На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

"План Маршалла" или Как в Европе строили "железный занавес"

Как в Европе строили "железный занавес"

65 лет назад Америка при помощи колоссальных денег завоевала титул спасителя Европы

В студии радио КП заместитель редактора отдела политики газеты «Комсомольская правда» Андрей Баранов и ведущая Елена Афонина обсуждают самую масштабную финансовую операцию прошлого века.


Афонина: - Говорим об одной из страниц мировой истории 65-летней давности. 5 июня 1947 года, выступая в Гарвардском университете, государственный секретарь США Джордж Маршалл изложил план восстановления экономики европейских стран. Именно этот предложенный план вошел в историю под названием «План Маршалла». Какими подошли к этому рубежу – 1947 году – страны Восточной и Западной Европы, Советский Союз и Америка?
Баранов: - После такой свирепой, самой страшной в истории человечества войны, которая прошлась катком сначала в одну сторону, потом в другую по Старому Свету, эти страны лежали в руинах. К 1947 году страны Западной Европы и Восточной Европы, особенно Германия, да и Советский Союз так и не достигли своего довоенного уровня развития. Две трети составляло сельское хозяйство к тому, что было в 1939 году. В некоторых странах менее половины промышленности. В руинах лежали города, транспортные системы. Угля в портах Лондона оставалось на несколько дней. В бельгийском Льеже автобусы перешли на конную тягу. Зима 1946-1947 года была настолько холодной и страшной, что на развалинах Рейхстага, на разбитых стенах кто-то из немцев написал: «Счастливы те, кто умер. Им, по крайней мере, не холодно».
Возникли забастовки, люди были недовольны тем, что ничего не делается. Выхода не было. Начались волнения. Только что созданное после войны ЦРУ пугало Белый дом сообщениями, что Сталину стоит снять телефонную трубку, как тут же в Италии и во Франции начнутся революции. И они тоже перейдут под контроль коммунистов, как и Восточная Европа. Надо было что-то срочно делать. У Европы своих денег не было, чтобы это восстановить. Единственная страна, которая могла помочь, это США, которые на войне не только не разорились, но и хорошенько разбогатели. У них были свободные финансовые ресурсы, а также огромное количество товаров для экспорта, накопленные за годы войны. Это и продовольствие, и одежда, предназначенные для армии предметы быта. Все это, уже не нужное для армии, которая сокращалась, можно было легко перебросить, не бесплатно, конечно, на Западную Европу. Но самым главным стержнем плана Маршалла было предоставление финансовой помощи. Американцы утверждают, что было перечислено 13,3 млрд. долларов.
Афонина: - По некоторым данным, 20 млрд.
Баранов: - Еще Япония и некоторые страны Юго-Восточной Азии тоже были потом пристегнуты к плану Маршалла.
Афонина: - Каков был политический расклад на этой арене?
Баранов: - В феврале 1946 года прозвучала знаменитая Фултонская речь Уинстона Черчилля, когда он сказал, что огромный железный занавес растянулся над Европой, отделив свободный мир от тоталитаризма. Страны, которые были освобождены или оккупированы Красной армией в ходе войны, оказались под контролем Москвы. Вся Западная Европа оставалась под контролем США и буржуазных сил, хотя в правительствах Франции, Италии были коммунисты. Одним из условий, не прописанным официально, но действительно существовавшим, предоставления финансовой помощи по плану Маршалла было изгнание коммунистов из правительств. К 1948-1949 году во Франции, в Италии, где-либо уже коммунистов в правительствах не было.
Хотели ли США пристегнуть Советский Союз и Восточную Европу к оказанию этой помощи? На этот счет есть разные мнения. Сам Маршалл выступал за такую возможность, но понимал, что тогда конгресс США никогда не пропустит этот план. Я беседовал с известным американским экономистом Василием Васильевичем Леонтьевым. Он в начале 30-х годов уехал в США. Натурализовался там. Он был лауреатом Нобелевской премии за систему статистического анализа, является одним из авторов перевода экономики США на военные рельсы. Он рассказал, что лично знаком с Маршаллом не был, но общался с его ближайшим помощником Авереллом Гарриманом. Тот говорил, что ни в коем случае конгресс не утвердил бы этот план, если бы в нем шла речь о помощи Советскому Союзу и Восточной Европе. Поэтому в итоге в конгрессе этот план был представлен не от имени президента Трумэна, а от имени госсекретаря Джорджа Маршалла. Чтобы в случае чего президент США не потерял политическое лицо. План был утвержден. СССР и Восточная Европа в него не попали.
Советский Союз не попал по формальной причине. Потому что Москва не заявила, что у нее финансовый дефицит бюджета. В этом случае страна подпадала бы под план Маршалла. Но были условия, которые Сталин никак не мог допустить. Разрешить свободное предпринимательство, поощрять американские инвестиции, иметь полную финансовую отчетность перед Западом. Некоторые восточноевропейские страны все же заинтересовались этим планом. Прежде всего – Чехословакия. Тогда у власти там были еще не коммунисты. В определенной степени высказали интерес Польша и Румыния. Сразу после речи Маршалла в Париже состоялось консультационное совещание. Молотов написал записку Сталину: «Считаю необходимым принять участие в обсуждении плана Маршалла». На совещании были американцы, англичане и французы. Тогда выяснилось, что США вовсе не собираются предоставлять серьезную помощь восточной части Германии, Советскому Союзу и восточноевропейским странам, которые тогда находились под полным влиянием Москвы, если не будут приняты эти условия.
