На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

ДИЕГО РИВЕРА

   Диего Ривера родился 8 декабря 1886 года на северо-западе Мексики в небольшом городке Гуанахуато. C десяти лет начал учиться живописи, удивляя педагогов недетским отношением к творчеству и несомненным талантом. В начале ХХ века, получив от Академии художеств в Мехико стипендию, Диего уехал продолжать образование в Европу.

Диего Ривера
 

Автопортрет

 

   Европу начала прошлого века было трудно удивить талантами, но Ривера ворвался в искусство стремительно и бурно, окунувшись в живопись, как в очередной любовный роман. Но этот роман был для него исключительным, так как длился всю жизнь.


 
Диего Ривера
 

Бретонка

 

Диего Ривера
 

Дом-мост

 

Диего Ривера
 

Натюрморт

 

Диего Ривера
 

Окраина Парижа

 

Диего Ривера
 

Автопортрет

 

Диего Ривера
 

Ночной пейзаж в Авиле

 

Диего Ривера
 

Портрет Адольфа Бест Могара

 

Диего Ривера
 

Портрет Ангелины Беловой

 

   В Европе он постигал не только премудрости живописи, но и искусство обворожения женщин. Друзья, а среди них были художники Пикассо, Рейес, Модильяни, писатель Эренбург, террорист Савинков, дали темпераментному мексиканцу прозвище «людоед», намекая на его умение буквально поглощать женщин, причем не легкомысленных простушек, а светских див, состоявшихся в жизни и создавших себе имя собственными талантами. Это и самобытная художница Мария Воробьева-Стебельская, и звезда экрана Мария Феликс, и много других. При этом он умудрялся параллельно жениться на не менее известных женщинах, а на прославленной мексиканской художнице Фриде Кало даже дважды.

   Фрида Кало писала: «В моей жизни было две катастрофы: первая - когда автобус врезался в трамвай, вторая - Диего. Вторая страшнее». Диего Ривера не умел быть верным мужем.Он изменял с каждой своей натурщицей, со случайными женщинами, - но всегда возвращался к Фриде, которая молча, ждала его. При этом, Диего был болезненно ревнив, и стоило ему что-нибудь заподозрить, немедленно следовала буйная сцена с рукоприкладством, громкими криками и стрельбой.

   «Никто никогда не поймет, как я люблю Диего, — записала однажды в своем дневнике Фрида Кало. — Я хочу одного: чтобы никто не ранил его и не беспокоил, не лишал энергии, которая необходима ему, чтобы жить. Жить так, как ему нравится, — писать, глядеть, любить, есть, спать, уединяться, встречаться с друзьями, но только не падать духом. Если бы я обладала здоровьем, я хотела бы целиком отдать его Диего…»

 

 

   Диего любил сравнивать женщин с белоснежными каллами - стройными, ароматными, дышащими свежестью солнечного утра. Обожание этого цветка он выплескивал на свои полотна. Громадными букетами белых калл он подчеркивал смуглость темпераментных мексиканок и изысканную красоту томных светских красавиц. На его полотнах другие цветы появлялись редко, но каллы всегда в изобилии, женщины буквально утопают в их громадных белых бутонах.

Диего Ривера
 

Дама с вуалью

 

Диего Ривера
 

Обнаженная с каллами

 

Диего Ривера
 

Портрет Наташи Гельман

 

Диего Ривера
 

Продаквицы калл

 

   Но главным в жизни художника все-таки были не женщины, а творчество. Он успел поработать в различных стилях, в молодости даже «баловался» кубизмом. В начале 20-х годов прошлого столетия включился в государственную программу по украшению фресками общественных зданий в Мексике, создав собственный стиль монументальной живописи. В этот период он вступил в компартию, считая, что своим искусством напрямую обращается к народу. По большому счету так и было, в своих фресках он изображал народный быт, тяжелый труд простых людей, борьбу мексиканцев за независимость.

   Он становится пионером возрождения мексиканской живописи, ищет вдохновение в жизни индейцев и осваивает технику монументального доколумбова искусства (живопись темперой и воском). Его первые работы, созданные в 1922-1923 (росписи в амфитеатре Боливара в Нац. подготовительной школе в Мехико), имели большой резонанс. За ними последовали новые росписи - в Нац. сельскохозяйственной школе в Чапинго (1926-1927), Министерстве просвещения в Мехико (1927-1928), Министерстве здравоохранения в Мехико (1929-1930) и Нац. дворце в Мехико (1929-1935). В 1932-1933 Ривера (как и его соотечественники Ороско и Сикейрос) работал в Соединенных Штатах Америки - в Детройте, в Нью-Йорке, где в сотрудничестве с Беном Шаном он создал фреску,  посвященную американским рабочим. 

