На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

"Татары, верные присяге..." Подлинная история подполья

Провал планов нацистской Германии по использованию татар в войне против Советского Союза (февраль 1943 года)
Автор: Гайнетдинов Рустэм, кандидат исторических наук

Под влиянием демократизации в исторической науке современной России открываются ранее закрытые темы. Феномен советского коллаборационизма  в годы второй мировой войны совсем недавно был также в ряду запретных для изучения тем; само это понятие заменялось термином "предательство" и все сотрудничавшие с противником были отнесены к изменникам Родины.

Однако проблема коллаборационизма имеет важные политические, социальные и морально-психологические последствия, ибо, по данным советских историков, время войны в германских вооруженных силах служило 1,3 - 1,5 млн. советских граждан.
Кардинальный переворот в современной трактовке советского коллаборационизма произвел казанский историк, профессор Казанского университета Искандер Гилязов. В своей книге "На другой стороне. Коллаборационисты из поволжско-приуральских татар в годы второй мировой войны" он, что впервые без идеологических оценок, объективно и скрупулезно, на основании большого количества зарубежных архивных материалов осветил попытки нацисткой Германии привлечь восточные народы СССР к военному и политическому сотрудничеству на своей стороне.
Интерес нацистов к поволжским татарам был не случаен. Еще в первой мировой войне Германия и Турция, будучи союзниками, предпринимали попытки привлечь тюрков к борьбе с союзными войсками Антанты и царской России.
В ходе второй мировой войны новый поворот идеологов национал-социализма к тюркским национальностям России относится к концу 1941 года и объясняется большинством исследователей изменением военной ситуации на Восточном фронте.
К этому времени уже существовало Министерство по делам оккупированных восточных территорий, более известное как Восточное министерство. Оно было создано, по заявлениям гитлеровских руководителей, "для освоения завоеванного жизненного пространства великой германской нации на Востоке". Согласно гитлеровской доктрине, территорию Восточной Европы до Уральского хребта предполагалось "очистить" от славянского населения, разделить на несколько рейхскомиссариатов и заселить немецкими колонистами.
Поначалу Гитлер был категорически против создания вооруженных сил из числа покоренных народов Советского Союза. "Нашим железным принципом является и всегда должно оставаться непоколебимое правило: никогда не допускать, чтобы кто-либо иной, кроме немцев, носил оружие" - заявлял фюрер.
Поражение под Москвой, провал плана "молниеносной войны" изменили планы немецкого командования по отношению к военнопленным тюркских и других нерусских национальностей. Неудачи на Восточном фронте, где одна за другой перемалывались отборные немецкие дивизии, привели к тому, что армия стала ощущать острый недостаток в живой силе. Война приобретала затяжной характер. В это момент рейхсминистр оккупированных территорий Востока Альфред Розенберг предложил Гитлеру использовать военнопленных разных национальностей Советского Союза против собственной родины.
Во исполнение директивы Гитлера в течение 1942 года под руководством Восточного министерства были созданы ряд "национальных комитетов": волго-татарский, туркестанский, крымских татар, грузинский, калмыцкий и др. Одной из главных задач "национальных комитетов" являлось создание в контакте с германским верховным командованием национальных воинских формирований - легионов для борьбы против Советской Армии, союзных войск и партизанского движения на оккупированной немцами территории.
В марте 1942 года фюрер подписал приказ о создании грузинского, армянского, азербайджанского, туркестанского и горского (из народов Дагестана) легионов. Приказ о создании Волго-татарского, или как называли его сами легионеры, легиона "Идель-Урал", был подписан, в августе 1942 года.
Вербовка подходящих для службы в Волго-татарском легионе лиц велась в специальных лагерях военнопленных, где содержались поволжские татары, башкиры, чуваши, марийцы, мордва и удмурты. Такими лагерями были Сельцы (Седлец), Демблин, Кельцы, Холм, Конски, Радом, Ченстохов, станции Крушино, Едлино, Веселое. Все они располагались в Польше. Базовым лагерем формирования батальонов легиона "Идель-Урал был определен лагерь в Едлино.
Всего в 1942-1943 годах было сформировано 7 боевых батальонов Волго-татарского национального легиона с нумерацией, начиная с 825-го по 831-й, а также саперный, штабной или запасной батальоны, ряд рабочих батальонов. В них служило, по разным данным, от 8 до 10 тысяч легионеров.