Афонина: - Насколько Советский Союз был заинтересован в американских кредитах?
Баранов: - Конечно, они были необходимы. Денег у нас практически не было. Известен эпизод, когда Сталин обратился к членам Политбюро: «Попросить, что ли, у Мао Цзэдуна несколько миллиардов?» Пошел звонить. Вернулся с загадочной фразой: «Денег он дает. Но брать не будем». Денег действительно не было. Советский Союз пошел по испытанному пути – конфискационные денежные реформы 1947 года, скоростные пятилетки. Колоссальных жертв и усилий это потребовало. Но за 5 лет СССР смог страну отстроить.
Афонина: - Советский Союз пытался в плане Маршалла найти что-то для себя?
Баранов: - Да, это было. Советский Союз пытался нащупать какой-то компромисс в плане Маршалла. Мы предлагали обсудить списки конкретных экспортных товаров для каждой страны. Чтобы США на определенных условиях эти товары поставляли. Предложение было отвергнуто. То же самое говорили о продовольствии. Германия сильно пострадала. То, что шло с оккупированных территорий Востока в гитлеровскую Германию, иссякло, своего продовольствия не было. Советский Союз предлагал рассмотреть и этот вопрос. Тоже не пошли на это американцы: мы даем только деньги и на наших условиях. Знаменитая «кембриджская пятерка» советских разведчиков в Британии сообщала, что на США ни в коем случае не пойдут на реальную помощь даже странам Восточной Европы, пока там у власти будут оставаться коммунисты. Поняв это, Молотов распорядился уйти с этого совещания в Париже. А туда выехали 83 лучших советских экономиста. Молотов сказал, что весь этот план – «ничто более, как злостная американская схема – за доллары купить Европу».
Афонина: - Германия, не входя в состав ООН, имела опосредованное отношение к тому, что предлагалось. Даже была предпринята одна из сносок, что не только участники ООН получать эту помощь.
Баранов: - Решили вывести Германию из-под удара и дать ей возможность получить эту помощь. Кроме Советского Союза и Восточной Европы, от получения помощи по плану Маршалла отказалась еще и Финляндия. Финны так боялись, что после второй мировой войны их сделают шестнадцатой республикой Карело-Финской, и были согласны на все. Москва тогда держала Хельсинки за горло. Не обошлось без давления Советского Союза. Правда, Финляндия и от Советского Союза ничего не получила.
Афонина: - Какая логика была в том, что происходило? Есть мнение, что Советский Союз выбрал самый неверный путь, который не приносил ничего.
Баранов: - Советский Союз и не мог ничего выиграть от этого плана Маршалла. Он фактически способствовал разделению Европы на сферы влияния. США смогли довольно быстро восстановить инфраструктуру, наполнить финансовые рынки деньгами и запустить машину экономики. Получилось, что вроде как Западная Европа с помощью лидера свободного мира – Соединенных Штатов – смогла встать на привычный им капиталистический путь развития. Мы же пытались насаждать в странах народной демократии нашу советскую модель. То, что мы от этого плана ничего не получили, а в чем-то даже проиграли, это верно. Но и Запад ошибся, думая, что без этого плана Советский Союз рухнет и не восстановит колоссальные потери, которые он понес во время войны. За пять лет мы сделали то же самое, правда, ценой жесточайших жертв и потерь.
Афонина: - Когда вкачиваются огромные деньги в страны, которые находятся на грани катастрофы, это может оказаться провалом и для страны, которая эти деньги дает. Где была уверенность у Америки, что, если не все деньги вернутся, то хотя бы часть их?
Баранов: - Я задавал этот вопрос Василию Леонтьеву. Он сказал, что было очень много скептиков. Особенно в конгрессе США. Я спросил, была ли вероятность того, что все лопнет? Он сказал: больше шансов было на благополучный исход вложения этих инвестиций. На чем строились эти расчеты? Физическая инфраструктура была разрушена, но готовность общества снова вернуться к старым схемам, которые работали до войны, оставалась. Шло восстановление капитализма капиталистическими методами. Потекли инвестиции. У европейских частных корпораций появилась возможность открыть производства, замаячили прибыли. Механизм заработал в полную силу. В Голландии на одного человека, если поделить деньги, которые были выделены этой стране, всего лишь 109 долларов в году получилось. Но и эти деньги были востребованы. Они были пущены в рост. Человек на эти деньги мог просто купить себе еду. Миллионы людей были просто без крова, жили в парках, в землянках, в шалашах.
Афонина: - Значит ли это, что в тот момент в Европе начала хождение валюта – доллар?
Баранов: - Да, она начала там ходить. Вплоть до середины 60-х годов доллар имел обычное хождение, как когда-то в начале 90-х в России. В середине 60-х годов страны, которые получали деньги по плану Маршалла, стали от доллара отказываться. Это привело к отмене американцами золотого стандарта.
Афонина: - Изначально предлагалась подобная помощь не только Западной, но и Восточной Европе. Восточная Европа – сфера влияния Советского Союза. Оттянуть эти страны от Советского Союза, изменить там политическую ситуацию тоже было в интересах Америки.
