моря. Время для этого было самым подходящим. Падение халифа Фатимидов (арабская династия в Египте. Прим. Portalostranah.ru) сопровождалось упадком зависимых от него мусульманских династий. В результате берберское побережье Северной Африки попало в руки не контролировавшихся ими мелких племенных вождей, использовавших тамошние гавани для пиратства.
 
Они встретили активную поддержку со стороны мавров, которые бежали в Северную Африку, после того как мусульманское королевство Гренады пало в 1492 году под ударами испанских христиан. Эти мусульмане в своей жажде отмщения стимулировалипоручившую широкое распространение враждебность в отношении христиан и осуществляли настойчивые пиратские рейды к южным берегам Испании.
 
Испанцы, которыми правила королева Изабелла, были вынуждены принимать ответные меры возмездия, перенеся войну в Северную Африку и установив свой собственный контроль над рядом ее портов. Мавры нашли действенных лидеров в лице двух братьев-мореплавателей, Оруджа и Хайреддина Барбаросса.
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
 Отважные рыжебородые сыновья гончара, христианского вероотступника, ушедшего в отставку из корпуса янычар и женатого на вдове греческого священника, они были турецкими подданными с острова Лесбос, пресловутого центра христианского пиратства, господствовавшего над входом в Дарданеллы. Став одновременно корсарами и торговцами, они основали свою штаб-квартиру на острове Джерба, между Тунисом и Триполи, удобном трамплине, с которого можно было крейсировать на судоходных путях и совершать налеты ни побережья христианских государств. Имея гарантии защиты со стороны правителя Туниса, Орудж подчинил себе многих местных племенных вождей и наряду с другими портами освободил от испанцев Алжир. Однако когда он попытался утвердить свое вооруженное присутствие в глубине материка, в Тлемсене, он потерпел поражение и погиб от рук испанцев - сражаясь, как сказано в хронике, «подобно льву, до последнего вздоха
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
 После его гибели, случившейся в 1518 году, Хайреддин Барбаросса, будто подтверждая, что он был наиболее способным из двух братьев-корсаров, стал крупным флотоводцем на службе у турок в Средиземном море. Сначала он укрепил свои гарнизоны, расположенные вдоль побережья, и заключил союзы с арабскими племенами внутренних территорий. Затем он установил контакты с султаном Селимом, который завершил свое завоевание Сирии и Египта и правый фланг которого мог быть с выгодой для него прикрыт силами соотечественников-османов, расположенными вдоль североафриканского побережья. Барбаросса, как гласит запись, направил в Стамбул корабль с богатыми подарками султану, сделавшему его бейлербеем Африки, выслав в Алжир традиционные символы должности - лошадь, турецкую саблю и знамя из двух хвостов -  наряду с оружием и отрядом солдат, разрешением облагать налогами других и привилегиями, дававшимися янычарам.
 
4723908_oie_26191014OrOXbBjl (522x700, 46Kb)
  Хайреддин Барбаросса 
Вплоть до 1533 года преемник Селима Сулейман, до того времени занятый своими сухопутными кампаниями в Европе, не вступал в прямые контакты с Барбароссой, подвиги которого в столкновении с силами императора в Западном Средиземноморье были ему хорошо известны. На сейчас султана беспокоил тот факт, что морские силы христиан проникли в предыдущем году из западной в  восточную часть Средиземноморья.  Ими командовал умелый генуэзский адмирал Андреа Дориа, который сменил свою верность королю Франции на верность габсбургскому императору.
Сулейман Великолепный. Часть 2.
Андреа Дориа
 
Барбаросса был убежденным сторонником активного сотрудничества между Турцией и Францией в Средиземноморье. Он видел в этом союзе эффективный противовес морской мощи Испании. Это отвечало планам султана, который теперь намеревался продолжить борьбу против императора Карла скорее на море, чем на суше, и аналогичным планам самого короля Франциска, которому это обещало помощь на море против итальянских владений императора…Такая политика вела к турецко-французскому договору 1536 года с его секретными статьями о совместной обороне.
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
  Летом 1534 года, вскоре после отъезда султана в Персию, Барбаросса направился со своим флотом через Дарданеллы в Средиземное море. Флоты этого времени, типичным представителем которых был флот Барбароссы, состояли главным образом из больших галер, «линкоров» своего времени, приводимых в движение гребцами, в преобладающей степени рабами, захваченными в плен во время сражений или каким-либо иным способом; весельных галионов,  или «эскадренных миноносцев», меньших по размерам и более быстроходных, приводимых в движение свободными людьми более профессионального уровня; галеонов, «линейных кораблей», приводимых в движение только парусами; кроме того, галеасов, приводимых  в движение частично парусами и частично гребцами
барбароссахайр (424x567, 233Kb)
Барбаросса
 
