На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Этносы

4 452 подписчика

Свежие комментарии

  • Эрика Каминская
    Если брать геоисторию как таковую то все эти гипотезы рушаться . Везде где собаки были изображены с богами или боги и...Собака в Мезоамер...
  • Nikolay Konovalov
    А вы в курсе что это самый людоедский народ и единственный субэтнос полинезийцев, едиящий пленных врагов?Женщины и девушки...
  • Sergiy Che
    Потому что аффтор делает выборку арийских женщин, а Айшварья из Тулу - это не арийский, а дравидический народ...)) - ...Самые красивые ар...

Британская политика на Балканах в 19 веке.

По насыщенности событиями и драматизму Восточный вопрос в 30-е годы не уступал кризисам 20-х, 50-х, и 70-х годов XIX века. Достаточно вспомнить две турецко-египетские войны, поставившие на ноги всю европейскую дипломатию. После Ункяр-Искелессийского договора 1833 года, ознаменовавшего высшую точку российского влияния в Константинополе, англорусская борьба вокруг Балкан и Ближнего Востока ожесточилась.

В 30-е годы XIX века британское правительство предприняло первые попытки проникнуть на балканскую периферию Османского государства в Сербию. И именно в этот период, несмотря на все попытки со стороны России удержаться в этом регионе, Великобритания стала теснить противника; именно тогда произошел перелом и были посеяны зерна конфликта, давшие кровавые всходы в Крымской войне. Тем не менее, в первой половине 30-х годов Англия и Россия официально поддерживали дружеские отношения, однако эти «дружественные» державы вели постоянную дипломатическую войну.

Великобритания могла выполнить цель своей внешней политики (вытеснение России из ближневосточного региона) лишь в случае осуществления контроля над черноморскими проливами, то есть, заперев русский флот в Черном море и не выпуская его в Средиземное. Идеальным «сторожем» черноморских проливов Пальмерстону представлялась Османская империя. «Мы поддержим Турцию для себя и наших интересов», - заявлял глава Форин оффис1.

Однако, политика Великобритании в восточном вопросе в первой половине 30-х годов XIX века завершилась провалом. Пальмерстон, да и кабинет Грея в целом, проявили недостаточное внимание к проблемам ближневосточного региона, увлекшись решением европейских дел. Они явно недооценивали заинтересованность России в преобладании на Ближнем Востоке. Россия, благодаря умелым военным и дипломатическим маневрам, сумела на некото -рое время получить контроль над черноморскими проливами и установить влияние на Константинополь.

1 Киняпнна Н С Внешня« полигика России в первой половине XIX века М, 1983 С 174

На период после 1833 года приходится оттачивание того курса в восточном вопросе, который в британских трудах именуется пальмерстоновским -вытеснение России с Балкан под флагом сохранения здесь статус-кво.

Во второй половине тридцатых годов влияние России в Стамбуле начало резко падать, британское напротив, находилось на подъеме. Удалось достичь того, к чему давно стремились купцы и промышленники Великобритании: распахнуть торговые ворота с помощью выгодного для Британии договора, который сохранял все прежние привилегии и преимущества англичан (включая консульскую юрисдикцию, что освобождало их от местного суда).

Велики были приобретенные Лондоном политические преимущества: наметилась внешнеполитическая переориентация Порты; российское влияние колебалось и порой даже поднималось, но уже никогда не становилось преобладающим, первое место в дипломатическом мире Константинополя прочно занял посол Великобритании.

Британская политика на Балканах в первой половине XIX века развивалась под знаком охраны здесь власти султана. Своим возникновением и развитием политика статус-кво обязана соперничеству с Россией.

По принятому в британской историографии мнению, английская политика в этот период стояла на двух китах - «безопасности и торговле». При воплощении ее в жизнь залогом безопасности считалось сохранение баланса сил в Европе и во всем мире.

До начала XX века Великобритания не примыкала ни к одной из группировок, которые складывались в мире, и следовала политике «блестящей изоляции». Она стремилась сохранить свободу действий при назревавших в Европе международных конфликтах. Она полагала, что союзники ей не нужны, так как ее защищает море.

Английские дипломаты рассчитывали, что взаимная борьба континентальных держав позволит ей отстаивать и расширять британскую колониальную империю с минимальным напряжением сил.

В 1875 году обострилась кардинальная проблема международной политики — восточный или ближневосточный вопрос. Это был «вопрос о сохранении турецкого владычества в славянских, греческих и албанских областях, а также и спор об обладании входом в Черное море»1. В середине 70-х годов турецкая политика вызвала очередной взрыв протеста. Начался новый политический кризис Турецкой империи, продолжавшийся до 1878 года.

Летом 1875 года в славянских областях сначала в Герцеговине, а затем в Боснии произошло восстание христианского населения. Именно эти события положили начало новому восточному кризису, одному из крупнейших международных конфликтов второй половины XIX века.

На балканском полуострове сложилась взрывоопасная обстановка — Сербия и Черногория были на гране объявления войны, Болгария в свою очередь начала подниматься (апрель-май). Наконец, катастрофа в Салониках, где французский и немецкий консулы были убиты 7 мая, доставила русскому пра-

' Маркс К и Энгельс Ф Соч, Им-« 1-е, Т XVI Ч II С 38

вительству новый и решительный аргумент. Необходимо было срочно восстановить порядок на Востоке. Венский двор согласился принять во внимание предложение Горчакова. Три канцлера собрались на совещание в Берлине.

