Этносы

4 454 подписчика

Галантные дамы былых времен.



Анекдоты № 605 от 19.08.2011 г.




Просьба трёх вдов

Когда папа Климент VII в 1533 году прибыл в Марсель, к нему явился герцог Олбани, внук шотландского короля Джеймса II, и обратился с несколько странной просьбой. Дело было в том, что к герцогу пришли три вдовые, но ещё весьма привлекательные родственницы с просьбой, чтобы папа разрешил им для поддержания сил есть мясо в три постных дня. Так как герцог был в дальнем родстве с папой [он был женат на Анне де ла Тур, тётке Екатерины Медичи, которая была племянницей папы], то он легко провёл дам в папские покои. Затем герцог обратил внимание понтифика на трёх коленопреклоненных вдовиц и тихо, чтобы дамы его не слышали, обратился к папе с просьбой, разрешить этим дамам, не желавшим вступать в новый брак, чтобы не повредить своим детям, изредка вступать в тайную связь с мужчинами. Папа, естественно, с гневом отказался. Герцог Олбани настаивал и просил выслушать вдовиц, но папа категорически был против такого греха. Тут вступили дамы и попросили отпущения на просимый ими грех, который они обязывались осуществлять без излишнего шума, хотя бы на три раза в неделю.
Папа гневно возразил:

“Я буду проклят, если соглашусь дозволить вам совершать грех любострастия!

Тут только дамы поняли, что герцог решил над ними пошутить, и загалдели:

“Мы о том не просим, а лишь умоляем разрешить нам есть мясо в постные дни”.

Герцог Олбани тут же стал простодушно оправдываться:

“Я думал, что дело у вас шло о причащении плоти живой, а не мёртвой”.

Папа только улыбнулся на эту проделку герцога и разрешил дамам есть мясо в постные дни, но зато позже папа очень веселился, рассказывая эту историю королю Франциску I.



Кардинал и какая-то герцогиня

Кардинал Жан Лотарингский ехал в Рим по поручению короля и проезжал через Пьемонт, где посетил герцога Карла III Савойского и его жену Беатрису Португальскую. Сначала кардинал побеседовал с герцогом, а затем прошёл на половину герцогини. Та холодно встретила кардинала и протянула ему руку для поцелуя. Любвеобильный кардинал, о похождениях которого слагались легенды, был раздосадован подобным обращением, приблизился к герцогине и, несмотря на её сопротивление и крики, несколько раз поцеловал её. Затем кардинал строго спросил:

“Что это с вами? Пристало ли вам встречать меня с таким лицом и манерами? Я распрекрасно целую королеву – мою госпожу, величайшую из монархинь этого мира, - а здесь мне не позволено поцеловать какую-то замарашку-герцогиню? Мне угодно, чтобы вы знали: я многажды спал со столь же красивыми дамами из столь же почтенных родов, как ваш, если ещё не почтеннее”.


Не ссорься с дамами

Пьер де ла Мар, который был родственником Дианы де Пуатье, частенько вступал в перепалки с различными дамами и девицами и однажды за это поплатился. Эме Броссен де Мерэ, прозванная Большая Мерэ из-за своего роста, предложила де ла Мару составить ей компанию для прогулки, а тот по простоте выпалил:

“Мне страшно подходить к вам, Мерэ, к этакому здоровенному боевому коню в полном доспехе”.

Мерэ нажаловалась королеве, что её обозвали кобылицей и снаряжённым для битвы скакуном. Екатерина Медичи впала в такую ярость, что де ла Мару пришлось на месяц покинуть двор – не помогло и заступничество герцогини де Валентинуа.



Этика леди Флеминг

Леди Джанет Флеминг, побочная дочь короля Джеймса IV Шотландского и близкая подруга Марии Стюарт, стала любовницей короля Генриха II Французского и забеременела от него. Она была очень довольна этим обстоятельством, гордилась собой и на всех углах хвасталась с шотландским акцентом:

“Я сделала все, что смогла, и хвала Всевышнему, ношу под сердцем королевское дитя, что для меня большая честь и радость. А ещё могу добавить, что в королевском семени есть что-то несказанно сладостное, благотворное, несравненно желанное, - и оттого мне так хорошо, не говоря о добрых дарах, каковые выпали мне в удел”.

По настоянию Дианы де Пуатье (а вовсе не королевы) король вынужден был прервать эту связь, но о своём ребенке он позаботился, обеспечив его материально и дав приличное образование. Его побочный сын известен как герцог Генрих Ангулемский. Он был Великим приором Франции и губернатором Прованса. Умер он по одной версии от смертельной раны на дуэли в городе Э, а по другой версии был убит неким дворянином прямо в постели. Да, кстати, леди Флеминг считала, что спать с королем или высокопоставленными вельможами совсем не зазорно. Распутницами же она называла тех женщин, которые сходились с людьми низкого звания.



Мокрый адмирал

Франсуаза де Фуа одно время была возлюбленной короля Франциска I, но тайно отдавала предпочтение адмиралу де Бонниве. Однажды король стал стучаться к графине, когда она развлекалась с адмиралом. Дело было летом, и графиня велела Бонниве спрятаться в камине, укрыв его большим количеством веток.
Король провел некоторое время с дамой и собирался уже уходить, но перед уходом решил облегчиться. Нравы тогда были довольно простыми, и король стал мочиться прямо в камин на ветки, оросив несчастного Бонниве с головы до ног. Тот не посмел и пикнуть. Король же попрощался с дамой и ушел. Франсуаза сразу извлекла незадачливого любовника из камина, помогла ему умыться и дала свежую рубашку.
Королю Франсуаза регулярно говорила, что Бонниве постоянно оказывает ей знаки внимания, но она не обращает на них никакого внимания.
Так графиня и вела двойную жизнь до тех пор, пока король не охладел к ней. Вот тогда её муж, Жан де Лаваль де Шатобриан, удалил Франсуазу от двора, заточил её в одном из своих бретонских замков, а потом и вовсе отравил её там.

Картина дня

наверх