Барбаросса решил продвигаться в западном направлении, чтобы опустошить побережья и порты Италии вдоль Мессинского пролива и севернее, во владениях Неаполитанского королевства. Но его более насущной целью был Тунис -  королевство,  ныне ослабленное кровопролитными расколами в местной хафсидской династии, которое он  обещал султану (Хафсиды – арабизированная берберская династия, отколовшаяся от правивших раннее в Испании и Марокко арабских династий. Прим. Portalostranah.ru).
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
Хайреддин стал задумываться о создании владения османов под собственным эффективным управлением, которое простиралось бы в виде цепи портов вдоль всего побережья - спорной Африки, начиная от Гибралтарского пролива до Триполи. Под предлогом восстановления власти беглого принца династии он высадил своих янычар в Ла-Голетте, в самом узком месте канала, который вел к озерной гавани Туниса.
 
 Здесь, как пираты, свободные своих действиях, он и его брат Орудж в прошлом имели разшение укрывать свои галеры. Барбаросса был готов начать атаку. Но его репутация и сила были ныне таковы, что правитель Мулай Хасан бежал из города, претендент на его трон был отвергнут и Тунис был аннексирован Османской империей…
 
Император Карл (Карл V) тут же осознал, что Сицилию невозможно было бы удержать. Сначала он попытался противостоять с помощью интриги. Он направил генуэзского посла, хорошо знавшего Северную Африку, в качестве шпиона в Тунис, дав ему инструкции поднять против турок мятеж при поддержке свергнутого с трона правителя Мулай Хасана. На случай, если бы мятеж не удался, посланец должен был либо путем подкупа склонить Барбароссу к измене султану в пользу императора, либо организовать его убийство. Однако Барбаросса раскрыл заговор, и генуэзца-шпиона приговорили смерти.
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
 В результате император, вынужденный принимать меры, собрал помощью Испании и Италии внушительный флот в четыреста судов под командованием Андреа Дориа вместе с отрядом императорских войск, состоявшим из испанцев, германцев и итальянцев. Летом 1535 года они высадились вблизи руин Карфагена. Прежде чем достичь собственно Туниса, они должны были захватить башни-близнецы крепости Ла-Голетты, которые охраняли «горловину потока», ведущую к городу. Войска императора осаждали крепость в течении двадцати четырех дней, неся огромные потери при бешеном сопротивлении со стороны турок. Крепость умело обороняли под руководством способного командира, корсара из Смирны (ныне г. Измир в Турции, Прим. Portalostranah.ru), еврея по национальности, с помощью артиллерии, взятой с находившихся в озерной гавани кораблей.
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
 Но в конце концов крепость пала, в основном из-за проломов в стенах,появившихся в результате обстрела из орудий корабля рыцарей святого Иоанна - восьмипалубного галеона огромных размеров, который, пожалуй, был самым вооруженным боевым кораблем из всех существовавших в то время
Сулейман Великолепный. Часть 2.
.
Charles V in the Conquest of Tunis 
Путь к Тунису для императорских войск был таким образом открыт. Овладев озером, они пленили основную часть флота Барбароссы. Барбаросса, однако, в качестве гарантии против возможного поражения направил как резерв эскадру своих.. галер в Бон, между Тунисом и Алжир Он готовился теперь встретить сухопутную армию императора, которая продвигалась по берегу озера в страшную жару. Потерпев неудачу в попытке блокировать ее продвижение к колодцам маршруту следования, Барбаросса отошел под стены Туниса, где готовился дать сражение на следующий день во главе своей армии состоявшей из турок и берберов.
 Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
Но в это время в самом городе несколько тысяч плененных христиан, поддержанные перебежчиками и ведомые одним из рыцарей святого Иоанна, при приближении своих единоверцев вырвались на свободу, захватили арсенал и, вооружившись, обрушились на турок, воевать за которых отказались берберы. Император вошел в город, встретив лишь незначительное сопротивление, и после трех дней массовых убийств, грабежей и насилий, устроенных его христианскими солдатами, - деяний, столь же отвратительных, как и любое подобное в анналах варварства мусульман, - восстановил Мулай Хасана на троне в качестве своего вассала, оставив испанский гарнизон для охраны Ла-Голетты. По всему христианскому миру Карла провозгласили пали победителем, был учрежден новый орден для рыцарствующего дворянства, Тунисский крест, с девизом «Барбария
»...
Файл: Карла V о взятии Туниса папе в 1535.jpg
 