13 мая 1876 г. был принят «Берлинский меморандум». Однако, державы вновь не смогли прийти к соглашению — правительства Италии и Франции согласились с программой, английский представитель Одо Рассел отнесся весьма сдержанно, заявив, что не имеет инструкций на этот счет. Англия высказалась против нового вмешательства в пользу балканских славян. Она не хотела ни их освобождения, ни усиления русского влияния на Балканах. «Руководители британской внешней политики считали Балканы плацдармом, откуда Россия могла угрожать турецкой столице, а, следовательно, выступать в роли соперника Англии, оспаривая у нее первенствующее влияние в Турции и на всем Востоке»1.

Как раз в это время Дизраэли подготовлял целый ряд мероприятий по расширению и укреплению британского владычества над Индией. Он подчинил Англии Келат и замышлял завоевать Афганистан, уже приступил к овладению Суэцким каналом и закреплению тем самым английского господства в восточной части Средиземного моря. После прорытия канала через Суэцкий перешеек (в 1869 г.) основные коммуникационные линии Британской империи пролегали через Средиземное море. В связи с этим английское правительство стремилось подчинить своему контролю не только Египет, но и всю Турецкую империю. Это обеспечило бы господство Англии на всем Ближнем Востоке. Преобладающее влияние в Турции позволило бы Англии еще крепче запереть Россию в Черном море. Тем самым не только ограждались от нее важнейшие имперские коммуникации, но и сама Россия ставилась бы в зависимость от Англии как фактической хозяйки проливов.

Имелись у английского правительства и другие соображения. В связи с замышлявшейся в Лондоне агрессией против Афганистана была проблема осложнения отношений с Россией в Средней Азии. Однако для Англии было выгоднее развязать борьбу с Россией не в Средней Азии, где Англия одна стояла лицом к лицу с соперником, а на Ближнем Востоке, где можно было воевать чужими руками - с помощью Австро-Венгрии и Турции. Дизраэли был склонен решительно во всем противодействовать политике России. Поэтому, по его распоряжению, глава Форин офис (лорд Дерби) ответил 19 мая вполне определенно, что Англия не одобряет меморандума. Своим отказом принять Берлинский меморандум Дизраэли завоевал господствующее влияние в турецкой столице.

«Своим отказом принять Берлинский меморандум», - писал В.М. Хвостов, -«Дизраэли завоевал господствующее влияние в турецкой столице, сделал новый шаг к превращению Турции в орудие английской политики, еще более ослабил Союз трех императоров и поощрил Турцию на сопротивление их требованиям»2.

События на Балканах вмешались в беседы между послами и министрами: из столицы поступили сведения об Апрельском восстании в Болгарии. Берлинский меморандум оказался бесполезным - он даже не был вручен в Стамбуле.

1 История дипломатии. 2-е изд / Под ред. А. А. Громыко и др. Т. И. / Ред. В.М. Хвостов. М.: Политиздат, 1963. С. 91.

2 Там же. С. 30.

Значительнейшим событием восточного кризиса явилось Апрельское восстание в Болгарии 1876 года, которое стало кульминацией подъема освободительного движения, начавшегося в 60-е годы XIX века.

В конце апреля 1876 года вспыхнуло восстание в Болгарии. Центром восстания стали южные районы — Пловдивский округ, находившийся в непосредственной близости от Стамбула. В ответ на восстание османские власти, как бы следуя наставлениям Лондона, провели карательные меры, которые потрясли мир.

В Британии вести о кровавой бойне, происходившей при молчаливом согласии кабинета, произвели впечатление разорвавшейся бомбы. Созывались митинги, принимались резолюции, направлялись петиции правительству, парламенту, королеве с требованием воздействовать на турецкого союзника.

Несмотря на предпринятые общественностью меры, о принудительных мерах против Турции, вроде морской демонстрации, отказа в кредитах или жестокой позиции по вопросу о займах влиятельные политические круги и сама королева и слышать не хотели.

Такова была международная обстановка накануне русско-турецкой войны (1877-1878 гг.).

1.2. Политика и дипломатия в годы русско-турецкой войны (18771878 гг.). Берлинский конгресс. Начавшаяся в 1876 году сербо-турецкая война подходила к концу, 28 августа сербы обратились к великим державам с просьбой о посредничестве, и даже правительство Англии не осмелилось отклонить ее после известных событий в Болгарии. От Порты потребовали, чтобы она сообщила свои условия мира. Не соглашаясь на формальное перемирие, Турция фактически прекратила военные операции.

Россия не была согласна с требованиями выдвинутыми Турцией взамен мира, и 24 апреля 1877 года в Кишиневе был подписан манифест об объявлении войны.

Один единственный кабинет запротестовал против объявления Россией войны. Это было лондонское правительство. В весьма резкой циркулярной ноте, написанной в начале мая, лорд Дерби доказывал, что Россия не пожелала считаться с теми весьма реальными шансами на мир, которые Европа сохраняла до самого последнего времени, и что своими насильственными действиями она сама себя поставила вне европейского концерта. Но Англия не решалась выступить более решительно в защиту Порты, так как все остальные державы не были против действий России.