Из указанных подразделений наиболее известна судьба 825-го батальона в связи с переходом его на сторону партизан. Но, несмотря на большое количество исследований, в описаниях деталей восстания имеются серьезные фактические ошибки, неточности и произвольные толкования.
Во-первых, в ряде публикаций прошлых лет прослеживалась тенденция связать восстание в 825-м батальоне с именем татарского поэта Мусы Джалиля, участвовавшего в пропагандистской деятельности Волго-уральского легиона.
Лишь в последние годы появились исследования, в которых доказано, что восстание в батальоне было подготовлено без участия поэта. Подпольная работа в легионе началась задолго до того, как Джалиль получил возможность к ней подключиться. Наоборот, по имеющимся документальным свидетельствам, восстание в первом батальоне оказало сильное влияние на поэта и стало мощным стимулом для подключения его к антифашистской работе.
Вторая группа расхождений касается количества перешедших на сторону партизан. Называются цифры от 506 до 900-930 человек, которые основываются на показаниях партизанских командиров. Такие разночтения в освещении перехода 825-го батальона на сторону партизан вынудили нас прибегнуть к историческим источникам.
Ниже мы публикуем донесение комиссара 1-го партизанского отряда Исака Гр Григорьева комиссару 1-й Витебской партизанской бригады Владимиру Хабарову о приеме в свой отряд личного состава 825-го батальона, датированное 5-ым марта 1943 года (оригинал этого документа хранится в Витебском областном музее партизана М.Шмырева ).
Донесение комиссара отряда Григорьева И.Г. в бригаду.
Согласно Вашего указания информирую Вас о разложении и переходе в наш отряд [из] Волго-Татарского легиона 825-го батальона.
Волго-Татарский легион состоял из наших военнопленных татар, взятых в плен немецкими войсками в 1941 и начале 1942 годов в городах Белостоке, Гродно, Львове, Керчи, Харькове. До мая 1942-го они находились в лагерях военнопленных и переносили голод и зверства со стороны немецких солдат и офицеров.
19-20 июня 1942 года со всех лагерей военнопленных немцы начали концентрировать татар в гор.Седлице, после чего направили под усиленной охраной в гор.Радом, разбили на 3 группы по 900 человек, т.е. на 3 батальона.
Выступил с речью посланец Гитлера генерал-лейтенант Восточных легионов:
"Вас, татар, Гитлер из плена освобождает, создает вам хорошие условия и создает легион, которому входит в задачу освободить от большевиков свою Татарскую республику... Власть большевиков окончательно разгромлена немецкими войсками, вас вооружаем и направляем на учебу. После учебы вы, освобожденный народ, должны очистить свою национальную территорию от скрывающихся в лесах и болотах большевиков-партизан, которые наносят вред нашей армии".
С июля 1942 года по февраль 1943 года они проходили учебно-боевую подготовку по борьбе с партизанами. В начале февраля был экзамен. Более отличившихся в учебе назначили командирами взводов, отделений, придав в этот батальон майора Зекс [на самом деле - Цёк - Г.Р.]. Данный легион был направлен в распоряжение 82 дивизии, располагавшейся в Витебске.
19 февраля разведчица негласной группы "В" партизанка Буйниченко Нина доложила, что из Радома прибыл Волго-татарский легион 825-го батальона по борьбе с партизанами в треугольнике Сураж-Витебск-Городок. Данный батальон будет размещаться в деревнях Сенькове, Сувары и Гралево Витебского района (где находилось несколько рот партизан).
20 февраля я взял двух бойцов с разведки и в ночной период времени, пробравшись через Двину в деревню Сеньково, дал задание нелегальной партизанской группе, которую возглавляла Нина Буйниченко: когда прибудет этот легион - узнать их моральное состояние, обрисовать положение на фронтах. Если будет положительный результат - выслать в отряд заложников, желательно офицерский состав. 21-го февраля 1943 года этот батальон был расположен в вышеуказанных деревнях. В доме нашей нелегальной партизанки Нины Буйниченко расположился врач батальона Жуков, с которым быстро начались откровенные разговоры. Жуков ей сообщил, что у него возникла мысль перейти на сторону Красной Армии в гор.Радоме. У него есть 6 человек из командного состава, которые также думают о переходе и назвал их должности и фамилии:
адъютант к-ра батальона майора Зекса - Таджиев,
командир штабной роты Мухамедов,
пом.командира -"-"- Латыпов,
командиры взводов Исупов [Юсупов – Г.Р.], Галиев, Трубкин и (комвзвода) их хозчасти Рахимов.