Карла V о взятии Туниса папе в 1535 
 
Поднаторевший в мастерстве стратегии и тактики, он (Барбаросса) немедленно отплыл из Бона с (резервными) галерами и войсками, но не в порядке отступления, не для защиты Алжира, как могли бы предположить его противники, а для того, чтобы пополнив флот, направиться к Балеарским островам и нанести ответный удар непосредственно по собственной территории императора
.Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
Здесь он достиг эффекта полной внезапности. Эскадра Барбароссы под испанскими и итальянскими флагами, развевавшимися на верхушках мачт, появилась внезапно и поначалу была встречена с почестями, как если бы это была часть возвращавшейся армады победоносного императора… Она вошла в порт Маго (ныне Махон) на о. Минорка. Обратив поражение в победу, войска Барбароссы разграбили город, взяли в плен и в рабство тысячи христиан, разрушили оборонительные сооружения порта и увезли с собой в Алжир богатства и запасы испанцев. Захват Туниса - абсолютно независимо от того, что он создал внутренние политические проблемы, - мало что давал императору до тех пор, пока Барбаросса имел свободу действий на море…
 
Файл: Prise де Tunis.jpg
 
В 1536 году Барбаросса был вновь в Стамбуле, «касаясь лицом королевского стремени» (как было сказано в хронике о выражении им беспрекословного подчинения и преданности своему господину). Султан, недавно вернувшийся после повторного захвата Багдада, приказал Хайреддину построить новый флот из двухсот кораблей для решающего похода против Италии. Активно заработав, вновь ожили верфи и арсеналы города. Это была реакция на действия Андре Дориа, задумавшего своим рейдом перекрыть пути сообщения Мессиной, во время которого он захватил десять турецких торговых судов; затем перебрался восточнее, пересек Ионическое море и нанес  поражение турецкой морской эскадре у берегов острова Паксос, Делая вывод из происшедшего, Барбаросса дал султану мудрый дальновидный совет: утвердить свое морское присутствие в западной центральной частях средиземноморского бассейна, что укрепило бы его на более прочной основе и ближе к дому, в восточном бассейне
Файл: Осада де Тунис 1535.JPG
В 1537 году Барбаросса со своим новым флотом отплыл и. Золотого Рога для нападения на юго-восточный берег Италии, а которым должно было последовать продвижение вверх по Адриатике. Все это планировалось как комбинированная операция, поддержанная крупной турецкой наземной армией под командованием султана, которая должна была быть переброшена морем из Албании  и пройти Италию с юга на север.
 
 
 
План предполагал вторжение с севера (французского) короля Франциска I при поддержке турецких галер, присутствие которых на протяжении всей зимы в порту Марселя открыто демонстрировало франко-турецкое сотрудничество. Барбаросса высадился в Отранто и «оставил пустынным побережье Апулии, подобно бубонной чуме», настолько впечатлив Андреа Дориа размерами своей новой армады, что тот не решился вмешаться из Мессины, сухопутная кампания не осуществилась, частично потому, что Франциск с его привычной двойственностью предпочел вести с императором переговоры о перемирии
Сулейман Великолепный. Часть 2.

В результате султан, находясь в Албании, решил перебросить войска на Венецию. Принадлежавшие венецианцам острова Ионическом море давно уже представляли собой источник напряженности между двумя державами; более того, позже, испытывая зависть в отношении коммерческих преимуществ, ныне демонстрировавшихся турками в отношении французов, венецианцы не скрывали своей враждебности в отношении турецкого судоходства. Близ Корфу они захватили корабль, везший губернатора Галлиполи, и убили находившихся на борту судна, кроме одного юноши, которому удалось бежать и, держась за доску, доплыть до берега, а затем доложить об этом насилии великому визирю. Сулейман немедленно приказал осадить Корфу. Его армия была высажена на остров по понтонному мосту, составленному из лодок от албанского берега… Однако крепость стойко держалась и с приближением зимы от осады пришлось отказаться. Переполненные чувством возмездия за это поражение, Барбаросса и его команда спустились вниз по Ионическому и поднялись в Эгейское море, безжалостно грабя и опустошая венецианские острова, которые столь долго вносили свою лепту в процветание республики. Турки взяли в рабство множество местных жителей, захватили их корабли и заставляли под угрозой новых налетов уплачивать Порте грабительскую ежегодную дань
.Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
Затем Барбаросса  вернулся  с триумфом в Стамбул, нагруженный, согласно турецкому историку Хаджи Халифу, «одеждами, деньгами, тысячью девушек и пятнадцатью сотнями мальчиков»…
 