Учтя все сложившиеся обстоятельства, британский кабинет признал необходимым проявить большую сговорчивость и ограничился предъявлением требования к России, чтобы в только что начатой войне она не наносила ущерба его собственным интересам. Лондон оговорил свой нейтралитет определенными условиями, например нераспространением военных операций на Египет и Месопотамию. В ноте Дерби 6 мая содержался и специальный пункт о недопустимости вступления русских войск в турецкую столицу.

Санкт-петербургский кабинет дал удовлетворительные разъяснения по этим различным пунктам (8 июня).

Однако, несмотря на все манипуляции Великобритании, к середине июля русские войска уже угрожали сообщениям между Адрианополем и Константинополем.

Успехи русских войск привели к тому, что Порта вынуждена была подчиниться своей участи и сообщила 3 января 1878 г., что готова вести переговоры без посредника с русским правительством.

Это известие встревожило британский кабинет. В Англии общественное мнение вновь принимало сторону Турции. Биконсфилд начал ссылаться на трактаты 1856 и 1871 гг., и доказывал, что все подписавшие их державы должны быть привлечены к урегулированию не разрешенных еще восточных дел (13 - 25 января). В то же время Биконсфилд заговорил об отправке английского флота через Дарданеллы, но ему помешал в этом Дерби.

31 января 1878 г. в Адрианополе турки подписали соглашение, прекращавшее военные действия между сторонами и включавшее основы будущего договора. Горчаков предложил заинтересованным державам (3-4 марта) созыв конгресса, который должен был собраться в Берлине. В тот момент, когда европейские государства получили приглашения на участие в конгрессе, Россия поспешила покончить с Турцией, и навязала ей самый тяжелый мир, какой она только могла придумать.

3 марта 1878 года в Сан-Стефано был подписан мирный договор между Россией и Турцией. Россия восстанавливала свои границы и получила обширные территории. Главная черта мирного договора знаменовала крушение господства Турции в Юго-Восточной Европе. Под верховной эгидой Турции здесь оставались лишь немногие земли, причем разрыв прямой сухопутной связи с одной из них - Боснией и Герцеговиной - практически обеспечивал ее автономию, открывая путь к полной самостоятельности.

Русско-турецкая война 1877-1878 гг. принесла освобождение Болгарии от Османского ига. Сан-Стефанский договор являлся концом Турции. Но в Европе существовали по крайней мере две державы, решившие не допускать его проведения в жизнь. Это были Англия и Австро-Венгрия. Они настаивали на пересмотре результатов русско-турецкой войны, зафиксированных в Сан-Сгефанском договоре. Главное, что не устраивало Англию и Австро-Венгрию, было образование независимого Болгарского государства, а также влияние России на него. По словам советского историка Л.Г. Бескровного, «Сан-Сгефанский договор произвел в некоторых столицах Европы впечатление разорвавшейся бомбы»1.

Россия не могла рисковать новой войной уже с англо-австрийской коалицией. Царское правительство придало Сан-Стефанскому договору прелиминарный характер: он мог быть пересмотрен на европейском конгрессе.

С 13 июня по 13 июля 1878 г. в Берлине проходили заседания конгресса. Западные державы боролись за уменьшение значения победы России над Турцией и утверждение своего влияния на Ближнем Востоке. Главный удар был направлен на вновь образованные славянские государства. Основными спорными вопросами были: болгарский, боснийско-герцеговинский и о русских приобретениях в Закавказье.

1 Бескровный Л.Г. От Сан-Стефано до Берлинского конгресса. - В сб.: Международные отношения и внешняя политика СССР. История и современность. М., 1977. С. 145.

Болгарский вопрос был на конгрессе основным. Острые дебаты заняли 6 заседании из 20, несмотря на то, что судьба Болгарии была предопределена тайным англо-русским соглашением от 30 мая 1878г.

Россия на конгрессе оказалась в изоляции. Англия, несмотря на предварительное соглашение с ней, возглавила антирусский блок. Немаловажную роль сыграл и «честный маклер» Бисмарк, способствовавший победе Англии и Австро-Венгрии. Франция и Италия примкнули к сильнейшей стороне. Россия оказалась лицом к лицу с сильнейшими державами, и не смогла отстоять Сан-Стефанский договор.

Южная Болгария (Восточная Румелия) возвращалась в состав Турции, она получила только право пользоваться административной автономией. Генерал-губернатор Восточной Румелии должен был назначаться Портой с согласия держав на пять лет. Организация управления провинцией поручалась .. 2 европейской комиссии и турецким представителям .

13 июля конгресс закончил свою работу подписанием Берлинского трактата из 64 статей, изменившего Сан-Стефанский договор. Для Боснии и Герцеговины турецкое владычество конгресс заменил австро-венгерским. «Защитники» Турции — Англия и Австрия — без выстрела захватили: первая — Кипр, вторая - Боснию и Герцеговину. Таким образом, существо Берлинского трактата сводилось к частичному разделу Турции.