   Некоторые орнаментальные мотивы Риверы заимствованы из доколумбова искусства; эта стилизация придает его живописи  мощный реалистический характер, в чем выражена потребность социального искусства, допускающего не только машинерию XX в., но и восхваление национальных добродетелей.

 

   «Я хотел бы, - говорил Ривера, - чтобы мои картины были зеркалом мексиканской жизни».

 

Диего Ривера
 

 Вторжение в город

 

Диего Ривера
 

Новая религия

 

Диего Ривера
 

Плантации сахарного тростника

 

Диего Ривера
 

Женщины, продающие кукурузу

 

Ночь бедняка

 

 
Ночь богача

 

 
Диего Ривера 
 

Пиршество на Уолл-Стрит                                

 

Мексиканский карнавал. Диктатура

                   


 

Смерть капиталиста                                        

 

Праздник кукурузы

 

Диего Ривера
 

Победа революции

 

Диего Ривера
 

Создание фрески

 

Диего Ривера
 

День умерших

 

   Лучшие качества искусства Риверы проявились также и в станковых картинах, менее амбициозных, хотя также большого формата, посвященных жизни маленького народа и исполненных с мужественной искренностью.

 

Диего Ривера
 

Измельчение кукурузы

 

Диего Ривера
 

Семья бедняков на улице

 

Диего Ривера
 

Индейская прядильщица

 

Диего Ривера
 

Иллюзии

 

Диего Ривера
 

Индейская пара

 

Диего Ривера
 

Каменотес

 

Диего Ривера
 

Крестьяне

 

Диего Ривера
 

Крестьянин

 

Диего Ривера
 

Делфина и Димас

 

Диего Ривера
 

Мальчик и собака

 

Диего Ривера
 

Носильщик цветов

 

Диего Ривера
 

Продавщица пиноля

 

Диего Ривера
 

Ткачиха

 

Диего Ривера
 

Продавщица цветов

 

Диего Ривера
 

Школа на открытом воздухе

 

Диего Ривера
 

Сон

 

Диего Ривера
 

Танец

 

Диего Ривера
 

Танец Земли

 

Диего Ривера
 

Отдых танцовщицы

 

Женщина с подсолнухами

 

Диего Ривера
 

Портрет Люпе Марин

 

Диего Ривера
 

Портрет Рут Риверы

 

Диего Ривера
 

Художник, скульптор, архитектор

 

Диего Ривера
 

Старость

 

Диего Ривера
 

Сыновья моего крестного

 

Диего Ривера
 

Продавцы цветов

 

Диего Ривера
 

Портрет Елены Флорес Карильо Рефрато

 

Диего Ривера
 

Гамак

 

Диего Ривера
 

Продавщица цветов

 

   Свои последние большие композиции Ривера создал для Университетского городка (1953) и Института социального обеспечения («История медицины», 1955). Находясь на лечении в Москве в 1956, Ривера присутствовал на торжествах, посвященных Октябрьской революции, вдохновивших его на прекрасную картину «Демонстрация в годовщину русской революции» (1956).

 

   Работоспособность художника была поразительной. Он на все находил время - и на творчество, и на общественную работу, и на педагогическую деятельность. Ривера серьезно занимался подготовкой национальных художников, будучи деканом Мексиканской школы живописи. Художник Диего Ривера скончался 25 ноября 1957 года в Мехико. 

 

Диего Ривера
 

 ...Воскресное утро. На площади Сокало Ривера вылезает из автомобиля и смешивается с толпой гуляющих. Надо бы заглянуть в Национальный дворец, где предстоит еще немало работы, но сегодня ему хочется побездельничать. Неторопливо бредет он, ни во что особенно не всматриваясь, наслаждаясь свежестью вешнего воздуха, знакомым шумом столицы, долетающими до него возгласами: «Глядите, Диего идет!» Теперь он по-настоящему дома.

   Уже пройдя мимо ряда цветочниц, он останавливается. Что это было? Да, алые маки среди зелени на белом, разостланном на коленях платке…

   Он возвращается. Вот она, эта фигура, коренастая, грубая и вместе с тем неотразимо женственная. По округлым плечам струятся заплетенные косы, связанные узлом на груди.

   Между косами, словно в черной раме, бронзовое, скуластое замкнутое лицо.

   Присев на скамейку напротив, Диего вытаскивает блокнот. Его грузное семидесятилетнее тело могло бы показаться окаменевшим, если бы не еле заметные движения руки, сжимающей карандаш, не пристальный, цепкий, ненасытный взгляд. А кругом кипит столичная площадь, и на тысячи верст окрест простирается бессмертная Мексика, которая в эту минуту еще раз встречается сама с собою на крохотном бумажном клочке.

   И это, пожалуй, самая подходящая минута, чтобы закончить рассказ о художнике Диего Ривере.

 

 


Картина дня

наверх