Баранов: - Да, наверняка было. У американцев тогда не было реальной возможности повлиять на руководство этих стран, поскольку оно находилось под тотальным и жестким контролем Москвы. Во многих странах уже утвердились коммунистические правительства. Но некоторые страны все-таки купились на американские посулы и продемонстрировали свой интерес к получению помощи по плану Маршалла. Это была Чехословакия, Польша, в определенной степени Румыния. Румыны быстрее всех ушли от дальнейшего обсуждения, под давлением Москвы. Чехословацкое и польское правительства поначалу решили прибыть во Францию и обсудить возможность получения этих денег. Учитывая советское давление, это было уже невозможно. Польское правительство в итоге отказалось участвовать в американских схемах. А чехи колебались.
9 июля 1947 года Сталин вызвал к себе президента Масарика и коммунистического лидера Клемента Готвальда. Их позвали в Кремль. Там были Сталин, молотов. В совместных документах было сказано, что целью плана Маршалла является изоляция Советского Союза . Наша сторона заявила, что чехословацкое участие будет рассматриваться как направленное против СССР. Чехи и словаки были вынуждены под таким давлением отказаться от того, чтобы принять помощь по плану Маршалла.
Афонина: - Видимо, разговоры на этой встрече были серьезные.
Баранов: - Я не думаю, что были хоть какие-то шансы у руководства Чехословакии воспротивиться приказу Москвы. Масарик не был левым деятелем, тем более коммунистом, он вел свою политику, но очень скоро эта политика была прекращена. В 1948 году к власти в Чехословакии в результате революции или переворота пришли коммунисты на долгие десятилетия, во главе с тем же Готвальдом.
Афонина: - Аналитики считают, что отказ Советского Союза от участия в плане Маршалла был ошибкой политической, дипломатической. Может быть, была возможность договориться и извлечь определенные выгоды? Может быть, Америку было возможно переубедить пойти на уступки?
Баранов: - Это было невозможно. Мы пытались найти компромисс, чтобы не разделить Европу. Мы не могли начинать новую конфронтацию с Западом – с США и их союзниками – после такой войны. Мы бы ее просто не выдержали. Мы пытались сделать все, чтобы объединить Европу, установить на ней мир, запустить снова экономику. Но понимая, что американцы не откажутся от того, чтобы по свою сторону линии фронта установить свою сферу влияния, мы перешли на то, чтобы устанавливать свою сферу влияния. Так и возник железный занавес, конфронтация и холодная война.
Афонина: - Почему такая позиция была выгодна Советскому Союзу? Америка понесла наименьшие потери в ходе военной операции и только жирела на войне. Было много товара, денег, возможность все это вливать в страны Западной Европы. Зачем Советскому Союзу было брать на себя еще и экономическую ответственность за страны Восточной Европы?
Баранов: - Это политика, как концентрированное выражение экономики. Мы же не могли бросить их на произвол судьбы вообще. Вакуума в политике не бывает. Если мы не допустили того, чтобы эти страны получили помощь от Запада, нам пришлось оказывать этим странам нашу помощь с востока. Какой она была? Мы не скупились. В ущерб себе, как обычно это было в истории Советского Союза. Проектировали и строили производства, составившие хребет их национальных экономик. Одевали их, кормили на первых порах. Потом тоже кое-что там запустилось и начало работать. Они стали сами выходить на довоенный уровень. И потом, как страны народной демократии, как страны – члены СЭВ, со своей социалистической экономикой худо-бедно обеспечивали основные потребности людей. Конечно, такого изобилия, как на Западе, там не было. Но кто был в социалистических странах тогда, жили они лучше, чем мы.
Афонина: - Отрывая от себя последнее, мы выполняли свои обязательства?
Баранов: - Мы выполняли нашу мессианскую роль. Создание нового мира, новой идеологии – более прогрессивной, более человечной. И ради этого помогали, чем могли, и им, и китайцам. Сколько ушло туда миллиардов? Я думаю, что гораздо больше, чем в общей сложности получила Западная Европа по плану Маршалла.
Афонина: - Европа получила разделение. Можно ли считать, что план Маршалла был одной из главных отправных точек на этом пути?
Баранов: - Все началось с политических заявлений. Фултонская речь Черчилля. Затем последовали действия США по незаконному объединению трех зон оккупации Германии – американской, английской и французской. Речь уже шла о разделе Германии. Вот где прошел нож по сердцу Европы, по ее середине. Даже пошли на то, чтобы сломать целостность страны. Хотя Сталин выступал за единую Германию. Американцы не видели в советской реакции на план Маршалла какие-то оборонительные действия страны. Они понимали, что конкурировать с США в экономической сфере мы не можем. Но специально в политических заявлениях, особенно в прессе, интерпретировали эти действия как воплощение наших агрессивных замыслов. Посол США в Москве Смит писал, что это не что иное, как объявление Советским Союзом войны и стремление добиться контроля над Европой. То, что мы не приняли их помощь и запретили это делать нашим союзникам.
Афонина: - Реакция Советского Союза и СМИ в то время была наверняка прямо противоположной?
Баранов: - Конечно.
Афонина: - Такая схема была не применима в Советском Союзе. Экономический водораздел и пошел именно с этого времени.