Берлинский конгресс подвел итог восточному кризису 1875-1878 гг. и установил новые политическую систему и экономические отношения на Балканском полуострове, основные компоненты которых оставались в силе вплоть до Балканских войн 1912-1913 гг.

Берлинский конгресс не привел к умиротворению, о чем публично заявляли его главные участники, не решил Восточного вопроса и не снял противоречий между державами на Ближнем Востоке и на Балканах. Еще более углубился англо-русский и австро-русский антагонизм, а санкционированные конгрессом захват Кипра Англией и оккупация Австро-Венгрией Герцеговины, Боснии и Но-вопазарджикского санджака вызвали сильное недовольство в Стамбуле.

Во второй главе - «Политика Великобритании на Балканах в период международных кризисов (1885-1888гг.)» - диссертантом рассматривается дальнейшее развитие ситуации вокруг Балкан в период международных кризисов. В данной главе затрагиваются и некоторые аспекты английской ближневосточной политики, так как без исследования этих вопросов невозможно дальнейшее понимание английской стратегии подчинения своей власти Османской империи.

2.1. Политика Великобритании в восточном вопросе после Берлинского конгресса. Второй балканский кризис. Русско-турецкая война и Берлинский конгресс показали, что султанское правительство не способно препятствовать ни освободительной борьбе балканских народов, ни агрессии великих держав. К этому времени в политике европейских держав прослеживается переход от политики сохранения целостности Османской империи к политике ее раздела, причем англо-австрийский блок активно выступил против программы России

1 Correspondence relating to the Congress of Berlin with the Protocols of Congress. Blue Books. L, 1878. С 24.

1 Музраева Е.Ш. Англия и проблемы объединения Болгарии (1878-1885 гг.). -В кн. Проблемы международных отношений в XIX-XX вв. Л, 1980. С. 144.

изменить статус-кво на Балканском полуострове с целью ликвидации османского государства.

В данный период все большую подозрительность и недоверие вызывала в Стамбуле ближневосточная политика Великобритании. После того как к власти в Англии в июне 1880 г. пришла либеральная партия во главе с У.Гладстоном, правительство которого в отличие от консервативного кабинета Б. Биконсфил-да (1874-1880 гг.) заняло антитурецкую позицию во всех балканских и ближневосточных вопросах, англо-турецкие отношения накалились.

Кроме того, в 80-е гг. XIX века происходило усиление противоречий между Англией и Россией по поводу черноморских проливов. Весной 1885 г. разразился острейший англо-русский конфликт в связи с противоречиями двух держав в Средней Азии. Кризис быстро развивался и грозил перерасти в войну. От того, какую позицию займет Турция, в значительной степени зависел его исход. В войне с Россией для английского правительства первостепенное значение имела возможность прорыва его флота через проливы в Черное море.

В это же время сильно обострились болгаро-русские отношения.

2.2. Английская политика в Восточном Средиземноморье. Англофранцузский антагонизм. В последние десятилетия XIX века Великобритания — самая могущественная страна мира, с огромными колониальными владениями во всех частях света - продолжала осуществлять активную колониальную экспансию и укреплять свои позиции на важных стратегических плацдармах. В это время британская колониальная политика приобретает грандиозный масштаб и особо агрессивный характер.

Во внешней политике Великобритании ближневосточное направление являлось в рассматриваемый период по-прежнему одним из ведущих, оно имело цель сохранить ее господство в Средиземноморском бассейне и прочные позиции в Стамбуле. Это должно было обеспечить успех Англии в Средней Азии и гарантировать закрытие подступов к Индии.

Воспользовавшись Балканским кризисом и русско-турецкой войной 1877-1878 гг., Англия подготовила за счет Турции целую программу захватов, в том числе и захват острова Кипр.

Лилиан Пенсон, оценивая захват Кипра Англией, отмечала, что «Кипр был не столько плацдармом, сколько символом, возможностью». «Он был

символом для России и народов Малой Азии британской решимости защи-

щать свои интересы», писала она .

Известный английский историк 20-30-х гг. XX века Гарольд Темперлей заявлял, что Кипр был захвачен в результате поспешного решения, основанного на недостатке информации2.

Как бы то ни было, уже с начала 70-х годов" XIX века Англия упорно стремилась усилить свое влияние в районе восточной части Средиземного моря и особенно в Египте, стратегическое значение которого после постройки

' L. PensonThe Foreign Policy of Lord Salisbury, 1878-80 Tlie Problem of the Ottoman Empire. Cambridge, 1935. C. 131.

1 Clayton G D Britain and the Eastern Question London, 1932, Wirthwein W G Britain and the Balkan Crisis. 1875-1878 N.Y, 1935

Суэцкого канала сильно возросло. Одним из первых шагов в этом направлении была покупка в 1874 году 44% акций Суэцкого канала.

Вторым важным этапом в деле подготовки к оккупации Египта, явился захват Кипра (1882 г.), который стал плацдармом для дальнейшего проникновения англичан на Ближний Восток.

Подготавливая захват Кипра, английское правительство намеревалось использовать его как плацдарм для дальнейшего военно-политического и экономического проникновения в Малую Азию, Сирию, Месопотамию и Египет.