После этих разговоров Жуков просил Нину ускорить связь с партизанами. Нина посоветовала Жукову направить четырех человек татар в наш отряд для переговоров, а равно и посоветовала взять проводником жителя деревни Сувары Михальченко, переодев его в их форму, чтобы не оставить никаких следов.
Жуков внимательно выслушал, быстро ушел к товарищам, с которыми имел разговор. В 19 часов [вероятно, 22 февраля - Г.Р.], придя домой, Нине Жуков сообщил, что с Михальченко, переодетым в немецкую форму, посланы Трубкин, Лутфулин, Галиев и Фахрутдинов. Предупредил Нину, что если партизаны их обстреляют, то она несет персональную ответственность. Нина ответила, что о месте встречи мною согласовано с комиссаром отряда Григорьевым, их будут встречать. Наша засада в условленном месте встретила представителей и доставила в штаб отряда. Представители попросили дать одну ракету, обозначающую: "Приняли хорошо. Начать подготовку". Ракета была дана.
Штабом нашего отряда поставлена перед представителями задача - уничтожить весь немецкий офицерский состав и предателей из татар, вывести весь людской состав с полным вооружением, обозом и боеприпасами. После уничтожения штабов подтянуть [личный состав] к берегу Западной Двины и свалкам завода Руба, дать 3 красные ракеты, которые обозначили бы: "К переходу готовы, принимайте", 3 сигнала фонариком: "белый, красный, зеленый", что обозначает: "Представитель вышел на середину Западной Двины", где я должен его встретить.
Двух из татар - Трубкина и Лутфулина оставили у себя в отряде заложниками, а Галиева и Фухрутдинова отправили обратно в легион для организации и выполнения поставленных задач. В 11 часов ночи была выпущена одна белая ракета в деревне Сувары, согласно договоренности, что обозначало: "Возвратились благополучно. Начинаем уничтожать немцев".
Об этом мы сообщили в штаб бригады Бирюлину и попросили выслать представителя. Был выслан Анащенко и нач.штаба Крицкий, которые присутствовали и наблюдали за этим процессом... При наблюдении за их операцией по уничтожению немцев и изменников-татар слышны были взрывы гранат, пулеметные очереди и одиночные выстрелы из винтовок и автоматов. Это татары выполнили наше задание. В 0.30. ночи получили сигналы фонариком - белый, красный и зеленый, согласно договоренности.
Командир расположился в засаде с группой партизан, а я с командиром роты Стрельцовым направился по Двине в сторону Руба для встречи представителей. Встретили Фахрутдинова с двумя его товарищами, с вопросом - кто Вы по званию? Я ответил: "Комиссар партизанского отряда Сысоева - Григорьев".
"Задание выполнено. Уничтожили 74 немца, трех командиров роты - Суряпова, командира 2-ой роты Миножлеева и командира 3-ей роты Мерулина. Людской состав с вооружением, транспортом и боеприпасами подтянут. Прошу принимать. Одновременно сообщаю, что у нас шофер штаба оказался изменником и тайно увез на машине из [Суварей, Сеньково?] майора Зекс, которого хотели живьем захватить и доставить вам. В Сеньково арестовали батальонного врача Жукова, Таждиева [Таджиева] и Рахимова, которым было задание уничтожить немцев [в Сенькове?]. Прошу ускорить прием, я ранен, окажите помощь".
Стрельцову приказал доставить его в медпункт для оказания помощи, а сам встретил орудийные расчеты и людской состав. На ходу сделал маленький митинг, сообщил им, что переход их пока в партизаны, имея намерение переправить их за линию фронта.
Встреча была очень радостной, многие от радости смеялись, а некоторые плакали, вспоминая условия, мучения, которые испытали, находясь в плену, обнимая и целуя меня, бросая выкрики, что мы опять и со своими, с нами тов.Сталин и т.д.
Прибывших на территорию нашего отряда вынуждены на основании приказа командира бригады разоружить, людской состав направить в распоряжение бригады на территорию торфзавода, а часть вооружения направить в хозяйственную часть бригады. Очевидно, комбриг тов.Бирюлин исходил из того, что наша бригада, в особенности наш отряд, вел бои с 14 февраля с экспедицией на партизан и лишняя концентрация людей могла привести к нежелательным результатам, к тому же они были в немецкой форме.