Теперь турецкий флот представлял для христианского мира угрозу, которая в кои-то веки объединила христианские государства, папство и императора в союзе с Венецией, чтобы дать отпор врагу…
 
Это нежелание сражаться в 1538 году было равносильно для христиан абсолютному поражению. Оно частично проистекало из проблем управления необычно большим смешанным флотом, составленных как из гребных, так и парусных судов, галер и галеонов, в чем Андреа Дориа явно не преуспел. Оно объяснялось также политическими трудностями примирения между собой командиров и интересов различных держав - особенно венецианцев, - которые  всегда предпочитали атаку, и испанцев, которых прежде всего интересовало, как избежать потерь. Ибо император Карл (Карл V), интересы которого лежали в Западном Средиземноморье, мало что мог приобрести в войне в его восточных водах...
(Восточное Средиземноморье на протяжение жизни целого поколения превратилось в «Османское озеро»).
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
Венеция…расторгла союз с империей и при поддержке французской дипломатии заключила с турками сепаратный договор. Ничто не могло теперь помешать османской армаде перенести военные операции из восточной в западную часть Средиземноморского бассейна. Их флот триумфально прошел Сицилийским проливом вплоть до Геркулесовых столбов, осуществив жестокое нападение на Гибралтар из своего корсарского оплота в Алжире…
 
В Риме царила  паника, по ночам улицы города патрулировали офицеры с факелами предотвращая бегство охваченных ужасом горожан. Турецкий флот в результате достиг берегов французской Ривьеры. Высадившись и Марселе, Барбаросса был принят юным Бурбоном, герцогом Энгиенским. 
 
Сулейман Великолепный. Часть 2.
Зимовка  турецкого флота в Тулоне
 
В качестве места для размещения военно-морского штаба турок ему выделили порт Тулон, откуда была эвакуирована часть жителей и который французы уже называли вторым Константинополем, полным «Сан-Якобеев» (иначе, санджак беев).
Сулейман Великолепный. Часть 2.
 
Барбаросса (Портрет с гравюры Агостино деи Музи (Агостино Венециано) ,1535) 
 
Порт действительно являл собой любопытное зрелище, унизительное для французских католиков: с украшенными тюрбанами мусульманами, разгуливающими по палубам, и христианами-рабами - итальянцами, германцами и иногда даже французами, - прикованными к скамьям галер. Чтобы пополнить их команды после смерти или эпидемии лихорадки, турки принялись совершать набеги на деревни французов, похищая там крестьян для службы на галерах, тогда как пленники-христиане в открытую продавались на рынке. Тем временем, словно в мусульманском городе, муэдзины свободно распевали свои призывы к молитве и их имамы цитировали Коран.
 
(Французский король) Франциск I, попросивший о поддержке со стороны турок, был крайне озабочен их действиями и нескрываемым недовольством по поводу их присутствия среди его подданных. Как всегда уклончивый, он не хотел связывать себя решительным выступлением на море вместе с союзником против императора, для которого в любим случае его военно-морские ресурсы были недостаточны. Вместо этого, к раздражению Барбароссы, жажда завоеваний которого все возрастала, он остановился на ограниченной цели - нападении на порт Ниццы, ворота Италии, который удерживался союзником императора, герцогом Савойским.
 
Хотя замок Ниццы под руководством грозного рыцаря ордена святого Иоанна выстоял, город был вскоре взят, после того как турецкая артиллерия пробила в стенах большую брешь и губернатор города официально сдался. Затем порт был разграблен и сожжен дотла, что стало нарушением условий капитуляции, в чем французы обвинили турок, а турки - французов.
 
Весной 1554 года Франциск I избавил себя от раздражающего союзника с помощью подкупа, внеся значительные платежи на содержание турецких войск и сделав дорогие подарки самому адмиралу. Ибо он вновь был готов к тому, чтобы прийти к согласию с Карлом V. Барбаросса и его флот отплыли обратно в Стамбул.
 
Это была его последняя кампания. Два года спустя Хайреддин Барбаросса умер от лихорадки в преклонном возрасте в своем дворце в Стамбуле, и весь исламский мир оплакивал его: «Начальник моря мертв!»  http://www.liveinternet.ru/users/4723908/post217720629  http://www.liveinternet.ru/users/4723908/post217720867http://www.portalostranah.ru/view.php?id=223     ОКОНЧАНИЕ ЗДЕСЬ : 

http://s30556663155.mirtesen.ru/blog/43268766848/Suleyman-Ve...

Картина дня

наверх