Важнейшим звеном ближневосточного направления лондонских кабинетов была колониальная экспансия в Египет, номинально входившим в состав Османской империи. Египет занимал исключительно важное место в имперских расчетах Великобритании. В первой половине 80-х годов XIX века под знаком египетского вопроса развивались англо-турецкие отношения. Египет являлся для английской буржуазии богатейшим объектом колониальной эксплуатации, не меньшее значение для нее имела и его стратегическая роль как перекрестка торговых путей из Европы в Азию и внутреннюю Африку.

Английская оккупация Египта была первым экспериментом новейшей политики под эгидой финансового капитала. Кроме того, захват Египта сделал Англию полновластной хозяйкой Срцкого канала, он был включен в британскую систему военных баз, обеспечивавших Англии командные позиции на Средиземном море, которая протянулась теперь от Гибралтар - через Мальту и Кипр — к дельте Нила.

Египетский кризис сыграл роль катализатора целого комплекса международных противоречий.

2.3. Дипломатическая борьба вокруг болгарской проблемы (сентябрь 1885 — март 1888 гг.). Решения Берлинского конгресса о создании вассального Болгарского княжества и Восточной Румелии как автономной области в составе Османской империи поставили в различные условия существования и развития болгар, проживавших севернее и южнее Балканских гор. Две искусственно разделенные части Болгарии получили специфические государственные статусы.

После Берлинского конгресса европейская дипломатия смотрела на существование Восточной Румелии в составе Османской империи как на временное явление, будучи уверенной, что рано или поздно она присоединится к Болгарскому княжеству. Это хорошо понимали и главные вдохновители разъединения - Биконсфилд, Солсбери, Андраши.

Балканский курс консервативного кабинета Биконсфилда и сменившего его в 1880 году либерального кабинета Гладстона подчинялся общей ближневосточной политике, направленной на сохранение английского господства в средиземноморском бассейне. В британских правительственных сферах Балканский полуостров рассматривался в первую очередь как важный стратегический пункт для успешных контрдействий против прямо заинтересованных держав - России и Австро-Венгрии. Это обстоятельство определило особую политическую линию Лондона, которая не всегда выражала конкретные нужды или перспективы связанных с Балканами английских деловых кругов. Именно поэтому Англия вела здесь борьбу не против экономически более

сильных Австро-Венгрии и Германии, а против России. В постоянном соперничестве России с Австро-Венгрией английское правительство до конца XIX века в решительный момент вставало на сторону последней.

В связи с возможными в будущем изменениями в Юго-Восточной Европе большое значение английская дипломатия отводила Болгарии. Придя к власти, Гладстон писал своему министру иностранных дел Гренвилю, что правительству следует обратить серьезное внимание на развитие славянских держав и специально на Болгарию1. От открытой антиболгарской политики своих предшественников либералы отказались. В правящих кругах планировали использовать болгарское объединительное движение против своего главного соперника на Ближнем Востоке - России, подорвав ее влияние среди славянских народов Балканского полуострова и вызвав конфликт между державами Союза трех императоров.

Такова была расстановка сил накануне открытия конференции, которая должна была решить вопрос об объединении Северной и Южной Болгарии.

Конференция в Стамбуле открылась 5 ноября 1885 г. под председательством турецкого министра иностранных дел Саид-паши. Великие державы были представлены своими послами. Она продолжалась в условиях сербо-болгарской войны, которая началась 14 ноября. Война не повлияла существенным образом на решения конференции, но способствовала активизации России, Германии, Австро-Венгрии и Италии, а также еще большему затягиванию Англией работы конференции.

В результате действий английской стороны, Стамбульская конференция потерпела крах, так как болгарский вопрос решить не удалось - не был восстановлен статус-кво в Восточной Румелии, но и объединение ни в какой форме признано не было.

Помимо нерешительных действий Турции, вызванных ее общей слабостью и дипломатическими усилиями Англии, неудачу конференции и невозможность провести в жизнь ее решения определила новая обстановка, сложившаяся на Балканах в результате сербо-болгарской войны. Победа болгар в борьбе за независимость и целостность своей страны оказала серьезное влияние на дальнейшее развитие кризиса.

После окончания сербо-болгарской войны все западноевропейские державы открыто и настойчиво заговорили о необходимости признать объединение в форме личной договоренности Болгарии со своим сюзереном. Самым решительным образом на соглашение с князем Александром подталкивала Абдул-Хамида Англия.

5 апреля 1886 г. в летнем дворце султана Топхане послы шести великих держав и турецкий министр иностранных дел Саид-паша собрались на последнее заседание конференции, распущенной в конце ноября 1885 г. В тот же день ими был подписан акт, представлявший собой измененный согласно требованиям России болгаро-турецкий договор. Подписание Топханейского акта, несмотря на некоторые неблагоприятные его условия и ограничительные оговорки означало международное признание соединение Болгарии. Однако это не сняло противоречий между великими державами на Ближнем Востоке. Напротив, противоречия эти вступили в очередную стадию обострения.