В отряде желания разоружать не было, т.к. штаб отряда имел намерение пустить их в бой, но приказ вышестоящего товарища обязаны были выполнить. Прибыло на территорию расположения нашего отряда людского состава 506 человек с вооружением:
пушки 45 мм - 3 штуки,
станковых пулеметов - 20,
батальонных минометов - 4 шт,
ротных минометов - 5 шт,
ручных пулеметов - 22,
винтовок - 340 шт,
пистолетов - 150,
ракетниц - 12,
биноклей - 30,
лошадей с полной амуницией, боеприпасами и продовольствием - 26.
Позже прибывали отдельными малыми группами.
Выполняя указание командира бригады тов.Бирюлина, нами людской состав обезоружен и направлен в распоряжение бригады.
Вооружение помимо орудий и станковых пулеметов направили в хозчасть бригады. Переговорив в штабе, отряды решили взять под свою ответственность часть личного состава, орудийные расчеты и пулеметчиков станковых пулеметов, которые были использованы по борьбе с экспедицией на партизан. Следует отметить, что [они] исключительно храбро, смело сражались в боях и многие из них отличились в боях и сохранили вооружение.
Бригадой людской состав был направлен во все отряды и бригады, находящиеся в треугольнике Витебск, Сураж, Городок.
3 офицера были направлены в тыл Советского Союза, в штаб партизанского движения, о чем ставлю Вас в известность.
Комиссар партизанского отряда Григорьев.
5 марта 1943 года.

По нашему мнению, цитируемый документ – наиболее объективный документ из всех описывающих факт перехода 825-го батальона на сторону партизан. восстания. Донесение Григорьева исходит от непосредственного участника события, наделенного определенными властными полномочиями; оно написано в самое короткое время после совершившегося события по запросу вышестоящего командира. Все остальные документы - как советские, так и немецкие - появились уже позднее и носят оттенок обслуживания интересов конъюнктуры той или иной стороны.
Следует дополнить картину перехода, описанную комиссаром Григорьевым, некоторыми комментариями об обстановке накануне и после восстания легионеров.
Из документов, собранных автором статьи входе научных командировок в Белоруссии, следует, что после успешного советского наступления 4-й ударной армии в ходе московской битвы 1941-1942 годов на северо-западе Витебской области образовался разрыв в линии фронта, названный «Витебскими воротами». Они стали основной артерией, связывающей Большую землю с партизанскими отрядами Белоруссии и Прибалтики. В 1942-м - начале 1943 года в районе Сураж-Витебск в тылу врага существовала обширная партизанская зона, в которой действовали колхозы, издавались газеты, работал госпиталь. Партизанские бригады, жгли фашистские гарнизоны, снабжали армию ценными разведывательными сведениями. Немецкое командование не могло терпеть такого положения и время от времени посылало карательные экспедиции. Одна из таких «экспедиций» под названием «Шаровая молния», с привлечением 82-й армейской дивизии и карательных отрядов, была организована в начале февраля 1943 года. 28-тысячной немецкой группировке удалось окружить в районе Витебска шеститысячную партизанскую группировку. Против бригады Бирюлина были брошены казачьи отряды, состоявшие из украинских националистов. На их смену в деревни Сеньково, Сувари и Гралево по берегу Западной Двины 20 февраля прибыл 825-й батальон.
По отдельным сведениям, 825-й батальон должен был вступить в бой уже через три дня. Это был один из весомых аргументов в пользу начала переговоров партизанского командования с легионерами о переходе на сторону партизан. Но решение далось непросто. Партизаны опасались перехода к ним столь крупного и хорошо вооруженного воинского подразделения – в случае провокации партизан ждал неминуемый разгром: в бригаде Бирюлина насчитывалось всего 500 человек. Но при положительном исходе партизаны получала значительное людское пополнение, вооружение и боеприпасы. Поэтому Михаил Бирюлин и Григорий Сысоев пошли на риск. Как показали дальнейшие события, им сопутствовала большая удача…
Переход татарского батальона на сторону партизан имел огромное значение. Он нарушил общий ход наступления немцев против партизан в районе Витебска и осложнил их положение на правом фланге, где противник получил неожиданное подкрепление в живой силе и вооружении 9). Во-вторых, восстание подорвало доверие германских властей к коллаборационистам - немцы стали опасаться направления легионеров в восточные оккупированные области. Сразу же после восстания готовый к направлению на Восточный фронт 826-й батальон был отправлен "от греха подальше" в Голландию в район г.Бреда. В-третьих, весть об успехе восстания широко распространилась среди легионеров не только татарского, но и других легионов и, несомненно, активизировала борьбу антифашистского подполья.