Баранов: - 16 стран Европы плюс половина Германии эту помощь получили. Остальные, оставшиеся под советским влиянием, плюс Финляндия, эту помощь не получили. Выкарабкивались сами либо с нашей помощью.
Афонина: - Экономическая ситуация сейчас не улучшается. Мы понимаем, что каждый раз пытаются найти все новые и новые пути решения экономической проблемы. Можно ли в нынешних условиях от одной страны ждать такой помощи, которая могла бы поднять экономику 17 стран?
Баранов: - Конечно, нет. Для этого нужно, чтобы экономика этих стран была настолько разрушена, что они с радостью приняли бы любую помощью. Америка сейчас далеко не так богата. У них огромный внутренний долг. Что происходит в еврозоне, мы все видим. Германия не может помочь Греции, они вынуждены вместе с французами что-то пытаться делать. Но видны уже и Италия, и Испания с Португалией. Советский Союз почил в бозе. Россия сейчас, как показал кризис 2008-2011 годов, смогла создать себе подушку денежную, на которой продержалась. История нас чему-то научила. Даже сейчас мы могли бы оказать какую-то помощь, в 2008 году Россия предлагала оказать помощь Исландии. Там речь шла то ли о двух, то ли о четырех млрд. евро. Но по политическим соображениям Исландия и Евросоюз отказались принимать такую помощь. Потому что это не только унизительно, но это и прямая зависимость от страны, не входящей в Евросоюз.
Афонина: - Камнем преткновения в плане Маршалла Советский Союз видел именно то, что Америка оказывает абсолютное влияние на те страны, которые принимают от нее финансовую помощь. Но речь шла о двух противоположных системах и схемах политических. Сейчас уже несколько размыто это положение между социализмом и капитализмом. Сейчас что может не позволить такому плану осуществиться?
Баранов: - Политическая составляющая остается прежней – разность геополитических подходов. Они нас своими не считают и никогда не будут считать. Слава богу, что мы не воюем, не враждуем. Но та же ПРО и наш ответ – развернуть наши ядерные ракеты, вот вам показатель. Остается такая фраза: кто платит, тот музыку и заказывает. Немцы сказали грекам: продавайте ваши острова, у вас будет куча денег, вы выйдете из кризиса. Греков это очень возмутило. Казалось бы, они союзники, члены НАТО, члены Евросоюза. У них сильная интеграция. Когда доходит до «твое-мое», волчьи зубы снова начинают сверкать в ночи.
Афонина: - Мир живет по тем же законам, которые можно просчитать, но иногда они не поддаются логическим объяснениям. Хотя за кулисами большой политики всегда стоят конкретные люди, которые и принимают решения.
http://digest.subscribe.ru/economics/news/n855042253.html


Картина дня

наверх