1 The Political Correspondence of Mr. Gladstone and Lord Granville 1876-1886. V. 1. Oxf, 1962. C.S9

Активизация Англии в Средиземноморье, проявившаяся в постоянном курсировании английской эскадры в Эгейском море (в апреле 1886 г. эскадру возглавил герцог Эдинбургский, наследный принц Георг), наряду с продолжавшейся оккупацией Египта, осложняли ее отношения и с Турцией, и с Францией. Заметно натянутые англо-русские отношения еще больше обострились.

Бухарестский мирный договор и Топханейский акт не принесли успокоения и болгарским народам. Достигнутый с таким трудом мир казался непрочным. В европейских столицах и Стамбуле не исключали возможности в самое ближайшее время нового конфликта, грозящего поднять Восточный вопрос в целом.

Поражение в войне с Болгарией привело к еще большему ухудшению положения правящих кругов Сербии, которая продолжала находиться в состоянии глубокого внутриполитического кризиса.

Большие опасения весной 1886 г. вызывало поведение Греции, где по-прежнему требовали территориальных компенсаций за соединение Восточной Румелии с Болгарским княжеством.

Но все же главным очагом противоречий оставалась Болгария, внутриполитическая обстановка в которой весной и летом 1886 г. способствовала возникновению нового международного кризиса.

С начала нового болгарского кризиса осенью 1886 г. наибольшую активность проявила британская дипломатия. С объединением Болгарии в планах Форин офис все больше учитывалось ее стратегическое значение как пути к черноморским проливам и Восточному Средиземноморью. Болгария становилась самой важной зоной балканской политики Англии, чему в немалой степени способствовали внутриполитические изменения в княжестве.

Болгарский курс сент-джемского кабинета после подписания Топханей-ского акта был сконцентрирован на поддержке князя Александра, а также русофобских настроений в Болгарии, которую любой ценой нужно было оторвать от России. Правительство Солсбери открыто заявило о своей поддержке Баттенберга и стало добиваться восстановления его на болгарском престоле.

Тем не менее, несмотря на все старания, сент-джемскому кабинету не удалось сохранить своего ставленника на болгарском престоле, что было расценено правящими кругами Англии как большая неудача и реванш России. Положение Англии резко пошатнулось, еще больше оно осложнялось затянувшимися англо-турецкими переговорами о выводе английских войск из Египта.

После подписания Берлинского договора во весь голос заявило о себе общенародное движение за консолидацию болгарской нации. Это движение и отстаивание политическим руководством Софии государственной независимости, с одной стороны, и вмешательство великих держав в болгарские дела - с другой, привели к возникновению двух международных кризисов - 1885-1886 и 1886-1888 гг. Они занимали большое место в системе международных отношений Европы и сыграли серьезную роль в истории Восточного вопроса в последней четверти XIX века. В течение почти трех лет события в Болгарии держали в постоянном напряжении европейские правительства и Порту. Высокий накал обстановки продолжал сохраняться почти все это время. В ноябре 1885 г. разразилась сербо-болгарская война. Дважды — в конце 1886 г. и 1887 г. — возникала вероятность военного конфликта между великими державами.

К 1888 году в Лондоне имели все основания считать успешно выполненной свою главную задачу - нанести удар по позициям России на Балканах, подорвав ее влияние в Болгарии. Солсбери внес немалую лепту и в раскол Союза трех императоров, которого он всегда опасался.

События 1885-1888 гг. оказались самым непосредственным образом связаны с образованием новых политических группировок, в значительной степени подготовивших раскол Европы на две противостоящие коалиции держав.

В третьей главе - «Английская политика в период Ближневосточного кризиса 1894-1897гг.» - диссертант рассматривает политику Англии в период ближневосточного кризиса в 90-х гг.

3.1. Английская политика в разрешении армянского вопроса. В середине 90-х годов в Османской империи разразился очередной внутренний кризис. Берлинский трактат оставил значительную часть армянского населения под властью Турции. Внутренние порядки вызвали активизацию освободительной борьбы армян. В ответ султан Абдул-Хамид организовал массовую резню армянского населения в ряде местностей Малой Азии, а затем и в самой столице империи. В этом он видел лучшее средство укрепления султанского абсолютизма.

Не каждый взрыв национально-освободительного движения приводил к международному кризису. Будет кризис или нет зависело от великих держав и их интересов в том или ином регионе. В одних районах могли истребляться целые народы и никакого внимания эта мера не привлекала к себе, Европа безмолвствовала. Иначе складывалось дело, если интересы той или иной державы толкали ее на вмешательство в дела Османской империи. Тогда по различным каналам, включая консульскую и посольскую информацию, страницы печати заполнялись описанием турецких зверств и выражением симпатии к христианскому населению Турции. Печать подготовляла почву для действий основного орудия внешней политики -дипломатии.

Подъем армянского национального движения конца XIX столетия принадлежало к числу тех внутренних осложнений в империи, которые привели к международно-политическому кризису. Это произошло главным образом потому, что английское правительство решило, что можно воспользоваться сложившейся ситуацией и событиями в Турции для своих целей и предприняло вмешательство в ее дела.

3.2. Политика Великобритании на Ближнем востоке в 90-х гг. XIX в. Англо-русское сближение. Ввиду ухудшения англо-германских отношений британский кабинет стремился к улучшению англо-русских отношений. Англия вела с Россией переговоры о разграничении на Памире, которые закончились подписанием соглашения в марте 1895 года. В конце 1894 г. английское правительство пыталось договориться с Россией на основе частичного раздела Турции. «Английское правительство хотело, чтобы царизм признал господство Англии в Египте и заставил султана сделать то же самое. За это Англия предоставила бы России оккупировать Турецкую Армению»1.