Какова же судьба остальных батальонов "Идель-Урала"?
826-й батальон, сформированный в Едлино (Польша) в январе 1943 года, в феврале этого же года был переведен на станцию Едлино, где личный состав батальона некоторое время проходил строевую и тактическую подготовку. В боевом задействовании на советско-германском фронте так и не был, по сведениям немецких архивов, в марте 1943 года он был переброшен в Голландию. По данным архивов госбезопасности, 15 августа батальон в полном составе был переброшен во Францию на побережье Атлантического океана в район города Нантес.
827-й батальон после формирования в феврале 1943 года на станции Едлино (Польша) был направлен в Западную Украину, где первое время нес охранную службу немецких военно-стратегических объектов в районе городов Львов - Станислав (ныне Ивано-Франковск). После был направлен в Прикарпатье для борьбы против партизанского движения, где часть легионеров предприняла попытку перехода на сторону партизан. По поводу восстания в 827-м батальоне разные исследователи приводят самые противоречивые сведения. По свидетельству уфимского исследователя Н.Лешкина, судьба восставших оказалась трагична. Переговорщики из числа легионеров в поисках партизан вышли на украинских националистов Степана Бендеры и, приняв их за партизан, договорились об условиях перехода. Лжепартизаны должны были принять восставших ночью на поляне в урочище Черный Лес. Когда в назначенный час около 350 легионеров вышли на обозначенное место, бендеровцы встретили их огнем из станковых пулеметов. Однако эта версия основывается на рассказах местных жителей и документальных подтверждений этого события пока не найдено.
Достоверно известно, что батальон потерял большое количество личного состава и осенью 1943 года его остатки были выведены во Францию в город Ле-Пюи. На Украине его сменил 828-й батальон, который в начале 1944 года в связи с наступлением советских войск был выведен на территорию Польши, а затем в Кенигсберг, где был задействован в строительстве оборонительных сооружений.
829-й и 830-й батальоны были сформированы на территории Польши, на фронт не направлялись и несли охранную службу на территории западной Украины и Польши.
Достаточных сведений в отношении 831-го батальона не имеется, известно лишь, что он после формирования сразу же был направлен на северное побережье Франции.
Легионеры саперного батальона строили оборонительные сооружения для немецкой армии на территории Украины и Польши. Штабной или запасной батальон дислоцировался на территории Польши на станции Едлино, в затем во Франции в г.Ле-Пюи.
Попытка использовать Волго-татарский легион в борьбе против советских вооруженных сил и партизан на советско-германском фронте потерпела полный провал. 29 сентября 1943 года Гитлер отдал распоряжение о переводе всех национальных частей с Восточного фронта в оккупированные страны Европы и на второстепенные театры военных действий. 2 октября приказом немецкого Генштаба из Польши во Францию переводилось командование восточными легионами. Передислокация всех батальонов и командования закончилась к середине ноября 1943 года. 10). Штаб Волго-татарского батальона был переведен во французский город Ле-Пюи.
Предполагалось, что здесь, вдали от "большевистской пропаганды", боеспособность этих частей повысится. Однако результат оказался обратным. От боевого применения легионеров толку было мало. В июне 1944 года 1-ая рота штабного батальона с личным составом в количестве 74 человек в районе местечка Сантанир перешла к французским партизанам. Исследователь Р.Мустафин описывает малоизвестный эпизод о том, что летом 1944 года около 100 человек из 829-го батальона, несшего охрану железной дороги близ Ченстохова (Польша), вступив в переговоры с партизанами Героя Советского Союза И.Батова, перешли на нашу сторону, прихватив с собой несколько подвод связанных немцев. 11). Известны факты участия легионеров-татар в рядах Французского Сопротивления. Многочисленные случаи дезертирства были в 826, 827, 828 батальонах, вследствие чего немцами были разоружены 826 и 827 батальоны, а 828-й батальон расформирован. При приближении союзных войск на Западе легионеры без боя массами сдавались в плен.
Таким образом, гитлеровская доктрина о готовности военнопленных татар воевать против большевизма потерпела полный крах - ни один волго-татарский батальон не был эффективно использован немецким командованием ни на Восточном, ни на Западном фронтах второй мировой войны.

Картина дня

наверх