На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

Русско-еврейский диалог: прошлое, настоящее и будущее

 по итогам обсуждения темы "еврейский вопрос" выношу на обсуждение 1-ю по счету "еврейскую тему" в формулировке Василия Лунева:

 

Русско-еврейский диалог: прошлое, настоящее и будущее.

 

Кто интересуется-милости прошу.

Одновременно все-и те кто не интересуется данной темой,и те кто интересуется могут с успехом и без отвлечений обсуждать иные темы на Этносах.

В ближайшие день-2 вынесу также "Исламскую тему" согласно предложению Искандера.

 

ИЗ КНИГИ А.И.Солжницына 200 лет вместе:

 

     Сквозь полвека работы над историей российской революции я множество раз
соприкасался  с вопросом русско-еврейских  взаимоотношений.  Они  то и  дело
клином  входили  в  события,  в  людскую  психологию  и  вызывали накаленные
страсти.
     Я  не  терял надежды,  что  найдется прежде меня автор, кто  объемно  и
равновесно, обоесторонне осветит  нам этот  каленый клин.  Но чаще встречаем
укоры односторонние: либо о  вине русских  перед  евреями,  даже об извечной
испорченности  русского народа, -- этого с избытком. Либо, с другой стороны:
кто  из  русских  об  этой  взаимной  проблеме  писал -- то  большей  частью
запальчиво, переклонно,  не желая и видеть, что бы зачесть  другой стороне в
заслугу.
     Не скажешь, что не хватает публицистов, -- особенно у российских евреев
их намного, намного больше,  чем  у  русских. Однако при  всем блистательном
наборе  умов и  перьев -- до сих пор не появился такой  показ или  освещение
взаимной нашей истории, который встретил бы понимание с обеих сторон.
     Но   надо  научиться   не   натягивать  до   звона  напряженных   нитей
переплетения.
     Рад бы я был не пытать своих сил еще  на такой остроте.  Но я верю, что
эта история -- попытка вникнуть в нее -- не должна оставаться "запрещенной".
     История "еврейского вопроса"  в России (и только ли в России?) в первую
очередь богата.  Писать  о ней  --  значит  услышать самому новые  голоса  и
донести  их до читателя.  (В  этой книге еврейские  голоса  прозвучат  много
обильнее, нежели русские.)
     Но, по порывам общественного воздуха, -- получается  чаще: как идти  по
лезвию ножа. С  двух  сторон ощущаешь  на себе возможные, невозможные и  еще
нарастающие упреки и обвинения.
     Чувство  же, которое  ведет  меня  сквозь книгу о 200-летней совместной
жизни  русского  и  еврейского  народов,  --  это поиск  всех точек  единого
понимания и всех возможных путей в будущее, очищенных от горечи прошлого.
     Как  и  все  другие народы, как и все мы, -- еврейский народ и активный
субъект  истории  и  страдательный объект  ее,  а  нередко выполнял,  даже и
неосознанно,  крупные  задачи,   навязанные  Историей.   "Еврейский  вопрос"
трактовался  с  многоположных  точек зрения  всегда  страстно,  но  часто  и
самообманно. А ведь события, происходившие  с любым народом  в ходе Истории,
-- далеко не всегда определялись им одним, но и народами окружающими.
     Слишком  повышенная горячность сторон -- унизительна  для обеих. Однако
не может  существовать земного вопроса, негодного к раздумчивому  обсуждению
людьми. Увы,  накоплялись  в  народной памяти  взаимные  обиды.  Однако если
замалчивать происшедшее -- то когда излечим память? Пока народное мнение  не
найдет себе ясного пера -- оно бывает гул неразборчивый, и хуже угрозно.
     От минувших двух  столетий уже не отвернуться наглухо. И -- планета  же
стала мала, и в любом разделении -- мы опять соседи.
     Я  долго  откладывал эту книгу и  рад бы  не брать  на себя  тяжесть ее
писать, но сроки моей жизни на исчерпе, и приходится взяться.
     Никогда я не признавал ни за кем  права на  сокрытие того, что было. Не
могу  звать  и  к такому согласию, которое основывалось  бы  на  неправедном
освещении  прошлого. Я призываю обе стороны -- и  русскую, и  еврейскую -- к
терпеливому взаимопониманию и признанию  своей доли греха, -- а так легко от
него отвернуться: да это же не мы...
     Искренно стараюсь  понять  обе  стороны.  Для  этого  --  погружаюсь  в
события,  а  не в полемику. Стремлюсь показать.  Вступаю в споры лишь  в тех
неотклонимых случаях, где справедливость покрыта наслоениями  неправды. Смею
ожидать,  что книга  не  будет  встречена гневом  крайних  и непримиримых, а
наоборот,  сослужит  взаимному  согласию.  Я надеюсь  найти доброжелательных
собеседников и в евреях, и в русских.

Картина дня

наверх