1 История дипломатии 2-е изд /Под ред. А.А. Громыко и др Т. И. / Ред. В М. Хвостов М : Политиздат. 1963 С 337

После массовой резни армян в Сасуне в августе 1894 г. английское правительство предложило державам сначала провести обследование на месте, силами иностранных консулов, а несколько позже (в феврале 1895 г.) выступило с проектом реформ, и с требованием, чтобы султан их выполнил. Германия, а за ней и ее две союзницы отказались.

Напротив, царское правительство и его французский союзник согласились с английским предложением: они не хотели, чтобы Англия действовала самостоятельно. Вместе с тем они стремились ослабить ее нажим на султана. Французское правительство особенно было заинтересовано в том, чтобы поддержать султана в его сопротивлении англичанам в Египте. Поэтому в течение 1894-1896 гг. между тремя державами, вмешавшимися в армянские дела, завязалась борьба: английское правительство стремилось усилить нажим на султана, а русское и французское - свести требования к нему до минимума.

В 1895 г., в связи с новыми карательными мерами султанского правительства против армянского населения, в Восточном вопросе вновь возник кризис, угрожавший миру на Ближнем Востоке. Воспользовавшись кризисом в Турции правительство Великобритании выдвинуло идею раздела Османской империи путем войны, если бы, конечно не удалось сделать это дипломатично.

Россия отказалась от такого плана и от предложения Солсбери об установлении русско-английского кондоминиума в Константинополе.

К началу 1896 г. кабинету Солсбери стало ясно, что договор с Россией не удастся. 7 января 1896 г. английское посольство в Петербурге сообщило в Лондон, что русское правительство отказывается присоединяться к каким бы то ни было мерам, могущим привести к европейскому вмешательству в турецкие дела.

Таким образом, в армянском вопросе Англию постигло поражение. После того, как английское правительство не смогло извлечь выгоду из армянского вопроса, оно быстро потеряло интерес к армянам и их бедствиям. Уже в своей речи 9 ноября 1895 г. Солсбери, высказывая мнение английских правящих кругов, решительно отверг всякую мысль о единоличном вмешательстве Англии в пользу армян.

В итоге ближневосточного кризиса 1894-1896 гг. в Османской империи все осталось по-старому. Проект реформ был выработан послами, но так и не был вручен султану.

Что касается английского правительства, то ему не удалось извлечь из этого кризиса существенной выгоды и прочно утвердиться в Турции.

В начале 1897 г. Ближний Восток снова повлиял на международное положение и дипломатию в мире: в феврале 1897 г. вспыхнуло восстание греческого населения на острове Крит, восставшие требовали полного освобождения от турецкого ига и присоединения к «эллинской родине» - Греции.

События на Крите побудили греческое правительство направить туда отряд войск для поддержки повстанцев. В ответ великие державы объявили автономию Крита под покровительством Европы. Английские, французские, итальянские и русские войска оккупировали остров. Одновременно Турция открыла военные действия против Греции. Началась греко-турецкая война, которая продолжалась всего один месяц, 2 марта представители держав вручили турецкому и греческому правительствам торжественные ноты.

Турция приняла требования держав, Греция их отвергла. Перед державами встал вопрос о мерах воздействия на Грецию, но они долго не могли договориться о характере этих мер. Кончилось тем, что была объявлена блокада Крита. Однако Англия вскоре отказалась от участия в совместных действиях.

Благодаря большому перевесу сил и военной неподготовленности Греции, Турция нанесла серьезное поражение грекам и приблизилась к воротам Аттики. Греции пришлось отозвать свои войска с Крита и согласиться уплатить турецкому правительству контрибуцию.

По инициативе Англии последовало вмешательство держав в целях перемирия.

19 мая было заключено перемирие, тогда же французское правительство внесло предложение введения автономии Крита, которое состояло из 6 пунктов:

«1. Немедленное назначение великими державами временного правительства, предпочтительно из нейтрального государства;

2. Провозглашение автономии и нейтралитета;

3. Реорганизация финансов, несмотря на гарантии держав;

4. Как можно скорее организовать полицию;

5. Отзыв турецких войск или по крайней мере ограничение их числа на острове;

6. Созыв критской ассамблеи для работы с новым правительством»1.

Английское правительство немедленно ответило на французские предложения. Лорд Солсбери кратко прокомментировал все пункты и слегка изменил очередность. Он настаивал, что провозглашение автономии и нейтралитета должно стоять первым номером.

В середине июня другие державы поддержали французские предложения.

18 сентября был подписан мир на началах статус-кво, если не считать незначительного исправления границы в Фессалии в интересах Турции: Криту была предоставлена широкая автономия, в то же время великие державы сохранили там свои военные части, на которые возлагалась задача поддерживать статус-кво.

На тот момент - по различным причинам - задача сохранения статус-кво имела реальное значение. Основные заинтересованные стороны стремились заморозить конфликт.

Россия к этому времени основной целью своей внешней политики сделала Дальний Восток и хотела иметь свободные руки для решения дальневосточных проблем.

Германия, в свою очередь, была заинтересована в том, чтобы раздуть конфликт на Дальнем Востоке и ослабить влияние России на Балканах.

Австрии пока что было не до внешнеполитических авантюр по причине тяжелого внутреннего кризиса.

Хотя у султана фактически отобрали Крит, тем не менее, его победа продемонстрировала значительную силу турецкой армии и продлила существование Османской империи и режима Абдул-Хамида. Движение армян было подавлено. Македония осталась под властью Турции. Ближневосточный кризис 90-х годов XIX века пришел к концу.

1 Tatsios Т О The Medali Idea and the Greek-Turkish war of 1897. The impact of the Great problem on Greek irtedentism 1866-1897. N Y , 1984 C. 131

В заключении диссертации обобщены основные выводы исследования.

Подводя итоги проведенного исследования, можно констатировать, что в основе всех действий Великобритании лежали прежде всего ее собственные интересы, а политика носила преимущественно антирусский характер, была утилитарна и направлена на укрепление собственных позиций на Балканах и Ближнем Востоке, часто вопреки действительным национальным интересам балканских народов. При этом внешнеполитический курс Британии оказывал существенное влияние на международную политику на Балканском полуострове.

Следует отметить, что британская политика на Балканах в первой половине XIX века развивалась под знаком охраны здесь султанской власти. Обстоятельства рождения доктрины статус-кво приводят к мысли, что не забота о сохранении мусульманской империи сама по себе являлась ее источником. Исследователи разных направлений сходятся в мысли, что своим возникновением и развитием она обязана соперничеству с Россией. Декларация о статус-кво в Юго-Восточной Европе неизменно сопровождалась «словом о реформе», о превращении закостеневшей от средневековой отсталости восточной монархии в европеизированное современное государство.

Мы можем констатировать, что английская политика первой половины XIX столетия стояла на двух китах, «безопасности и торговли»1. При воплощении ее в жизнь залогом безопасности считалось сохранение баланса сил в Европе и во всем мире. Противодействие сильнейшей державе континента (а таковой стала Россия) сопровождалось окружением ее своего рода санитарным кордоном, в чем британская дипломатия проявила завидную и неутомимую предприимчивость. Принцип статус-кво на Балканах являлся важным проявлением попыток удержать Юго-Восточную Европу «в равновесии».

Английское правительство стремилось сохранить и укрепить власть Турции на юго-востоке Европы, так как никакое государство не могло заменить ее в качестве антирусского барьера, и не только из-за своей величины, но и по причине широко распространенных на Балканах симпатий к России.

И хотя, «Крымская система», главным архитектором которой была Великобритания, стала разваливаться с первых дней своего существования, подтачиваемая освободительным движением балканских народов и действиями российской дипломатии (в 1859 г. возникло объединенное Румынское государство; в 1867 г. туркам пришлось согласиться с уничтожением их крепостей в Сербии; в 1870 г. A.M. Горчаков добился отмены тяжелого для России условия - запрещения держать флот на Черном море, а в 1875-1878 гг. вся система рухнула под давлением восстаний в Боснии, Герцеговине, Болгарии и русско-турецкой войны), однако история показывает, что Великобритания добилась больших успехов в ослаблении влияния России на Балканах.

На Берлинском конгрессе 1878 г. Англии удалось ограничить успех побед России в войне с Турцией 1877-1878 гг., ослабить суверенитет балканских государств, упрочить влияние западноевропейских государств на Ближнем Востоке. Трактат 1878 г. установил новые политическую систему и экономические отношения на Балканском полуострове, основные компоненты которых оставались в силе вплоть до Балканских войн 1912-1913 гг.

1 Виноградов В Н Британский лев на Босфоре М , 1991 С 320

Можно говорить о том, что в последние десятилетия XIX века Великобритания достигла своей цели: расширила свою колониальную экспансию и укрепила свои позиции на важных стратегических плацдармах.

Важнейшим звеном английской политики в 80-х гг. XIX в. была колониальная экспансия Египта, так как он играл стратегическую роль как перекресток торговых путей из Европы в Азию и внутреннюю Африку. Несмотря на то, что оккупация Англией этого региона способствовала охлаждению англотурецких отношений и привела к англо-французскому антагонизму, Египет был включен в британскую систему военных баз.

В 90-е гг. основной проблемой международных отношений был армянский вопрос и связанный с ним ближневосточный кризис 1894-1896 гг. и вновь сталкиваются интересы двух могущественных держав - Англии и России.

Однако, что касается английского правительства, то ему не удалось извлечь из этого кризиса существенной выгоды и прочно утвердиться в Османской империи, тем не менее Великобритания путем экономического, политического, а временами и силового давления на Турцию сумела достичь некоторых успехов на Балканах и Ближнем Востоке.

Кроме того, к концу XIX века Лондон имел все основания считать успешно выполненной свою главною задачу — нанести удар по позициям России на Балканах, подорвав ее влияние в Болгарии. Солсбери также внес немалую лепту и в раскол Союза трех императоров, которого он всегда опасался.

Картина дня

наверх